Правила Сюжет Роли Вакансии Гостевая Лучшие Администрация PR-раздел





АМС - форумчанам:

Тс-с-с! Никто не заметил, а тем временем JK исполнилось 6 лет (кстати, впервые за эти 6 лет обновляю новости с телефона). Сегодня этот праздник тихий. И пусть создатель празднует годовщину идеи проекта наедине с этой самой идеей - мы с ней ещё живы. Да будет так!

Немножко новинок: в панели инструментов формы сообщения вы можете заметить две новых кнопочки – «прозрачность для иллюстраций» и «разбивка на колонки». Оба скрипта работают, но, наверное, требуют пояснений… Да и в разных браузерах ведут себя немного по-разному, это нормально. Обещаю написать пояснения завтра, а пока – уже можно тестить!! Все комментарии и вопросы – Мэю в ЛС.

Прощайте и здравствуйте, дорогие мои друзья, старые и новые! Я, Мэймару, покидаю вас - в качестве главного администратора проекта (сами там решите кто займет эту должность), и возвращаюсь к вам - в качестве игрока и представителя техподдержки форума. Ну и, как обычно, ловите новой музычки…

C Днем весны и красоты, милые дамы! Хочу сказать отдельное спасибо игрокам, взявшим женские роли... Я не обещаю вам новых конкурсов к празднику (еще предыдущие не завершились), но жажду видеть наших красавиц в расцвете игры. Пусть ваша красота спасет мир. Ура-ура-Ура!

C Днем всех влюбленных душевнобольных на JK! На самом деле это сообщение – маркетинговый ход, чтобы все видели, что админ этой ролки еще не сдох не верьте сюжетке, и новости форума иногда обновляются. А чтобы некоторым не было так мучительно скучно, вот вам игра: участвовать.

С грядущими вас зимними праздниками, дорогие друзья! Не за горами Новый Год, и по этому поводу ваш суматошный админ устроил в Сакурасине метель. Лично я снег люблю, но если кому-то не нравится, то кнопочка в нижнем левом углу прекратит снегопад. Хорошего всем настроения! Касательно дополнительных новогодних развлечений - буду держать вас в курсе если сил хватит.

А НАМ 5 ЛЕТ! С чем и поздравляем любимый JK! Кстати, у Джека тоже ДР Свои пожелания (надеюсь, что они будут) друг другу, проекту и мне попрошу оставлять в Книге поздравлений 2016 . С любовью, ваш Нэк!

На JK - новый сезон! И пускай надоевшая порядком жара нас еще не покинула, пора просыпаться, вспоминать, на каких эпизодах мы с вами просели, исправлять положение... Этим делам и будет посвящена последние «подготовительная» неделя августа: с 24.08.16 по 31.08.16 просьба завершить (или закрыть, ограничившись кратким подведением итогов) старые игровые эпизоды, а также отметиться и поделиться новыми идеями.

Весне дорогу! Весенняя уборка на JK уже почти завершилась: у ролевой появилась группа ВК и всецело обновилась система приема в игру - никаких больше громоздких анкет и кучи аккаунтов. Один аккаунт - неограниченное число персонажей! Подробности.

Кто хотел конкурсов и состязаний? Это ваш шанс! Весь год вы старались, писали посты - настал момент похвастаться ими и вспомнить былое. В честь Дня Рождения ролевой стартует Конкурс Поста - не стесняйтесь, пишите активнее! Принять участие в конкурсе.

Ура! JK уже 4 года вместе с вами! В честь этой замечательной даты планируется целый цикл мероприятий. О сюрпризах, что мы для вас приготовили, будем сообщать постепенно. Обещаем - без подарка никто не останется! Путеводитель по праздничным мероприятиям.

МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ! Родные наши, официально поздравляем вас с рестартом основного сюжета. Наши новенькие - прием анкет вновь открыт для вас, и теплое место в сюжете вас ждет. Сидеть без дел отсель не будем! Расписание на день грядущий остается прежним, возможно с незначительными перестановками лиц. Ознакомиться.

JK уходит на каникулы! В связи с сезонной занятостью представителей АМС сюжетная линия ролевой приостанавливается. Анкеты с 06.06.2015 по 06.07.2015 приниматься не будут. Узнать подробности.

Yankee go home! Прием персонажей западного/европейского происхождения закрыт, в силу таких объективных причин, как то засилье запада и мода на оный в ролевой по японской мифологии. Узнать подробности.

Музыка это ведь здорово, правда? Я решил всецело снабдить ею наш форум. Чуть выше вы можете видеть рабочий музыкальный плеер. Заказать песню.

Я сделал весну! Сакура-сакура... Везде одна сакура! Если вам кажется, что ее слишком много - просто нажмите квадратную кнопку с лепесточком, расположенную в левом нижнем углу.

Знаете что? Ни у кого не заполнены профили! Поэтому прошу всех сделать это как можно скорее. Оформить профиль.

«Не волнуйся, не спеши: дней в году много» - гласит старинная восточная заповедь. А наша новая игровая площадка тихонько обрастает разными удобствами и новшествами для интересной, активной игры. Каждый из вас имеет право и возможность посодействовать нам в этой важной работе. Общайтесь, советуйтесь, не ленитесь творить... Нам интересны любые идеи!!


FRPG «JigokuKai»


#детектив #мистика #городское фэнтези

Добро пожаловать в Сакурасин!

Система игры: эпизодическая
Мастеринг: активный

18+ VK LYL

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Адское Сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Адское Сообщество » Где-то на векторе времени » [05.09.2012] Свои люди — сочтемся?


[05.09.2012] Свои люди — сочтемся?

Сообщений 31 страница 35 из 35

1

http://sf.uploads.ru/QNGlp.jpg

Ситуация: Мэймару, давно известный своей любовью к представителям рода человеческого, похоже, нашел себе новую игрушку. Однако юная девушка открытая всему темному и потустороннему кажется желанной добычей не только нэкомате… Что ж, Мэймару не прочь разделить удовольствие со своим «коллегой» из Озаки!
Место действия: Озаки, бар «Падшие души».
Время действия: ровно год назад.
Погода и время суток: сентябрь, прохладно, но ясно, время вечернее, скоро в темнеющем небе можно будт увидеть прекрасные осенние звезды. 
Очерёдность написания постов: Nekoi Meimaru, Satoshi Yoko (GM-1), Yagui Kenji.

0

31

- Если мое гремучее шипение можно назвать голосом… - ответил ей с улыбкой Кенджи, и Йоко задумалась. Его вкрадчивый голос действительно напоминал шипение, но ассоциация со змеей у нее возникла только теперь, когда он об этом так явственно намекнул, - «Какое интересное сравнение! И вправду – что-то змеиное есть…  Быть может, если человек родился в год змеи…» - возможно, далее бы она спросила Кенджи напрямую – сколько ему лет и не под знаком ли змеи он родился? Однако цепь ее размышлений была грубо порвана страстным выпадом со стороны Хайдзи, который, как ей казалось до этого, забылся в отстраненных мыслях.
«Хайдзи… Прости меня, милый…» - обмякнув в объятьях избранника, Йоко сдалась, предоставив брюнету саму себя полностью, - «…я чуть-чуть заигралась», - несмотря на внезапность порыва, в котором руки Хайдзи соединились у нее за спиной, а в момент поцелуя сползли ниже – к бедрам, он был с ней осторожен. Так что сам этот порыв можно было назвать неожиданным, но никак не пылким, не жарким… Но почему она с таким желанием прильнула к нему?
Тело Хайдзи натурально пахло пряностями. Нет, не натуральными пряностями, а вот прямо таки натурально – лаванда, лимонник, корица… - «Может быть, хороший гель для душа?» - подумала Йоко, задумчиво поглаживая языком его мятное небо. Она не ощущала ни запаха его кожи, ни запаха пота, ни даже запаха стандартных для мужских дезодорантов отдушек – Хайдзи не пах совершенно ничем человеческим! – «…я пьяна? Или он идеален?» - да, Йоко, не слишком часто употреблявшая коктейли с алкогольной составляющей, действительно была пьяна, слишком пьяна, раз забыла причину, по которой явилась сюда… - «Бар, куда ходят одни только демоны!»  - прозвучали игривым тоном Хайдзи слова у нее в голове. Стало страшно. Девушка дернулась, стукнувшись спиной об стенку лифта, Хайдзи сбросил футболку и прижался к ней ближе, - «Холодно… Почему здесь так холодно?» - промелькнула случайная мысль. Тело Хайдзи не грело, и Йоко, вопрошающе взглянув ему в глаза,  внутренне сжалась от ужаса, - «Хайдзи? Зачем я все это затеяла, знаешь? Может, нам с тобой это не было нужно? Нам…» - размышления зациклились на последнем аккорде, - «Нам…» - лифт остановился, и за открывшимися плавно дверями Йоко увидела просторную, богато обставленную комнату.
«…нам?», - несмотря на то, что в столь роскошных домах ей ранее бывать не приходилось, Йоко не могла тронуться с места. Хайдзи бросил ее у порога, и это было обидно вдвойне, - «…мне…» - и если бы не Кенджи, успевший за время ее «зависания» даже раздеться, она бы так и торчала у входа.
- Хайдзи, я ненавижу тебя… - беззвучно прошелестели ее побледневшие губы. Идеальный принц ее идеальной мечты, будучи занятым отсъемкой собственной неотразимости на камеру мобильника, не мог того видеть, но перемены в настроении девушки было не скрыть, - «В наших бокалах был яд!» - память злорадно нарисовала у нее в голове его симпатичное личико и отражение света в бокале, - «…я же могла закончить институт, влюбиться…» - неудержимая слезинка, появившаяся у внутреннего края глаза побежала вниз по щеке, но Йоко почему-то не хотела разрыдаться. Кенджи крепко вцепился в нее, подтаскивая по зову своего друга к дивану, и Йоко прижалась к нему,  как будто видя в нем надежду на спасение. Глупо.
Кожа ощутила холодную поверхность дивана, и тут Йоко совсем поплохело… Чувствуя, как по коже побежали мурашки, она проглотила комок омерзения только лишь от смутного, неясного представления того, что дальше будет происходить в этой красиво обставленной комнате: обшивка у дивана была белая, поэтому любезно подкинутая подсознанием картинка с лужей ярко-алой крови на этой чистой, белоснежной ткани только лишь «подогрела» эмоции.
Кенджи, на правах хозяина дома разместившийся по центру, отделив бедняжку Йоко от Хайдзи, уже не казался спасением: - Милая… - сказал он беззлобно и ласково, но теперь этот голос ни с чем, кроме змеиного шипения уже не мог ассоциироваться, и Йоко попыталась отстраниться,  но не смогла – Кен-сан держал ее крепко. Его глаза были ужасны, как будто касались изнанки души, оскверняя не только само ее тело, которое Йоко вручила этим двоим самолично, но что-то сокровенное, особенно ей сберегаемое. Заскрежетав зубами, Йоко зажмурилась, чувствуя, как Кенджи гладит ее по плечу: «Не… Не надо… Просто позволь мне умереть, ведь я теперь…» - пыталось защититься израненное чувство самоосознания личности, но беспощадный разум вторил: «Конечно!!! Дадут тебе спокойно умереть – тебя изнасилуют, дура! Быть может, ты умрешь в процессе, а если меньше повезет – то помучаешься еще пару часов…»
- Так ты испортишь фото. Дай-ка я тебе помогу, - вновь прозвучал в тишине этот ужасный бесчувственный голос. Йоко вдохнула и, задержав дыхание на вдохе, почувствовала, как лопается синтетический шелк, лишая ее остатков защиты. Девушка открыла глаза, увидев собственные голые соски – твердые от страха и холода, бледные, как бутоны камелии, лишь на полтона темнее основного цвета ее кожи… Ощущение стыда, об избавлении от коего она так радостно кричала в лифте, отчего-то вернулось к ней. Вместе с ним вернулось и тошнотное чувство. Кенджи отпустил ее лишь на мгновенье, дав позволение избавиться от пришедшего в негодность бюстгальтера. Странно, но она это сделала без возражений и колебаний…
Вернувшись в более чем не желанные объятия Змеи, Йоко сжалась, уставившись в злосчастный объектив телефона, мячащего где-то над ними в паучьих пальцах Хайдзи – тот, кажется, совсем не расстраивался по причине того, что его девушку лапал другой. Впрочем, ночь то еще не закончилась…  - «…не думаю, что разделить меня на двоих будет сложно… и безболезненно», - Йоко сглотнула, подступающий к горлу комок омерзения никуда не девался, - «Мерзость… интересно, если меня все же стошнит, то сильно они разозлятся?»
Улыбаться Йоко хотелось меньше всего, но, по команде Кенджи, она это все-таки сделала. Странно, но сопротивляться желаниям змееподобного блондина было удивительно сложно…
Раздался искусственный щелчок фотокамеры, от которого Йоко вздрогнула, плотнее вжимаясь в диван. Очень жаль, но прошедшая вдоль ее тела ладонь змееглазого вновь лежала на талии, не давая девушке отодвинуться в сторону. 
- Хайдзи… - позвала она сдавленным голосом. С противоположной стороны дивана раздалось ехидной хмыканье, - …Кен~ Кен-джи-с~ с-сама, - теперь голос звучал уже так, словно бедняжка едва слезы сдерживала, - …можно это будет Хайдзи? Можно он будет моим… Мои первым? – она замолчала, нервно облизывая пересохшие от страха губы, - …у него имя подходящее*… - наконец, договорила она, и на этот раз «дальние задворки дивана» отозвались истерическим хохотом.

*может подразумеваться слог "ха" в знач. "начало",
"хаи" в знач. "эмбрион, зародыш"
или "хаи" в знач. "пепел"

0

32

Что ж… Что бы Ягуи там не сказал поутру – а развлечение, предложенное в эту ночь Мэем ему страшно нравилось. Чтобы судить об этом, достаточно было лишь краем глаза следить за действиями хэби, за тем, как изменяется его лицо, как зажигается в пустых глазах горячий интерес… Даже движения змея, обычно четкие и точные, приобрели вполне себе «людскую» естественную непринужденность. Приятно было видеть в действиях Кенджи азарт: этот тип не делал никогда и ничего без особого умысла, а посему не стал бы скидывать рубашку, если бы не намеревался в итоге раздеться совсем. Мэймару усмехнулся и, щелкнув камерой,  хитро подмигнул сам себе с нового фото.
Уже очень скоро Йоко и Змей присоединились к нему на диване – стоит заметить, «добычу» нэкоматы Кенджи наглым образом припрятал под бок, но Мэй не сильно беспокоился, зная, что свой кусок он урвет в любом случае: «О, дорогой мой, Кен-тян… Ты часом ли не ревнуешь?» - моська Мэймару вновь осветилась чеширской улыбкой, едва успевающей этим вечером оттуда сползать, но когти Кенджи вовремя его «остудили». Очевидно, Кенджи хотел напомнить нэкомате тем самым, что он помнит о нем, и что пока не позволял коту вести себя как вздумается, но Мэй почему-то воспринял этот жест как вящее желание его «уесть», проявленное со стороны Ягуи…
«Зловредная гадюка! Ну да посмотрим еще, кто в кого коготочки всадит…» - Кенджи в своих жестах не стеснялся, это Мэймару почувствовал в виде тягучего саднящего чувства в боку, - «…ц-ц, сука! Полоснул что надо…» - взаимно ткнув Ягуи в бок не менее острым когтем свободной руки, Мэй прижался поближе, так, чтобы змей не посмел забывать о его наличии в комнате. Тельце у некроманта было довольно костлявое, поэтому не чувствовать его тазобедренную кость, торчащую чуть выше пояса съехавших брюк, было непросто. Впрочем, Кенджи на это не повелся -  из вредности видимо.
Еще немного, и Нэкои начало бы становиться скучно. Так что все, что коту оставалось – это наблюдать через камеру за происходящим по ту сторону тела Ягуи: вжавшаяся в обивку дивана Йо-тян казалась совсем маленькой и хрупкой в объятьях блондина. Мэй раздосадовано покусывал губы, чувствуя как они начинают кровить: «Чешуйчатый, она моя! Поигрался – и хватит!» - однако Кенджи только начал игру и совершенно точно не планировал ее заканчивать.
- Так ты испортишь фото. Дай-ка я тебе помогу, - заявил он. Не безосновательно впрочем. Возиться с женским бельем Мэй никогда не любил, поэтому Рико его не имела – все просто!
Рука с зажатым в ней мобильником качнулась в сторону, выделив в кадр нежные девичьи груди. Мэй облизнулся, взволнованно вздрогнув ноздрями и, на сей раз непреднамеренно, отпихнул Кенджи костлявым бедром: «Она моя! Отдай!!!» - собственнические чувства, возникшие в Мэймару из ниоткуда обожгли его разум. Хотелось совершить резкий жест и, устроившись на Кенджи верхом, долго, с упоением вгрызаться в его глотку, испытывая неземную эйфорию от того, что змей захлебывается собственной кровью…
Фанатазия кота разыгралась, захлестывая разум алой волной. Впрочем Мэй понимал, что представления его несостоятельны: Кенджи, в отличие от него самого, всегда мог обернуться вполне себе материальной змеей, хотя в силу своих габаритов давно уже такого не делал…
Ягуи, должно быть, среагировал на этот мощный выброс е-ки ответными мыслями, по причине того, что Мэй распалился: почти физически кот ощутил эти исполинские змеиные кольца, стянувшие дыхание, и выдохнул с хрипом. Желание атаковать как-то сразу отпало, но Йоко, позвав его жалобным голосом, вернула Мэймару надежду… Кот отозвался заинтересованным хмыком: «Да, детка? Я еще здесь…» - однако же, того, что скажет девушка дальше, он ну никак не ждал…
- …можно это будет Хайдзи? Можно он будет моим… Мои первым? – это уже было очень смешно, но, опешив, нэкомата сдержался, - …у него имя подходящее… - окончание фразы некроманта буквально добило. Сложившись пополам, Мэй зашелся истерическим хохотом и подскочил на месте, выколачивая пятками диван. Успокоиться он еще с полминуты не мог – заткнулся лишь тогда, когда воздух из легких полностью вышел.
- Мф-ф-ваха-а-а… Йо-о-тян! Ты нехотя продлеваешь мне жизнь... – он тут же соскочил с дивана и, наклонившись над Кенджи, оттянул пальцем веко, показывая змею язык, - Да, Кен-сан... Девчонки тебя не хотят, извини… - наглость взяла верх и, попытавшись сдвинуть Кенджи с его места коленом (что вышло не очень), Мэй примостился рядышком с Йоко.
- На самом деле, мое имя Мэймару… -  признался Мэй, вскользь облизнув ухо девушки, - Но это ничего не меняет, - отныне Йоко принадлежала ему, и это страшно радовало нэкомату. Хотя бы потому, что на задворках теперь оставался Ягуи.
Он мягко проскользил ладонью вдоль ее тела – от бледной щеки с видимыми блестками слез, до резинки вульгарной юбчонки, которая наличествовала только по факту, и от которой совершенно обязательно нужно было избавиться. Тонкие пальцы точь-в-точь повторили каждый изгиб ее роскошной фигуры – Йоко в своем возрасте уже была отлична от угловатой девчонки-подростка, но сохраняла невинную девичью прелесть. Ее теплая упругая кожа была приятнее любого материала, который Мэймару встречался в природе. Воссоздать это чудо «кукловод-любитель» не мог, как ни старался, и оттого так ценил. Смертные были прекрасны - тем, что дышали и жили, пахли так, как положено людям, отдавали тепло, которого не излучали тела большинства аякаси (помимо тех, кто исправлял данный недостаток иллюзией, или мог накапливать в себе тепло от посторонних источников). 
Желая насладиться моментом, Нэкои ничуть не спешил. Он изучал ее, рассматривал как тонкое произведение искусства – пробовал на вкус и на ощупь, изучал и укладывал в памяти… Он желал ее – эту жизнь, это чудо, бившееся в такт с ее сердцем…
«Вкусная... Какая же ты вкусная, милая...» - нет, изголодавшийся демон не мог оставить эту девочку в живых, - «...редчайшей чистоты душа!» - определенно.
Переместившись на свободное пространство, Мэй сел, вынуждая Йоко сделать то же самое. Так он мог без проблем ласкать ее спину – гладкое полотно этого неповторимого шелка, прижиматься ближе к ее пышной груди, разглядывать ее и прикасаться фиолетовым от мяты языком к любому из участков ее тела…
Их губы в очередной раз соединились, неловко касаясь друг друга, оставляя влажные следы друг у друга на подбородке. Мэймару целовался как подросток – как будто на ходу учился этому. В действительности же он просто сдерживал желание изгрызть бедняжку, как это делают коты с игрушечными мышками. Да, он желал ее… Но далеко не так, как это представляла она.

Что? Хочешь?! Окей, только тут везде мои слюни XDD

0

33

Кенджи с искренним умилением взглянул на сжавшуюся от страха Йоко-чан. Очередные кривляния Мэймару он, разумеется, пропустил мимо ушей. Сейчас дрянной кот интересовал его в разы меньше, чем она, безумно живая, но уже без пяти минут с этой жизнью разлученная Йоко-чан. Какое же безответственное, но так кстати подвернувшееся расточительство! Искреннее чувство страха перед незавидными перспективами своего будущего сполна насытило змея, но тот и не желал останавливаться. Не сейчас.
«Какая наивность! О сотня демонов Еми, ты так очаровательна»...
- Убедила! – звонко произнес он, отстранившись. – Пусть Мэй-Мэй попробует проявить себя, впрочем, если он будет плох, я всегда буду рядом, милая~... – язвочка сия была направлена скорее в сторону некроманта с намеком на его несостоятельность как мужчины... и человека. – Это будет моей данью глубочайшей к тебе симпатии, Йо-чан! – Кенджи широко улыбнулся, подмигнув ей. – Даю пять минут. Ровно. После этого не ручаюсь за вас обоих… – последние же слова прозвучали как самая настоящая угроза.
«Плохой я зритель. Но от том не жалею!»
Как бы подтверждая свою благосклонность и невмешательство, змей отодвинулся на другой край дивана, вольготно развалившись на нем в поистине царской позе. Взгляд его все так же был пригвожден к Йоко, уже утянутой следом за Мэймару в низменный мир плоти и животного наслаждения. Судя по всему, Кенджи решил понаблюдать. И за действиями нэкоматы, и за реакцией его жертвы. Особенно за последним, как девочка вполне могла догадаться, ощущая на себе омерзительно пристальный взор Змеиного Короля. Стрекот гремучего язычка Ягуи стал еще громче, и теперь даже она могла еле различать его сквозь свое томное дыхание и шум улицы за широкими витражами комнаты. Пожалуй, атмосфера безумия в квартире Кенджи намеренно им подогревалась.
- Оя-оя, Мэй-Мэй-чан, попридержи себя. У меня есть предложение. Ты ведь хочешь вытрудить себе дополнительную минутку? – и без того непривычно оживший взгляд змея вновь загорелся мимолетной вспышкой энтузиазма. – Скорми ей «мяты». У меня как раз валяется в ящичке под диваном. Не ошибешься.
В душе Кенджи торжествовал. Пусть тело этой смертной и достанется Мэймару вместе с правом украсть его девственную прелесть, шефство на этом безумном параде смерти кот явно потерял, на этот раз сам оказавшись в положении марионетки в цепких когтях своего заклятого товарища. Впрочем, этому полудурку было не впервой строить из себя несчастную жертву змеиной доминации. Тие бы никогда не позволила учудить с собой подобного… хорошо, что она корчится от безумия где-то в глубинах Еми.
«Ну что, Мэй-Мэй? Как тебе наша милая Йоко-чан? Удовлетворяет? Способна ли ОНА разжечь то чувство? – Ягуи на секунду перевел взгляд на кота, как бы адресуя ему свои мысли. – Нет? Жаль. Я так хочу поглядеть на него не только сквозь призму твоих воспоминаний! Ох, что же будет?! Что будет, если я увижу?! – во рту собиралась едкая кислота. Змей уже не мог дождаться возможности сделать свой следующий ход. – Завидую! О Ками! Как же я завидую тебе, сученок! Ну, давай же, давай, покажи его! Покажи! Я хочу узнать, как это выглядит! Хочу так же!»

+1

34

Она была искренней…  А он посмеялся над ней: «Первый… Но не последний?  Да, я ведь еще никого никогда не любила…  А ты - смеешься. Значит, это все-таки больно - любить? Какая ирония, Мэй…» - она замерла, зябко ежась в объятиях ночи, и сама себе улыбнулась, - Мэй-Мэй… - звонкие слоги его краткого имени, произнесенные без добавленья эмоций, без цвета и без стремлений. Темнота незаметно вливалась в нее. Знакомый незнакомец, назвавшись Мэймару, коснулся ее, и Йоко смело потянулась за ним, будто видя в нем единственную возможность спастись.
Тело Мэймару казалось холодным как лед, но тот факт, что он близко, все равно почему-то ее успокаивал. Мягко обвившись руками вокруг фарфоровой шеи избранника Йоко жарко зашептала в ответ: - А ночь и темнота* неразделимы, милый… Мы были суждены друг другу в этом мире – поэтому и покидаем его вместе… - Мэймару, впрочем, не разделял ее страсти. Он был осторожным и никуда не спешил. Смущаясь, Йоко отвела взгляд в сторону: «Должно быть, у него хватало мне подобных…  Но разве это важно теперь? Мэймару, я не хочу умирать…» - слезы упрямо покатились из глаз, сколько бы девушка не старалась их сдерживать. Но горько-соленый вкус слез, мешаясь с мятной прохладой, что оставляли каждый раз на коже его поцелуи, казался приятней любого вина. Нет, насилием это она назвать не могла.
Йоко не замечала в действиях избранника неловкости, не замечала и грубости, к которой скрепя сердце готовилась. Даже отданное Мэй-Мэем предпочтение довольно экзотичной длине ногтей, не стало помехой – он оцарапал ей спину только одним неосмотрительным движением. В дальнейшем его касания стали весьма осторожными, тонкими, бережными… О, если бы не этот издевательский смех!
Она была готова поверить, что это существо действительно ей дорожит. Холодные ладони, словно изучая рельеф ее тела, гладили кожу, влажный язык с конфетным холодком касался ее бледных бутонов камелии... Йоко задержала дыхание: «Было бы здорово – умереть у него на руках…» - легким толчком вперед Мэймару уложил ее на спину. Он все еще не находил в себе того запала страсти, который бы заставил его раздеться. Вместо привычного желания плоти Мэймару, кажется, желал ее мучить… Не торопился разделаться – словно играющий с полуживой добычей сытый хищник -  завис над ней, внимательно ее разглядывая. Все-таки глаза в этих линзах у него были ужасно красивые - алые-алые. И даже немного светились.
«Я даже не знаю, какого цвета у тебя на самом деле глаза», - сердце отвечало ломотой. Кажется, она слишком надолго перестала дышать...
Голос Кенджи – за кадром, но в то же время очень даже в действии - бередил разум Йоко. Хозяин этой комнаты, столь же роскошный, как и все в «Падших душах» (включая компанию) не возжелал остаться вне игры. Йоко даже казалось, что Кенджи ревнует, потому что чувствовать его пронзительный взгляд меж лопаток она не переставала до тех пор, пока лопатки вновь не соприкоснулись с обивкой дивана – теперь этот взгляд переместился к ней на лицо. Испуганное, заплаканное девичье личико… В комнате было на удивление тихо, поэтому Йоко, за биением собственного сердца, могла слышать даже дыхание Кенджи - рваное, словно царапающее воздух… похожее на шипенье змеи. Снова эта ассоциация.
- Оя-оя, Мэй-Мэй-чан… - сказал он, кроме прочего, отвлекая Мэймару, - Скорми ей «мяты». У меня как раз валяется в ящичке под диваном. Не ошибешься… - Мэймару дернулся, агрессивно воззрившись на сотоварища и, насколько Йоко могла видеть, даже оскалившись. Он взбрыкнул, больно чиркнув ее ногтем по коже и сделал резкий выпад в сторону Кенджи: - А вот выкуси, милый! Я же не чую под ней нихрена!! – Мэй, как ужаленный, спрыгнул с дивана и беспокойно закопался в указанном ящике, - Йо-чан имеет право на то, чтобы отведать жестокой реальности! Это мне – терять нечего…
Йоко приподнялась на локтях: «Защи-и-итница Инари!!» - левый бок Мэймару сочился фиолетовой жидкостью, однако очевидно было, что это - не след от коктейля и явственно проистекает оно из цепи маленьких глубоких ранок на боку у Мэй-Мэя. Глаза Йоко расширились от ужаса и несопоставления увиденного с данными рассудка, который, похоже, уже начинал ее оставлять.
- Мэээй-Мэй?? Да…к-кто ж вы такие?! – дрожащим пальцем девушка указывала на следы фиолетовой крови, - Екаи??? Что… Что за «мята»? - она спрыгнула следом за Хайдзи, но тут же была отловлена парнем и жестко схвачена за руку. Алые глаза Мэймару смотрели ей в душу: - Детка, тебе не надо этого знать... - лицо Мэймару изменилось, он как-то вдруг посерьезнел. Йоко дрожала. Руки брюнета с алыми глазами вновь обхватили ее талию, спустились на бедра... Он притянул ее к себе с куда более жаркой настырностью, - ...поздно.

Если  писать через 夜 [ё] - ночь или темнота, то Йоко - «дитя ночи»;
однако на самом деле имя Йоко пишется через 洋 [ё:] - «дитя океана»

0

35

Кенджи, как то, должно быть, ни было ему отвратительно, все же сдался, удалившись на другой край дивана. При этом он выглядел довольно спокойным, как будто бы даже довольным.
О, несомненно! - змей надеялся увидеть, как Мэймару «провалится», о чем не преминул помянуть: …если он будет плох, я всегда буду рядом, милая… - не сказать, что эта глубоко засаженная шпилька не трогала скромного эго кота, не «сыпала соль» на его старые душевные раны. Ведь хэби был всецело прав – неисчисляемые юные красавицы погибли в лапах Мэймару так и не увидев страсти в этих темных глазах. Кот тщетно пытался «исцелить» этим образом свое помешательство, но в каждой девушке видел лишь ту, которую нежно любил, и которая так вероломно его предала. В запале нескончаемой мести аякаси терялся, забывая свою изначальную цель. Эта пытка была непреходящей и бесконечной.
И нэкомата вновь и вновь искал прекрасные бриллианты девственных душ, так редко попадающиеся в современном, погрязшем в нечистотах пошлости, мире. Он выслеживал их – этих несчастных, малообщительных и всеми покинутых неудачливых девочек. Он обещал им мечту, толкая тем самым на свершение самостоятельной казни, и самолично делая шаг в ту же пропасть, шептал им клятвы о вечной любви, звал их единственно правильным именем – Сацуки…
А дальше? Алая кровь на асфальте, обрывки плоти, жуткие заголовки газет... Еще одна раздавленная жизнь, разбитая хрустальная роза... Минута наслаждения, экстаз слияния души погибшей жертвы с душою убийцы. И снова пустота. Холодная, темная, чистая. Такая гулкая и невыносимая, что только «мятные» галлюцинации его и спасали.
И потому Мэймару так боялся сломать свою жертву, свою живую игрушку, так дорожил ею, был с ней так аккуратен и нежен. Он просто лишь хотел почувствовать себя таким же, как они - всецело живым и любимым. Хотя бы однажды… Ну, неужели это просто желание так отвратительно свету?!?
Пяти минут было мало. Он мог бы часами ласкать юное тело Йо-чан, запоминая ее свежий запах и вбирая в себя тепло ее кожи, сгорая от желания сделать ее частью себя. Вот только чертова чужая плоть, которую он носил как одежду, ничего не желала. Физическая оболочка Мэймару, не глядя на поддержание магией абсолютно всех ее жизненных функций и умения чувствовать, была холодна и мертва. Имея полную возможность, Ёми-но Куни его поглоти, во имя поступательных движений нехитрого толка, называемых смертными «сексом», сгонять пофиолетовевшую от злоупотребления проклятым снадобьем кровь к нужным органам, это тело упрямо отказывалось от оной возможности!
«Чертов Кенджи! Не ошибается… » - раздражение, вызванное собственное беспомощностью и ехидством проклятущего хэби, который не спускал пронзительного взгляда с парочки, уж больно затянувшей предварительные ласки, лишь нарастало. Мэймару дрожал, - «…он знает обо мне слишком много...» - бледные холодные пальцы сползли по животу Йо-чан, касаясь внутренней части бедра, нащупывая влажность в тайном месте, прикрытом только легкой тенью от тонких волосков на лобке. Йоко замерла, задержала дыхание. 
«Ммм…значит, я все-таки нравлюсь тебе?» - Мэймару, зависший над девушкой, взглянул ей в глаза, вернув ладонь к лицу, задумчиво лизнул кончики пальцев – совершенно кошачье движение, - «…и что вы – люди – находите в этом?»  - на заднем плане Кенджи заходился злорадством.
- …Мэй-Мэй-чан, попридержи себя. У меня есть предложение… - предложение, от коего Мэймару бы не отказался ни в коем разве, будь ситуация немного иной, оказалось при теперешнем раскладе дел «катализатором» злобы. Мэймару понимал, что Кенджи наслаждается его беспомощностью, и счастлив втюхивать ему свой ненаглядный товар, который Мэй, считая единственной панацеей от боли, готов был поглощать бесконечно. Но только не на этот раз.
- А вот выкуси, милый! Я ж не чую под ней нихрена!! – подорвавшись с места, нэкомата сложил из пальцев неприличный жест, адресованный любимому «партнеру по бизнесу», - Йо-чан имеет право на то, чтобы отведать жестокой реальности! Это мне – терять нечего… - реальность, от которой не хотелось бежать, представлялась Мэймару редкостной ценностью, и потому он не желал ее упускать из цепких когтей. 
Заветный пакетик был найден в мгновение ока – буквально по запаху, и тут же показательно развеян, усеивая пол красивым фиолетовым шлейфом. Кровь в нэкомате буквально вскипела, и разум, заходясь нахлынувшей яростью, забылся в алой пелене безумства. Попавшаяся под руку Йоко была приятной «подушкой» для гнева... 
- Детка, тебе не надо этого знать... – Мэй не заметил, как отстегнул ремень, державший брюки, прижал ее к себе, - ...поздно, - и вправду, было поздно что-либо решать... Непростительно поздно. Но для кого?
Он не надеялся почувствовать этого, не звал горячей страсти, разлившейся под кожей жгучей лавой, не думал, что гнев – это вкусно… Теперь от нежности и осторожности Мэймару был очень далек: он и не чувствовал того за помутившимся разумом, но сердце его билось в этот самый момент. Громко, так что Йоко, едва не до ломоты в теле прижатая нэкоматой к дивану, могла это даже почувствовать.
Гигантская аура голодного демона вышла из тела, развернула широкие плечи… Тело Мэймару, словно щепка, внутри урагана, было обречено пострадать и «забыться» в этом потоке эмоций. Он не почувствовал сопротивления плоти, и не смутился резким выкриком Йоко, придя в себя только тогда, когда вкус крови, наполнивший воздух, попал на язык…  Да, белая расцветка дивана - не лучший вариант для таких предприятий.
Мэй перевел дыхание, облизывая высохшие губы. Он еще чувствовал, как вздрагивает Йоко, как сладко пульсирует изнутри ее тело, как остывает горячая кровь, стекая по внутренней части бедра тонкой струйкой…
- Ты только моя… - хриплое дыхание ожившего демона разбилось победным салютом о тишину. Мэй, наконец исполнивший свою мечту, был по-настоящему счастлив.  Как жаль, что эта девочка не могла оставаться в живых… О, неужели он смог? И неужели же он теперь сможет…?

+1


Вы здесь » Адское Сообщество » Где-то на векторе времени » [05.09.2012] Свои люди — сочтемся?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC