Правила Сюжет Роли Вакансии Гостевая Лучшие Администрация PR-раздел





АМС - форумчанам:

Тс-с-с! Никто не заметил, а тем временем JK исполнилось 6 лет (кстати, впервые за эти 6 лет обновляю новости с телефона). Сегодня этот праздник тихий. И пусть создатель празднует годовщину идеи проекта наедине с этой самой идеей - мы с ней ещё живы. Да будет так!

Немножко новинок: в панели инструментов формы сообщения вы можете заметить две новых кнопочки – «прозрачность для иллюстраций» и «разбивка на колонки». Оба скрипта работают, но, наверное, требуют пояснений… Да и в разных браузерах ведут себя немного по-разному, это нормально. Обещаю написать пояснения завтра, а пока – уже можно тестить!! Все комментарии и вопросы – Мэю в ЛС.

Прощайте и здравствуйте, дорогие мои друзья, старые и новые! Я, Мэймару, покидаю вас - в качестве главного администратора проекта (сами там решите кто займет эту должность), и возвращаюсь к вам - в качестве игрока и представителя техподдержки форума. Ну и, как обычно, ловите новой музычки…

C Днем весны и красоты, милые дамы! Хочу сказать отдельное спасибо игрокам, взявшим женские роли... Я не обещаю вам новых конкурсов к празднику (еще предыдущие не завершились), но жажду видеть наших красавиц в расцвете игры. Пусть ваша красота спасет мир. Ура-ура-Ура!

C Днем всех влюбленных душевнобольных на JK! На самом деле это сообщение – маркетинговый ход, чтобы все видели, что админ этой ролки еще не сдох не верьте сюжетке, и новости форума иногда обновляются. А чтобы некоторым не было так мучительно скучно, вот вам игра: участвовать.

С грядущими вас зимними праздниками, дорогие друзья! Не за горами Новый Год, и по этому поводу ваш суматошный админ устроил в Сакурасине метель. Лично я снег люблю, но если кому-то не нравится, то кнопочка в нижнем левом углу прекратит снегопад. Хорошего всем настроения! Касательно дополнительных новогодних развлечений - буду держать вас в курсе если сил хватит.

А НАМ 5 ЛЕТ! С чем и поздравляем любимый JK! Кстати, у Джека тоже ДР Свои пожелания (надеюсь, что они будут) друг другу, проекту и мне попрошу оставлять в Книге поздравлений 2016 . С любовью, ваш Нэк!

На JK - новый сезон! И пускай надоевшая порядком жара нас еще не покинула, пора просыпаться, вспоминать, на каких эпизодах мы с вами просели, исправлять положение... Этим делам и будет посвящена последние «подготовительная» неделя августа: с 24.08.16 по 31.08.16 просьба завершить (или закрыть, ограничившись кратким подведением итогов) старые игровые эпизоды, а также отметиться и поделиться новыми идеями.

Весне дорогу! Весенняя уборка на JK уже почти завершилась: у ролевой появилась группа ВК и всецело обновилась система приема в игру - никаких больше громоздких анкет и кучи аккаунтов. Один аккаунт - неограниченное число персонажей! Подробности.

Кто хотел конкурсов и состязаний? Это ваш шанс! Весь год вы старались, писали посты - настал момент похвастаться ими и вспомнить былое. В честь Дня Рождения ролевой стартует Конкурс Поста - не стесняйтесь, пишите активнее! Принять участие в конкурсе.

Ура! JK уже 4 года вместе с вами! В честь этой замечательной даты планируется целый цикл мероприятий. О сюрпризах, что мы для вас приготовили, будем сообщать постепенно. Обещаем - без подарка никто не останется! Путеводитель по праздничным мероприятиям.

МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ! Родные наши, официально поздравляем вас с рестартом основного сюжета. Наши новенькие - прием анкет вновь открыт для вас, и теплое место в сюжете вас ждет. Сидеть без дел отсель не будем! Расписание на день грядущий остается прежним, возможно с незначительными перестановками лиц. Ознакомиться.

JK уходит на каникулы! В связи с сезонной занятостью представителей АМС сюжетная линия ролевой приостанавливается. Анкеты с 06.06.2015 по 06.07.2015 приниматься не будут. Узнать подробности.

Yankee go home! Прием персонажей западного/европейского происхождения закрыт, в силу таких объективных причин, как то засилье запада и мода на оный в ролевой по японской мифологии. Узнать подробности.

Музыка это ведь здорово, правда? Я решил всецело снабдить ею наш форум. Чуть выше вы можете видеть рабочий музыкальный плеер. Заказать песню.

Я сделал весну! Сакура-сакура... Везде одна сакура! Если вам кажется, что ее слишком много - просто нажмите квадратную кнопку с лепесточком, расположенную в левом нижнем углу.

Знаете что? Ни у кого не заполнены профили! Поэтому прошу всех сделать это как можно скорее. Оформить профиль.

«Не волнуйся, не спеши: дней в году много» - гласит старинная восточная заповедь. А наша новая игровая площадка тихонько обрастает разными удобствами и новшествами для интересной, активной игры. Каждый из вас имеет право и возможность посодействовать нам в этой важной работе. Общайтесь, советуйтесь, не ленитесь творить... Нам интересны любые идеи!!


FRPG «JigokuKai»


#детектив #мистика #городское фэнтези

Добро пожаловать в Сакурасин!

Система игры: эпизодическая
Мастеринг: активный

18+ VK LYL

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Адское Сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Адское Сообщество » Где-то на векторе времени » [05.09.2012] Свои люди — сочтемся?


[05.09.2012] Свои люди — сочтемся?

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://sf.uploads.ru/QNGlp.jpg

Ситуация: Мэймару, давно известный своей любовью к представителям рода человеческого, похоже, нашел себе новую игрушку. Однако юная девушка открытая всему темному и потустороннему кажется желанной добычей не только нэкомате… Что ж, Мэймару не прочь разделить удовольствие со своим «коллегой» из Озаки!
Место действия: Озаки, бар «Падшие души».
Время действия: ровно год назад.
Погода и время суток: сентябрь, прохладно, но ясно, время вечернее, скоро в темнеющем небе можно будт увидеть прекрасные осенние звезды. 
Очерёдность написания постов: Nekoi Meimaru, Satoshi Yoko (GM-1), Yagui Kenji.

0

2

Блестя отполированными боками и разнообразя привычный низкочастотный шум вечернего Озаки ревом мотора, дорогой мотоцикл несся по городу. «Район контрастов» уже погрузился в сумеречную мглу, но ещё не успел превратиться в темное море, лишь местами высвеченное пятнами мелких производств, с отмеченными электрическим освещением границами, и ночных заведений, приманивающих посетителей яркими вывесками. Последние, сливаясь в глазах пары на мотоцикле в радужные искристые полосы, создавали настроение особой радости , пропитанной адреналином и пахнущей приключениям, что, в свою очередь ужасно нравилось этой странной парочке в совершенно черной одежде.
Эти двое – парень и девушка – были столь похожи внешне, что любой незнакомец наверняка принял бы их за брата и сестру. Темные, растрепанные ветром волосы, легкий неформальный стиль, карнавальные линзы, придающие глазам неестественный блеск…
Но, окажись он чуть более внимательным, чем обычно бывают люди, то наверняка заметил бы, с какой нежностью прижимается девушка к своему спутнику, и что тот отдал ей свой защитный шлем, хотя сам находится за рулем и вполне может словить штраф… Не иначе как влюбленная парочка на свидании!
Что ж, быть может относительно Йоко этот самый «наблюдательный незнакомец» и был бы прав, а вот у Мэймару на этот вопрос взгляды были несколько иные… Вот уже три сотни с лишком лет тема любви была для него закрыта, и подходила по его мнению лишь для глупых девичьих интернет-дневников, которые ему так нравилось читать смеха ради. Сегодняшний вечер предполагал за собой нечто большее чем свидание, в планах нэкоматы значилась ни много ни мало, а чудная вечеринка, на которую наивная девушка была приглашена  в качестве главного номера увеселительной программы.
Разумеется, чтобы всё прошло как запланировано, следовало играть по правилам и делать это качественно, дабы даже при детальном рассмотрении невозможно было выискать вину аякаси в том, что может случиться с этой девушкой в дальнейшем. И нэкомата действительно очень старался.
«Оммёдзи б тебе на пути! Вцепилась так, словно её слова об отсутствии страха – лишь самоубеждающая речь, дабы передо мной рисоваться. С такой пугливой развлечься по настоящему будет непросто...» - почувствовав сквозь куртки пальцы Йоко, крепко держащей его за талию, нэкомата почти расстроился, решив, что игра окажется не такой захватывающей, как хотелось бы, но тут же нашел поведению девушки другое объяснение: «Или эта дурочка умудрилась влюбиться в меня, зная одно лишь имя?» - демон загадочно улыбнулся, что вряд ли могло выдать его намерения – во-первых, Йоко никак не могла видеть эту ухмылку, а во-вторых, это было ему очень к лицу, - «Тем проще»!
Пролетев несколько кварталов, мотоцикл остановился напротив ночного заведения с яркой, но не привлекательной, как водится, а пугающей вывеской – «Падшие души»… Не самое обычное название для бара, правда? Однако, пожалуй, весьма справедливое – то, что называют «честная реклама». Да и сам этот бар, соединивший в себе современность неонового света и традиционный колорит поэтичной обшарпанности, казался не слишком обычным.
Мэймару помог девушке спуститься и поставил любимое транспортное на сигнализацию.
- Вот он, бар, о котором я тебе рассказывал. Говорят, что людей сюда не пускают, и за здешней барной стойкой сидят одни только демоны! – кот неожиданно рассмеялся, сверкнув на удивление длинными клыками, но тут же, также неожиданно, вернул лицу серьезность, - Это всё чушь, конечно же. Сейчас ты сама увидишь, как легко сюда можно попасть. Даже документы у входа не спрашивают!
И действительно, охраннику у входа достаточно было лишь многозначительного подмигивания  со стороны нэкоматы и его же быстрого жеста в виде отогнутого мизинца, дабы он и его спуница могли пересечь порог таинственного бара.

0

3

Для Йоко, девушки не слишком общительной и даже несколько отрешенной от мира, это знакомство стало приятной неожиданностью. Не веря до последнего в реальное существование парней, похожих на этого загадочного типа, пишущего в чат под ником Хайдзи, она всё-таки отважилась отправиться с ним на свидание. Пожалуй, будь у Йоко подруги, они ни за что на свете не пошли бы на такое – кто знает, кем может оказаться едва знакомый мужчина? Но подруг у Йоко не было – поступив в колледж, вчерашняя старшеклассница растеряла даже школьных друзей - не было также и подобных опасений.
Напротив, страх неизвестности, как и близость опасности, манил её, тянул к себе. Увлекаясь коллекционированием городских легенд, молчаливая и одинокая девушка больше всего на свете мечтала стать участницей одной из них. Вырезая из местных газет шокирующие статьи про убийц  и прочих сумасшедших, Йоко даже представляла себя на месте их жертв, чьи фотографии иногда прилагались к статьям. Что все они чувствовали, о чем думали в тот момент? Определенно, любопытство в ней было сильнее, чем естественный для всех живых существ инстинкт самосохранения. Поэтому сегодняшняя вылазка рассматривалась девушкой как настоящее приключение, а мысли о том, что её новый знакомый может оказаться маньяком, вызывали возбуждение. Таких людей, кажется, называют готами, верно?
Итак, всё было решено! И вот она, в мини-юбке и короткой курточке, ждет своего таинственного принца на одном из перекрестков Ягую… «Принц» же, к слову сказать, оказался вовсе не на белом коне, а совсем даже на черном мотоцикле и в кроссовках. Чёрные волосы, бледный цвет лица и очень странные глаза - всё как по заказу!
«Красные линзы? Какой милашка! Не очень-то похож на убийцу… И чего я себе только напридумывала?» - отметила для себя Йоко, запрыгивая на сиденья мотоцикла Мэймару – таким именем парень представился на этот раз, - «Хотя, кто знает… Обычно такие симпатяжки и оказываются самыми страшными извращенцами», - сделала она вывод, словно была в этом деле экспертом. И, надо сказать, довольно быстро убедилась в своей правоте – Мэймару гнал по городу на такой скорости, что зрение едва успевало цепляться за вывески и рекламу, блики которых ползли в отражении на стекле защитного шлема и воспринимались единым цветным пятном.
От неожиданности Йоко буквально влипла в спину Мэймару и, должно быть, парень даже ощутил её острые наманикюренные ноготки, отчаянно вцепившиеся в его одежду. Что-что, а смерть от падения с мотоцикла уж точно не входила в её планы – это было бы слишком банально… Хотя, угодив в хронику дорожных происшествий, она вполне могла бы осуществить свою мечту о трагичной славе. В мыслях нарисовался газетный заголовок «Студентка разбилась, упав с мотоцикла». Стало смешно, и Йоко, прижавшись к спине Мэймару щекой, чуть слышно хмыкнула. Должно быть, парень это почувствовал, потому что Йоко показалось, что и он улыбается с ней вместе. Впрочем, знать наверняка она этого не могла.
«Н-да,  что-то, а безбашенности ему не занимать! И как он только до сих пор не расшибся?» - почему-то подумала она, тут же представив Мэймару, лежащего на асфальте в луже собственной крови. А поскольку фанатазия у девушки была очень бурная, образ получился весьма реалистичным и даже пугающим. Вздрогнув, девушка вдруг осознала, что находясь от Мэймару так близко, она не ощущает тепла его тела,  и на секунду ей показалось, что она сидит рядом с трупом.
«Б-р-р… Что за странные мысли? В коем веке меня заметил хоть кто-то интересный… А с таким погребальным лицом я вряд ли смогу ему понравиться!» - Йоко одернула саму себя, решительно сказав разыгравшейся фантазии «стоп».  Такими  фантазиями и беду недолго накликать! К тому же, ей не раз говорили о мистической способности угадывать грядущие события… Быть может, в этом что-то есть?
Пронесшись стрелой через полгорода, Мэймару остановил своего «железного коня» у одного из баров неблагополучного Озаки, того самого, о котором вел речь накануне. Действительно, описанное им «любопытное местечко», выглядело весьма привлекательно для таких как она…
С непреодолимой силой захотелось попасть внутрь… Вот только адресованный охранку жест парня заставил её немного напрячься:
«Что значит “подружка”?!? Попытка обмануть охранника? М-м, выходит, ты здесь постоянный посетитель… Но ты же сказал, что пускают всех?» - так или иначе, за дверь «Падших душ» она уже шагнула, и значит бежать прочь было бы как минимум глупо, а потому, натянув на лицо беззаботную улыбку, девушка принялась разглядывать помещение, залитое красноватым светом бумажных фонарей, мерно покачивающихся под потолком.

Йоко выглядит приблизительно так...

http://s1.uploads.ru/t/1aXbu.jpg

0

4

Очередной обыденный день подходит к своему концу. Сколько их уже прошло? Ягуи не слишком волновали годы, стремительно бегущие вперед, он, как и обычно, медленно шел по улицам квартала Озаки словно на минуту отставая от суматошного течения времени вокруг него. Куда торопиться? Ведь так можно пропустить что-то реально интересное.
«А интересного последнее время не так уж много, - вздохнул хэби, внезапно остановившись посреди тротуара одной плохо освещенной улицы квартала, и поглядел на звездное небо, коим стремительно овладевала ночная стихия. – Стоит чаще развлекать себя, а не слоняться без дела. Квартал не пропадет… Вряд ли среди моего отребья есть хоть кто-то, кто усомнится в моей силе.»
Ежедневно бродить пешком по своим владениям было для хэби чем-то вроде традиции, кою он беспрекословно выполнял в течение многих лет. А после обхода традиция призывала посетить местечко, где любой демон чувствует себя, как дома, бар «Потерянные души». Этот день не был исключением. В очередной раз успокоив своего внутреннего параноика, Кэнджи поплелся в направлении вышеуказанного заведения.
«Скучно… – вновь заныл он про себя, отягощенный целой неделей полного безделья, не считая сего традиционного обхода. – Все это так раздражает меня… Я готов даже пойти и замучить какую-нибудь шлюху в подворотне, но это уже крайний случай…»
Размышления о расчленении представительницы древней профессии, почему-то полностью овладевшие аякаси, своевременно были прерваны осознанием своего местоположения. Если бы не мрачная вывеска бара, уже до мельчайших деталей известная хэби, то он бы, погруженный в извращенные мысли, прошел бы мимо и наверняка бы, не выдержав долгого пути, все же претворил бы их в жизнь.
- Охае, мои милые недалекие друзья, – произнес Кэнджи, насмешливо взглянув в лица охранников, стоящих у входа в заведение, и хитро улыбнулся им. – Король, как обычно…
- Добрый день, Хэби-сама, - почти одновременно ответили секьюрити, словно не замечая открытого издевательства над ними. – Ваше место, как и всегда, свободно.
Хоть бар и не принадлежал Кэнджи, но он был тут почти на правах хозяина. Скорее всего, потому, что весь квартал контрастов принадлежал ему и только ему. Все остальные лишь пользовались добротой своего господина, открывая в Озаки свои клубы, бары, бордели, казино и прочие увеселительные заведения сомнительного качества. Так считал Змеиный Король, а мнение прочих его не слишком интересовало, а уж особенно мнение людей. И мало кто пытался противиться такому положению вещей: авторитет главного мафиози Сакурасина не знает границ, как и негласные связи с прочими большими шишками города. Кому нужен такой противник? Не легче ли просто поддаться и жить спокойно, не боясь хитрого и жестокого главу семьи Ягуи?
Общество демонов, любящих собираться в «Потерянных душах» расслабляло аякаси. Осознание того, что премерзкие смертные создания остались за стенами бара, не могло ни радовать, особенно Кэнджи, для которого даже созерцание простой жизни смертных становилось ужасной мукой зависти, без остановки терзающей его.
- Как много народу, даже слишком~… – недовольно хмыкнул хэби, прострекотав своим змеиным языком. – Оммедзи тут просто задохнется от вони… Тем лучше.
Плавно лавируя между телами своих сородичей, Ягуи остановился возле полукруглого диванчика, обитого красной тканью в тон освещению бара. Его место. Рядом низкий чайный столик и два огненно-красного цвета напольных фонаря в азиатском стиле. На столе уже заготовлены бокалы для коктейлей и пепельница. Зачем? Видимо, для виду. Хотя, Кэнджи порой любил почувствовать себя человеком и заказать выпить.
Плавно стянув с себя пальто и положив его на диван, Ягуи присел рядом и, закинув ногу на ногу, осмотрелся вокруг: где еще можно увидеть то, как всякая мелкая демоническая шваль, более сильные мононоке и даже аякаси собираются в одном месте просто,  чтобы спокойно провести время вдали от людской бренности. Но, глубоко вдохнув местный тяжелый воздух, хэби вдруг нахмурился, прерывая свою идиллию.
«Ты?.. Кого ты привел, отмороженный кот?»
Голова аякаси, словно вопреки воле хозяина, резко обернулась прямо к Меймару и девушке, тащащейся прямо за ним. И вот тут-то обыденное уныние сменилось дикой заинтересованностью. Широко улыбнувшись, змей посмотрел прямо в глаза нэкомате, словно заставив того ответить взаимностью.
- Мэй-Мэй-тян~, – радостно, но в то же время и как-то жутковато протянул он. – Надо же, я не ожидал тебя увидеть. Ах, прошу простить, ты с дамой?.. Странно, я думал, тебя таки кастрировали… – улыбка на его лице стала злее и шире. – Садитесь. Вы все равно свободных мест не найдете.
«Какой милый человек… у Мэй-Мэя определенно есть вкус к людям. – подытожил Ягуи, оценивающе взглянув на девушку. – Интересно, что он с ней собирается делать? Мэймару всегда умел разыгрывать отличные представления… А она умрет в конце? Или он лишь балуется? Не терпится!»

0

5

Раскручивая на пальце связку ключей, Мэймару хитрым, с легким прищуром взглядом окинул помещение бара, но не задержался глазами ни на ком из посетителей – все присутствующие здесь ёкаи были ему скучны. Абсолютно все, кроме одного.
Этот элегантно одетый блондин, расположившийся на красном диване у низкого столика, совершенно точно привлек внимание кота. И даже со стороны – по изменениям в лице Нэкои и продолжительности паузы, в течение которой взгляд его не блуждал по сторонам, а имел вполне определенную направленность – можно было понять, что данная личность нэкомате известна и, похоже, не безразлична.
«Какие лица и без охраны - Змеиный Король собственной персоной, душа местных вечеринок!  Встретить его здесь, конечно, не ахти большое чудо, однако поболтать в неформальной обстановке всегда приятнее, чем в рамках Совета. Теперь я уверен – скучно нам не будет», - подумал Мэймару, тем временем осознав, что и Кенджи смотрит в его сторону. Однако, принципиально игнорируя приветствие змея, перегнувшее все планки фамильярности, кот ловким движением выудил из кармана мобильный телефон и, сделав вид, что отвечает на самый важный в жизни звонок, легонько дернул Йоко за рукав – мол, следуй за мной.
Проскользнув быстрой тенью по залу, Нэкои резко, едва не споткнувшись, остановился у столика Ягуи и, театрально хлопнув раскладушкой у своего уха, «неожиданно заметил» старого знакомого.
- М-м, Кенджи-сан, рад видеть! Никак тоже решил пропустить пару коктейльчиков?  - хищная улыбка кота вытянулась в тонкую ниточку, а любопытный взгляд, скользнув по глянцевой поверхности стола, остановился на уровне пронзительно-голубых глаз Ягуи. Протянув руку, нэкомата кончиками пальцев дотронулся до светлых волос Кенджи и шутливым жестом взъерошил без того не самую аккуратную прическу, - Приятного вечера, Кенджи-сан! Знакомьтесь - моя подруга Йоко-тян, а это Ягуи Кенжи-сан, кх-м-м, мой партнер по бизнесу, - стягивая с плеч меховую курточку, Нэкои обернулся к девушке, скромно застывшей в сторонке, - А ты, Йоко-тян, присаживайся! Нечего стесняться! – беззаботно бросил он, и сам затем воспользовавшись сим ценным советом.
Правда, в отличие от нормальных людей, устроился на диване Нэкои весьма экзотично – перескочив через невысокую спинку дивана, как если бы это был бортик открытой спортивной машины. Теперь лицо Мэймару располагалось как раз напротив глаз Кенджи, и змей мог беспрепятственно созерцать его самодовольное, нагленькое выражение. Йоко было предложено расположиться рядом.

0

6

Похоже, Мэймару ничуть не планировал скрывать того, что действительно переступает порог загадочного «бара для демонов» далеко не впервые. Впрочем, для Йоко особой разницы не было – знакома ли ему местная атмосфера по чужим рассказам, или же он мог созерцать её лично. Главное, чтобы вечер удался, а уж что за ним последует – жаркая ночь (от этой мысли прихлынувшая к лицу кровь, кажется, окрасила щеки пунцовым румянцем) или же разочарованное прощание, а может даже...завтра и не наступит  для неё вовсе – это было уже не так важно.
Кстати говоря, никаких демонов ей на глаза пока не попадалось. Народа в баре было столько, что и яблоку негде было упасть, да и публика собралась самая разношерстная, но ни рогов, ни хвостов, ни прочих атрибутов адского племени у собравшихся не имелось.
«Не так страшен черт, как его малюют», - пронеслось в голове у девушки, и мысль эта почему-то вызвала улыбку. А что если общечеловеческие представления о демонах ошибочны, и среди посетителей бара, правда, имеются жуткие  монстры? – «Ох, неужели я действительно испугалась этих детских сказок?» - в этот момент Мэймару, словно ощутив волнение подруги и желая нагнести обстановку, дернул девушку за рукав. Сердце забилось чаще.
Определенно, целью их движения являлся странно улыбающийся светловолосый молодой человек, что сверлил их взглядом с тех пор, едва они успели пересечь порог. Стоило предположить, что он знает Мэймару, а то и… Ой…
Оценив внешний вид блондина, девушка решила, что так может выглядеть лишь серьезный бизнесмен, если только это не молодой глава какой-нибудь из группировок якудза, коих в Озаки всегда хватало.
«Недобрый взгляд у этого типа… Неужели Мэй-кун ему денег должен? Вот попали, так попали», - судорожно глотнув воздух, Йоко решила, что принимает правила игры, какими бы они ни были,  - «А я – просто умница! Не только подцепила черти кого, так ещё и в мафиозные разборки в тот же вечер ввязалась», - бурная фантазия девушки, подхлестнутая ударившим в голову адреналином, зацветала пышным цветом, рисуя картины из просмотренных ещё в старших классах фильмов сомнительного содержания. Так что, погрузившись в свои рассуждения, девушка даже не придала значения весьма неформальному способу приветствия, к которому прибегли оба парня – и красноглазый брюнет Мэймару, и этот блондин со странной улыбкой.
Однако долго пребывать во внутреннем мире Йоко не дали. Ягуи Кенджи, именно так Мэймару представил своего знакомого, действительно, оказался бизнесменом, хотя размытое определение «партнер по бизнесу» прозвучавшее из уст этого вертлявого парня с мотоциклом, больше похожего на студента-старшекурсника, нежели на серьезного взрослого, да ещё и после неуверенного «хм-м», не очень то внушало доверие… Кажется, подозрения о причастности Ягуи к местным якудза, нашли своё подтверждение…
- Оч-чень приятно, Кенджи-сан! – процедила девушка сквозь зубы, коротко кивнув в знак приветствия, и, с ужасом пронаблюдав фееричное приземление своего нового друга из чата на диванчик, неумело пытаясь скрыть удивление, устроилась рядышком.
«Нет, мило конечно, но кажется, этот парень не в себе чуть больше, чем входило в мои планы», - боязливо подтянув свалившееся слишком низко плечико блузки, Йоко скромно опустила взгляд, уж очень ей не хотелось встречаться глазами с другом Мэймару. Тот, похоже, также носил линзы – слишком уж пронзительный цвет глаз, для того, чтобы быть натуральным. - «Интересно, а волосы он красит?»

0

7

Причудам Мэймару Кэнджи уже давно не удивлялся. Вряд ли кот вообще мог удивить его чем-то, и единственное, чего сейчас ожидал змей – это то представление, которое часто разыгрывал нэкомата перед своими жертвами. Хэби каждый день губил множество человеческих судеб, распространяя свой наркотик по кварталу Озаки и окрестностям, но Мэймару действовал более ювелирно, старательно обрабатывая каждую свою жертву, словно драгоценный камень, из-за чего их души становились словно нектар, а их предсмертные страдания насыщали хэби даже больше, чем его собственное «стадо».
Именно поэтому змей любил помогать нэкомате в его деле и даже мог назвать его своим… товарищем, что с большой натяжкой мог сказать о прочих членах Совета. Ни излишне много о себе воображающие аякаси, ни сам Когицунэ, из-за которого некогда могучий демон вынужден скрывать свою сущность, не привлекали змея так же сильно, как глава клана Некои. Хоть он и был излишне эксцентричен и порой раздражал, но все же был чем-то очень похож на самого Ягуи.  Змеиный король никогда не пытался заглянуть в глаза кота, чтобы понять, чем же именно…
- Мне тоже~, – холодный бессмысленный, точно искусственный, взгляд голубых глаз Кэнджи впился в Йоко. – Вы выглядите интересно и вызывающе~, но ведете себя так робко, – змей по-детски хихикнул. – Чего-то боитесь? Странно~.
«Решила пощеголять перед парнем, а на самом деле очередная девка из массы, которой не хватает..? Нееет~, Мэй-Мэй же не может ошибиться с выбором. Он наверняка заготовил что-то интересное…» – Кэнджи резко перевел взгляд на Мэймару.
Прикрытые голубыми линзами, пустые и затуманенные глаза змея с трудом передавали какие-либо эмоции окружающим. Но редкие эмоции, коим все же удалось проскользнуть через серую пленку очей аякаси, были крайне яркими и, как правило, пугающими. Вот и сейчас этот секундный взгляд на нэкомату, словно голодная собака, вцепился в него, требуя разъяснений.
«Нет, скажи, что я ошибаюсь! Таких простушек у меня целая армия подсевших на «мяту», а от твоих жертв я жду чего-то большего…» – вздохнул Ягуи разочаровано, но тут же вернулся к прежнему, загадочно-веселому настроению.
- Йоко-тян, а вы же~ еще молода… – заметил он. – Мэй-Мэй, ты стал педофилом? – и снова хитро ухмыльнулся. – Раз ты решил совращать милых девушек, то тебе стоит позаботиться о их желаниях. Йоко-тян, вот чего вы хотите сейчас~? Явно не сидеть, как на детском утреннике… Эй, глупый-глупый бармен! – он помахал рукой человеку, стоящему за стойкой. – Заставь одного из твоих жалких-жалких~ официантов обслужить нас!
Бармен и слова не успел обронить, а суетливая официантка, за долгое время работы в этом заведении успевшая заучить правила поведения при Змеином короле, уже стояла возле столика важного клиента, позабыв про наличие парочки молодых людей, коих она обслуживала буквально секунду назад.
- Хорошо, – широко улыбнувшись девушке, произнес Ягуи. – Теперь куда лучше~. Мэй-Мэй такой недальновидный, он должен меньше торчать в своей трупятне. Но мы же не будем на него обижаться? Заказывайте, что пожелаете, Йоко-тян.
Вдоволь поиздевавшись над товарищем, хэби все же решил, что на данный момент этого хватит. Да и пора бы дать слово самому нэкомате, дабы тот начал уже свое представление, в конце которого Кэнджи хотел, как минимум, оторвать что-нибудь этой милой девочке, если не выйдет насладиться ее душевными страданиями. Впрочем, и агонии столь прелестного создания куда приятнее на вкус, чем муки какой-нибудь шлюхи с Озаки, не сильно-то отличающейся от безымоционального мононоке, по мнению хэби. А какой смысл в страданиях тех, кто даже хуже тебя? Тех, кому и завидовать нет смысла. Для Кэнджи- никакого. Уж лучше съесть саму душу, чем давиться этими второсортными муками. Впрочем, вдруг сия милая девочка лишь внешне дает змею повод для зависти, а внутри не лучше шлюхи?.. Гарантом обратного могло служить лишь то, что привел ее Мэймару, хорошо разбирающийся в людях.
«Ну а если мне не понравится, то я имею право попортить тебе твою телесную оболочку, мой любимый кошак…» - Ягуи довольно улыбнулся, без каких-либо реплик посмотрев на Мэй-Мэя прищуренными глазами.

0

8

К сожалению, маленькая сценка, под названием «Какая встреча», провалилась с треском, будучи попросту проигнорированной единственным зрителем, ради которого она и затевалась…  Впрочем, нэкомата ничуть не расстроился – потому что это была ещё даже не разминка, а так, фирменное приветствие. К тому же его главные надежды возлагались даже не на складывающийся сам собой сценарий игры, которая явно обещала быть интересной, а на малышку Йоко, весьма успешно включившуюся в эту игру и поприветствовавшую зловредного Кенджи, несмотря на то, что змей вовсю старался испортить Мэй-Мэю удовольствие.
«Вот значит как? Проверка на вшивость, значит? То-то оно у девочки сердечко забилось… Таким взглядом только гвозди в стену заколачивать!» - нэкомата недовольно глянул на змея, поймав его ответный скептический взгляд. Эдакая «перестрелка молниями», после которой последовал утомленный тяжелый вздох, картинное закатывание глаз и плавное движение, в результате которого левая рука нэкоматы оказалась на хрупких плечиках Йоко-тян, - «Подожди, не всё же сразу…»
Всё это оказалось очень кстати, потому что очередной забавный комментарий Ягуи, на этот раз он был на тему педофилии, не заставил себя ждать… Кот едва не прыснул со смеху, и очень хорошо, что нетронутый Кенджи бокал с коктейлем, ещё не оказался у него в руках…
«А вот это уже тянет на оскорбление, семпай!  Ведь мне с таким трудом приходится скрывать свой возраст, дабы не выглядеть на фоне этих крошек слишком взрослым… Так ведь можно и вовсе без ужина остаться! Ты бы ей ещё про ритуальное агентство рассказал…»  - подумал кот, и ошибся, потому что далее Кенджи всего лишь напомнил лишний раз о своем статусе хозяина вечеринки и вызвал официантку, что, надо сказать, было весьма кстати, потому что от напряженной мыслительной деятельности аппетит нэкоматы только усилился. 
Подняв в воздух палец, окольцованный широкой полоской серебристого металла, Мэймару едва раскрыл рот, намереваясь сделать заказ, как Змеиный король неожиданно вспомнил, что подставил своего товарища ещё не по полной программе, и, «по многочисленным заявкам», упомянул про оставшиеся без внимания трупы… Чем, конечно, должен быть смутить несчастную девчонку ещё больше. К счастью, Йоко оказалась неробкого десятка, а может быть, просто не поняла о чем идет речь, и не покинула эту съехавшую с катушек парочку в ту же секунду…
Расслабленная улыбка кота резко сползла вниз, изобразив недоуменную дугу, а узкие щелочки хитрых глаз вновь стали кровавыми рубинами, в которых читалось: «Ты чего вытворяешь, скотина? Жить тебе, что ли, надоело?!?» - длинные когти шаркнули по гладкой столешнице, оставив тонкие, едва заметные следы. Кажется, Нэкои  едва сдерживался, чтобы не вцепиться хэби в лицо, и не испортить свою игру окончательно.
Конечно, с одной стороны Мэй-Мэй понимал, что должен похвалить змея за сообразительность и эту, устроенную им, маленькую проверку, которую Йоко прошла блестяще, но с другой – сама мысль о том, что всё его чудесные замыслы могли быть загублены на корню таким неосторожным поведением Ягуи, приводила его в бешенство.
- А что, Йоко?  Ахахах!  – голос нэкоматы звучал возбужденно и нервно. Для Кэнджи, конечно, было очевидно, что кот пытался скрыть за этим глупым смехом своё раздражение, - Давай-ка напьемся! Вдруг я и правда маньяк-педофил… Решил соблазнить тебя, дабы изнасиловать, а потом порезать на лапшу и угостить Кен-сана неповторимым ужином… А ты ведь так и не попробовала здешние коктейли…  Хахахах!  - неожиданно перестав смеяться, нэкомата зыркнул на официантку и уже вполне спокойным тоном объявил: - Что-то я и правда проголодался… Принесите пару бокалов Адского Пойла и что-нибудь закусить… Только не эти ваши ужасные салаты, по которым невозможно определить из чего они сделаны, - затем он снова глянул на Йоко с неожиданной…нежностью, и добавил: - И конечно… Любое блюдо, которое пожелает эта милая девушка.

0

9

Не зря Йоко с такой настороженностью отнеслась к этому светловолосому, похожему на якудзу типу, потому что в своих выражениях он не стеснялся и, похоже, в действиях тоже… Впрочем, слова, подобранные Кэнджи для оценки её внешности, а также его заявление о том, что она – робко прижавшаяся к едва знакомому Мэймару и даже ещё не успевшая раскрыть рот, может быть «интересной», расположили девушку к этому странному парню.
«Смотрит так, как будто съесть хочет… Неужели я ему так понравилась? А что...? С таким уж точно не соскучишься...» - подумала девушка, в надежде не залиться румянцем (благо что драматический бледный макияж его успешно скрывал). Как выяснилось, оказываться в реальной щекотливой ситуации куда волнительнее, чем рисовать её в своих мыслях, - «Ну уж нет! Я ничуть вас не боюсь, господин…Змеиные Глаза!» - почему-то этот ледяной взгляд, мертвый и в то же время пронизывающий, захотелось сравнить с глазами змеи, пытающейся загипнотизировать свою жертву.
Должно быть, заметил это и Мэймару, потому что его рука, неожиданно легшая девушке на плечи, в данной ситуации выглядела скорее как защита, нежели нападение. Кинув на Мэй-Мэя короткий взгляд, словно спрашивая «можно ли», девушка дотронулась до его белых как мрамор пальцев и тут же отдернула руку: «До чего же холодные!» - вновь удивилась она, но уже в следующую секунду испытала желание подуть Мэймару на пальцы: - «Где же он умудрился так замерзнуть? Тепло ведь!»
Ягуи, должно быть заметив как она дернулась, хихикнул. На следующее его замечание, хотя оно и было адресовано скорее Мэймару, Йоко отреагировала раздраженным закусыванием губы, - «Жертва педофила? Да это же просто смешно! Мэймару почти мой ровесник... Я ведь не школьница! И не так уж я молода и наивна...» - унять забившееся, словно попавшая в сеть птичка, сердце девушке всё-таки удалось. Не поворачивая головы, она стрельнула глазами в сторону Мэймару, - «А что, интересно, он думает  по поводу сказанного?  Злится, должно быть?»
Нет, ничего подобного! Лицо принца-с-мотоциклом выглядело так, будто он с трудом сдерживает желание рассмеяться. Неужели тоже над ней смеется? Или подобные шуточки у них не в диковинку? Чтобы поддержать общее настроение веселости, Йоко тоже постаралась улыбнуться. Тем более, что сделать это было совсем не сложно – уж больно забавными выглядели попытки Кэнджи нагнать пафосу, вместо того, чтобы просто позвать официанта. Впрочем, скорость, с которой его требование было исполнено, всё-таки подтвердила догадки о том, что человек он здесь не последний. Или, быть может, он и есть хозяин данного заведения? 
Итак, предложение сделать заказ поступило, но вот раскрыть рта Йоко никто не дал. Широко, хм… Она бы даже сказала - необычайно широко улыбнувшись, Змеиные-Глаза-сан произнес весьма странную фразочку про то, что Мэймару надо поменьше общаться с трупами… Что под этим подразумевалось, было неясно, потому что о своей профессии таинственный парень из чата умолчал, а Йоко не стремилась это выяснить… Однако теперь ей до ужаса захотелось исправить сие досадное упущение.
Девушка вновь посмотрела на Мэймару, на этот раз удивленно и продолжительно. Удивиться было чему – злоба сверкнувшая в красных глазах Мэймару, которые, она готова была поклясться, ни капельки не походили на мутные линзы Ягуи, подтверждала, что Кэнджи явно сболтнул лишнего… Теперь стоило ожидать чего угодно, даже драки… Но уж никак не той реакции, которую проявил Мэймару.
Неожиданно согласившись со всем вышесказанным, он, видимо для красного словца, приплел к выдумкам Змеиных-Глаз ещё и «неповторимый ужин» из девичьего мяса… Очаровательно!
С удивлением для себя девушка отметила, что от «вкусных» разговоров Мэймару у неё практически слюнки потекли, и потому поддержала его звонким смехом.
- Выпить? С превеликим удовольствием! – она посмотрела на стоящую рядом официантку, - Несите уже ваше Адское Пойло, посмотрим, достойно ли оно такого названия! – затем девушка перевела взгляд, который теперь был вполне уверенный и спокойный, на Кэнджи, - Я бы хотела… Кэнджи-сан, умереть знаменитой. А прямо сейчас мне будет достаточно веселого вечера в вашей компании!

0

10

- Умереть знаменитой~? – продолжал чуть заметно улыбаться Кэнджи. – Кажется, Йоко-тян всеми силами старается~ приблизить~ этот миг. А почему? Впрочем, я даже согласен с ней: это выглядит захватывающе…
Ягуи резко зажмурил глаза (что уже было удивительно, ведь за все это время, он, как ни странно, до сих пор не моргнул) и потянулся, прикрывая зевающий рот. И уже в следующую секунду загадочно-мертвые глаза вновь смотрели на миловидную особу, сидевшую рядом. Как ни крути, но привыкнуть к особенностям людского зрения хэби никак не мог в силу своего змеиного происхождения, и даже линзы не скрывали этих изъянов. Его взгляд был скорее похож на взгляд слепого, чем на взгляд нормального человека. И, тем не менее, он видел и видел куда лучше, чем Йоко или даже Мэймару.
Впрочем, этот мертвый взгляд для Ягуи был даже полезен: в преступном мире взгляд значит многое. Настоящий большой босс должен одним лишь взором давать окружающим понять, как велик он, и как ничтожны они. Квартал Озаки еще до появления Кэнджи держался на жестоком законе: «выживает сильнейший», и с приходом змея к власти ничего не изменилось, но лишь утвердилось. Слабый босс пропал без следа не только в материальном мире, но и в памяти своих подчиненных, ибо был слаб. Новый босс правит уже много лет, и никто не смеет перечить его воле – он силен и поэтому живет. Мертвый взгляд не дает врагу понять, что скрывается в сознании хитрого змея, зато сам хэби легко может узнать все ваши слабости посредством все того же взгляда. Не удивительно, что сейчас почти весь Озаки считается с мнением клана Ягуи. Пока им покровительствует этот всевидящий взор, жадные до человеческих судеб мононоке будут править балом.
Впрочем, в данной ситуации взгляд Кэнджи был не менее полезен. Девушка, прошедшая проверку «грубой проницательностью», явно испытывала интерес к глазам хэби, да и вообще, все больше начинала нравиться Змеиному Королю. Аякаси и раньше видел готов, даже пару раз измывался над ними, но чаще всего под тоннами грима скрывается лишь показуха и фальшь. Тут он этого не почувствовал.
«Пожалуй, стоит как-нибудь извиниться перед Мэй-Мэй-тяном, он все-таки хороший товарищ... Ну, получше пердуна Когицунэ, – вздохнул Ягуи, размышляя. – Интересно, а я просуну руку ему между ребер, то это сойдет за извинение? Ах, как жаль, что Мэй-Мэй так же не чувствует боли… как жаль, что я ее не чувствую. Все-таки, мы совершенны на столько, что даже вовсе не совершенны».
Недолго думая, Кэнджи протянул руку к голове Мэймару и потрепал волосы нэкоматы так же, как сделал это его товарищ, когда они только встретились. Разумеется, хэби не забыл одарить Некои доброй улыбкой и даже чуть виновато отвел глаза в сторону, хотя, на самом деле он просто попытался удержать себя от желания вогнать-таки руку туда, куда хотел… не из-за того, что его чем-то не устраивал его товарищ… просто из личного интереса.
- Все же~, у тебя очень хороший вкус, Мэй-Мэй-тян, - произнес он, посмотрев на нэкомату. – Кажется, мне все же есть чему завидовать… даже стран-н-но~.
И вновь внимание змея пало на спутницу Мэймару, правда, теперь Кэнджи уже не старался напугать бедную Йоко своим мертвецким взглядом, попытавшись хоть как-то смягчить его… например, добродушной улыбкой. Да, они у него определенно лучше выходят!

0

11

По счастливой случайности, а может быть, и по тайному умыслу Мэй-Мэя – даже сам нэкомата не мог бы ответить на этот вопрос точно – его неадекватная реакция на происходящее была воспринята Йоко как нечто само собой разумеющееся. Демон, с удивлением для себя, не ощутил ни душевного трепета, который обычно испытывают нормальные смертные при одном лишь упоминании подобных тем, ни учащения пульса своей жертвы – приятнейшее ощущение для хищника, загоняющего добычу – и, как ни странно, ему это понравилось. Что-что, а в этой девочке он ничуть не ошибся! Эта игрушка, так и жаждущая сломаться в его руках, не будет простой… Он хочет разбирать её медленно, словно китайскую шкатулку с тайным замком.
Неизвестно, смог ли Ягуи разделить чувства нэкоматы, но и ему игрушка кота явно пришлась по вкусу, о чем он не преминул высказаться во всеуслышание. Эта дружелюбная улыбка, и ответное шутливое прикосновение… Что же прячется за зеркалом непроницаемых глаз хэби? Ну конечно Мэймару понимал, что Кэнджи специально, из природной вредности, травит его подобными «проявлениями внимания» и этим извечно невыносимым «Мэй-Мэй-тян», ставящим нэкомату на уровень какого-нибудь глупого мальчишки, однако совершенно не обиделся и даже сделал вид, что доволен похвалой.
«Вкус? Хмм… Думаю, он так и не изменился… Я и сегодня предпочитаю питаться отбросами… Социальными отбросами… И, как ни странно, эти несчастные, оставленные за бортом счастливой сказки о жизни лица отличаются от примитивной серости так же ярко, как бриллианты от простых стекляшек…» - довольно улыбаясь, нэкомата прищурил глаза, так, что тень от ресниц упала на лицо, а радужки стали казаться черными как смола.
- Йоко… - сознательно заниженный голос кота звучал весьма соблазнительно, - Тебя, кажется, заинтересовали подробности моей карьеры? Я прав? – выждав, вежливости ради, пару секунд, и не получив ответа, он продолжил своё повествование, - Как уже сказал Кен-сан, я действительно провожу рядом со Смертью гораздо больше времени, чем это приличествует обыкновенному человеку… Видишь ли, я владелец ритуального агентства,  а потому, можно говорить, что я на ней зарабатываю, - в подтверждение обыденности сказанного, кот лениво зевнул, едва удосужившись прикрыть рот ладонью, - Вообще-то, я не люблю говорить об этом на первом свидании - у большинства женщин слишком бурная фантазия… И если уж я гробовщик, то непременно должен похоронить их заживо, а то и сподобиться на большее непотребство по отношению к их мертвым телам, - Мэймару усмехнулся, причем, вполне искренне, - Ну что за вздор?!? – темные глаза нэкоматы устремились на Йоко, прожигая девушку изучающим любопытством, - Ты ведь ничего такого себе не напридумывала, а, Йоко-тян?
Йоко, видимо, нужно было собраться с мыслями, и официантка, вернувшаяся к особым посетителям с готовым заказом, появилась очень вовремя… Коктейль с пугающим, но таким подходящим для данного заведения названием, оказался весьма занятной на вид жидкостью. Густой, полупрозрачный как гранатовый сок, алый напиток был словно чем-то подсвечен снизу, а если присмотреться, то можно было даже заметить золотые цепочки светящихся пузырьков, поднимающихся со дна бокала. Даже для аякаси было не очень понятно, как бармену «Падших Душ» удалось добиться такого эффекта, а уж человек и подавно был бы удивлен!

0

12

Мнение Йоко было воспринято её новыми знакомыми на ура, что для самой девушки оказалось довольно неожиданным – ведь она привыкла к непониманию. Несмотря на заметную внешность и некое неуловимое обаяние она никогда не была популярной, школьные товарищи всегда сторонились её, находя замкнутой и грустной девочкой. Пожалуй, только в раннем детстве у неё были настоящие друзья, хотя и эти счастливые воспоминания куда-то из головы подевались, словно всё это было не с ней… Или не в этой жизни.
«Странно всё это… Почему едва знакомые мне люди кажутся такими близкими в то время, как собственные родители остались в стороне, критикующими каждую частичку моей индивидуальности? Родиться, жить, и когда-нибудь умереть… Просто и без лишних забот, без всяческих странных желаний и высоких стремлений… Разве же быть нормальной не скучно?» - уже не обращая никакого внимание на межличностные отношения этих двух парней - были ли они друзьями или скорее, наоборот – Йоко закрыла глаза и погрузилась в свой внутренний мир. Здесь, в загадочном заведении, «где за барной стойкой сидят одни только демоны», этой девочке было куда уютнее, чем в своем собственном доме, и за этот, пусть недолгий и сомнительный, момент счастья она уже была благодарна этому случайному знакомому со странными глазами цвета вишни.
- Йоко… - позвал её из пустоты чей-то голос… Приятный, и, кажется, безумно знакомый… Самый родной голос на свете!
Неожиданно очнувшись, девушка вышла из своего минутного оцепенения и растерянно захлопала пышными накладными ресницами.  Мэймару говорил о своей работе, которая оказалась слегка необычной, хотя лично для неё, Йоко, ничего противоестественного или пугающего во владельце ритуальной конторы не было. Хотя, и верно – образ подобного человека рисовался в её голове с эдаким романтичным и мистическим ореолом. Наверняка, он ходит лишь в черном, редко улыбается, весь такой холодный, да и вообще похож на вампира… Украдкой сравнив Мэймару с этим описанием, она нашла, что сходств предостаточно.
- Ох, конечно же, ничего подобного я и не думала! – нагло соврала Йоко. В действительности идею быть погребенной заживо она находила вполне даже заманчивой и будоражащей разум…
Должно быть, от этого её слова прозвучали плоско и совершенно не вызывали доверия, но к счастью, в этот момент официантка принесла напитки, а потому докапываться до Йоко её новые друзья не стали.
Приподняв сияющий бокал за тонкую ножку, девушка осторожно поднесла его к глазам и посмотрела на мир, окрасившийся в такой праздничный кроваво-красный цвет, каким бывают крыши храмов или наряды юных мико… Ко всему прочему, в напитке, кажущемся густым словно кисель, или даже настоящая свежая кровь, мельтешили совершенно чудесные золотые пузырьки! Примерно так Йоко представляла себе звездную пыль или пыльцу с крыльев сказочной феи…
«Даже не знаю, стоит ли это пробовать?» - с недоверием понюхав содержимое бокала и найдя, что вместо запаха алкоголя «зелье», иначе назвать напиток было сложно, пахнет чем-то сладким, и в то же время горьким, она всё-таки сделала один глоток.
Вкус коктейля оказался достойным внешнего вида: - «Очень странно… Это… какой-то сладкий сок? Что-о это вообще? А что ещё за металлический привкус?» - сомнение очень ярко отразилось у Йоко на лице, должно быть для ёкаев, имеющих возможность наблюдать эту сцену, девушка сейчас выглядела как ходячая карикатура на простого смертного. Странно, что никто из присутствующих ещё не покатывался со смеху.
- Скажите, Кэнджи-сан, - поставив бокал на стол, решила поинтересоваться она, - Не хочу показаться бестактной, но я заметила, что вы здесь далеко не впервые... А правда ли, что в этом баре были замечены ёкаи? - последние слова Йоко, разумеется, произнесла шепотом, в надежде, что если демоны и есть, то они этого не услышат.

0

13

«Мэй-Мэй, ты умеешь выкручиваться из любых ситуаций… – чуть заметно улыбнулся Ягуи, театрально приложив кончики пальцев ко лбу. – Я не перестаю удивляться твоему таланту, до которого мне еще идти и идти. Может быть, я просто слишком стар? Скоро стану, как старик Когицунэ, злобным и вредным дедулей… ох… избавьте…»
Изворотливость нэкоматы всегда радовала хэби, и порой даже трудно было понять, чего именно хочет Кэнджи, ластясь к Мэймару и его жертвам: поглотить эти великолепные эмоции, терзания души и физические боли, что будут испытывать они перед тем, как нэкомата пожрет их, или же просто понаблюдать за, несомненно, великим театральным талантом кота. Наверное, завлекало Змеиного короля, как первое, так и второе. Разница лишь в том, что созерцая игру Мэймару, Кэнджи не утолял свой вечный голод, а вот от жертвы его сочились страданиями и эмоциями, словно переполненные соты с отборнейшим медовым нектаром, устоять перед которыми не способен ни один любитель сладкого.
- А даже если и подумала, то все равно тебе же, безумному гробовщику, удобнее. Все по взаимному согласию – все счастливы, – развел руками Кэнджи. – А, вот и выпивка. А я-то все думал, когда ее принесут.
Ягуи буквально самыми кончиками пальцев ухватился за ножку бокала, и окружающим вполне могло показаться, что сия не менее странная, чем сам Мэймару, особа просто показушничает и вот-вот прольет содержимое бокала на свои брюки. Но не тут-то было: Кэнджи и правда вполне себе спокойно держал бокал с довольно густой и от того тяжелой жидкостью самыми кончиками своих тонких пальцев.
- Выговор бармену – он черепаха, – с излучающим какое-то не слишком доброе добро лицом произнес Кэнджи, устремив прищуренный взгляд на официантку. – И тебе тоже…
Во взгляде что-то резко переменилось, и вся эта мнимая доброта резко сменилась явным недовольством и чем-то, явно отдающим гневом. Официантка, давно работающая в этом заведении, а посему знающая, что этот взгляд означает, поспешила быстрее удалиться, куда подальше от «важных гостей».
- Какой же дерьмовый сервис тут! – широко улыбаясь, обратился Кэнджи к своим друзьям. – Мэй-Мэй-тян, когда мы уже сменим место отдыха?
«Как-то все затягивается. Мэй-Мэй, не стоит ли нам приступить к делу? Я голоден, я жутко голоден. Ты же не хочешь, чтобы я прямо перед жертвой начал заливаться слюной?»
- А? – откликнулся Ягуи на слова Йоко. – Ах, Йоко-тян уже наслушалась от Мэй-Мэй-тяна жутких историй про ужасных духов, охочих до человечинки? А она хочет их увидеть? А не боится? А если они только и ждут, чтобы живьем ее растерзать? – при сих словах хэби вновь по-детски хихикнул. – Ты мне очень нравишься. В Озаки не любят слабаков, но ты не из таких. Да~, тут полно чертовщины, но она прячется от тебя. Йоко-тян слишком напряжена, слишком озабочена бренными проблемами, чтобы их заметить, – словно доказывая свои слова, Кэнджи дотронулся указательным пальцем до ее носика, ожидая чего-то, понятного лишь ему.

0

14

Ягуи продолжал кривляться – как во фразах так и в действиях, и это могло означать лишь одно – настроение у змея сейчас отличное. Заинтересованно склонив голову набок, нэкомата подпер ладонью подбородок и посмотрел на Кенджи сквозь кровавое марево стоящего перед ним напитка, словно говоря ему: «Так-то, сэмпай! Вечность живи, вечность удивляйся…» - выражение лица Нэкои явственно свидетельствовало о восхищении прекрасным собой. А потому,  на то, что Ягуи продолжил развивать тематику некрофилии, Мэй даже внимания не обратил – в конце-концов, данная шутка была, кажется, не многим младше Когицунэ, и оба они понимали, что Йоко так просто не напугаешь… 
Не дождавшись от кота заметной реакции, Ягуи решил устроить собственное представление, которое можно было бы назвать «Дайте жалобную книгу». Сперва нэкомата решил, что таким образом, задавая трепку марионеткам собственного театра, Кенджи делает ему ответный жест, но вскоре понял, что ошибся… Уж очень ядовитым казался взгляд змеиных глаз, мутных и твердых, словно бусы из лунного камня, адресованный официантке.
«Заткнись и дуй отсюда?» - попытался интерпретировать данный взгляд Мэймару, - «Похоже на то… Ну-у же! Кен-сан, ты слишком строг… Разве эта глупышка в чем-то виновата?» - расстроено отодвинув бокал, из которого до сих пор не успел сделать ни глотка, нэкомата кинул на Кенджи грустный просительный взгляд. Намек змея был понят, однако покидать бар немедленно Мэймару явно не спешил.
Однако в ответ, для особо непонятливых, прозвучало лишь предложение сменить место отдыха. Грустно прощаясь глазами с «закуской» - неприлично больших размеров блюдом, наполненным говядиной, обжаренной в темпуре, которое оставила на столе официантка – Мэй-Мэй вздохнул…
«А разве мы куда-то торопимся? Нет, ты прав, конечно – этой животной трухой сыт не будешь… Наша маленькая Йоко по сравнению с этим – божественный десерт! Но разве интересно вот так взять и проглотить её сразу, не успев даже вкуса распробовать?»
Словно отзываясь на мысли нэкоматы, Йоко подала голос. Её в отличие от Мэймару заботили вовсе не угощения, а совсем даже зрелища. Оно и понятно – с мистическим трепетом и заинтересованным блеском в глазах, девушка верила во все его бредни, только лишь потому, что в них фигурировали ёкаи. Собственно, и сюда она явилась ёкаев ради, а на ловца, как говорится, и зверь бежит.
Какая ирония – эта наивная девочка, так и грезящая о встрече с ёкаем, сидит сейчас в компании двух аякаси, мило щебечет и даже не подозревает о том, что мечта её уже давно осуществилась…
«Интересно, а сможет ли она узнать это когда-нибудь?» - странно, словно самому себе, Мэймару улыбнулся, - «Пожалуй, ты это заслужила, моя милая Йоко-тян… Я лично позабочусь о том, чтобы твоя смерть была точь-в-точь как мрачная греза, живущая у неё в голове! Вот только бы суметь мне эту грезу оттуда выковырять…» - всем своим видом показывая, что уходить никуда не намеревается, нэкомата вальяжно откинулся на спинку дивана и взяв со стола отставленный ранее в сторону бокал с коктейлем сделал небольшой глоток. Густой напиток оставил на тонких губах нэкоматы глянцевый след, сделав его улыбку ещё более зловещей.
- Кен-са~ан! – нарочито лениво протянул он, обращаясь к Ягуи, перенявшему инициативу в свои руки, и уже вовсю заигрывающему с Йоко, - Опять ты со своей критикой… Ты, конечно, прав – гулять под самыми звездами с пустым желудком много легче, но стоит ли так спешить?

0

15

Казалось, прибывшим напиткам и угощениям вся компания очень рада, и Кенджи, сообщивший, что ждал появления выпивки (это казалось странным, поскольку до напитков, стоявших перед ним ещё до появления Йоко и Мэймару, он даже не дотронулся), не был исключением.
Однако, приподняв бокал таким непривычным для человеческих глаз образом и заставив Йоко в очередной счесть себя безумцем, он резко поменял настроение, начав критиковать всё вокруг. И бармен - черепаха, и официантка безрукая, и сервис дерьмовый… Дальше, логично было предположить, должна была последовать критика местной кухни, однако разум Ягуи стремился уже за пределы «Падших Душ», а потому он, не мелочась, предложил покинуть сиё заведение.
Уходить Йоко не хотелось. Во-первых, она, хоть и успела убедиться, что данный бар действительно не похож на обычные кафе, ещё ничего почти не попробовала, а во-вторых, кто знает, не решит ли Мэймару закончить свидание сразу, как они отсюда выйдут?
Заметив, как изменилось поведение Нэкои, она почему-то решила, что разочаровала его, и теперь парню, такому необычному и столь сильно любящему чужие странности, сидеть с ней рядом безмерно скучно…
«Что же делать? Может быть, я и правда вела себя слишком скромно?» - удрученно вздохнув, девушка посмотрела сначала на Мэймару, а затем на Кенджи. Оба вели себя так, словно сговорились и решили поменяться ролями – Мэймару, казавшийся ей до этого шумным и неугомонным типом, уютно развалившись на диване молчал, а Кенджи, серьезный и невозмутимый в начале их встречи, кривлялся и показушничал, словно стремясь привлечь внимание девушки… Или это шоу устроено вовсе не для неё, а для  Мэймару?
«Всё-таки странно себя ведут эти двое… Неужели, причина во мне?» - засомневалась девушка, - «Нет-нет, дело в чем-то ином… Зависть? Ревность?!?» - кажется, в этот момент парни и правда были больше заняты друг другом и своими же мыслями, нежели ею… Мэймару, увлеченно гипнотизировал тарелку с едой, разве что не зевая от скуки, и оторвался от неё лишь тогда, когда появилась угроза ничего из заказанного не съесть. А Ягуи, прежде чем ответить на простой вопрос, совершил множество иных действий и произнес множество непонятых фраз, но затем, всё же отозвался.
Ах, Йоко-тян уже наслушалась от Мэй-Мэй-тяна жутких историй про ужасных духов, охочих до человечинки? – загадочно и не без коварства произнес Кенджи, будто бы сознательно стараясь запугать девушку. Однако, попытка сделать это, если она и была, оказалась неудачной. Йоко даже не переменилась в лице.
«Ну что за детский сад? Говорить во всеуслышание о том, что ты человек, находясь в заведении для кровожадных демонов? Бар для демонов… Как я вообще могла поверить в такие глупости? Это просто... необычный интерьер и меню... Что с того?» - девушка с укором посмотрела на Мэймару, - «Хааайдзи… Я думала, что парень подобный тебе и сам должен быть похож на демона, а ты оказался обычным выдумщиком. К чему эти сказки? Как жаль, должно быть я проклята… Стоит мне проникнуться к кому-то симпатией, и он тут же меня разочаровывает».
Кенджи же не умолкал, сообщив вдобавок и то, что Йоко ему понравилась...
«Ах, вот оно что… Значит, это тебе по вкусу скромные пугливые девочки?» - поставив руки на пояс, Йоко расстроено вздохнула, - «Ах ты, чёртов устроитель свиданий! Думал развести меня по полной программе?» - разбираться в чем-либо девушке совершенно не хотелось, и Мэймару точно словил бы пощечину, если бы Кенджи не подсуетился, смутив Йоко неожиданным и непонятным жестом.
Впрочем, смущение длилось недолго. Решив, наконец, расставить все на свои места и вывести приятелей-шутников на чистую воду, Йоко схватила Кенджи за запястье и сказала: - Думаешь, наверное, что я до чертиков напугана? – она улыбнулась так, как улыбалась впервые за вечер – не из вежливости или стеснительности – а смело и даже с вызовом, - Конечно, здесь нет музыки, Кен-сан, но, давайте, потанцуем! И пусть все ёкаи, если они сейчас видят, как мы веселимся, умрут от злости!

0

16

- Думаешь, наверное, что я до чертиков напугана? – вдруг произнесла Йоко в ответ на жест Кенджи, чем немало удивила его. – Конечно, здесь нет музыки, Кен-сан, но, давайте, потанцуем! И пусть все ёкаи, если они сейчас видят, как мы веселимся, умрут от злости!
«Я верил, Мэй-Мэй! Я до последнего верил в нее! Я чувствую тепло в ее глазах! Это отчаянная искра… она так манит к себе. Теперь-то я вполне мог занять место в зрительном зале… но, кажется, немного не рассчитал, – Кэнджи чуть улыбнулся уголками рта, словно даря эту улыбку Йоко, но на деле лишь выразил таким образом свое полное удовлетворение сей жертвой. – Что же, маленькая и храбрая девочка хочет потанцевать со змеей? А я и не против. Завидуй, Мэй-Мэй-тян: меня девушки любят больше. Завидуй и готовь свое представление!»
- Устроим представление, Йоко-тян? – мягким голосом произнес Ягуи, бросив секундный взгляд на Мэймару. – Я уже сказал, что мне нравится твоя смелость?
Встав из-за столика, хэби выпрямился и, оглядев всех присутствующих, звонко хлопнул в ладоши, словно стараясь привлечь их внимание. И действительно, стоило ему это сделать, как все прочие посетители быстро расступились, предоставляя парочке небольшую площадку для танца. Бармен так же засуетился, и уже через полминуты в помещении «Падших душ» играла не слишком занудная, чуть мрачноватая, но отлично предрасполагающая к медленному танцу музыка.
- А вот и музыка, кстати! –  улыбнулся он наимилейшей улыбкой, обратив свой хоть и неестественный, но в данный момент казавшийся таким чарующим, взгляд. – Прости, если не нравится. Ну что? Посмотрим, как Йоко-тян умеет танцевать?
И, не дожидаясь ответа, Кэнджи резко положил руки на талию своей партнерши, прижав ту почти вплотную к себе. Шаг. Вперед-назад. Вот, они уже кружатся по отведенной им площадке, словно гонимые туда-сюда легкими порывами игривого степного ветра. Глава знаменитейшего клана якудзы в Сакурасине и миловидная готичная девочка. Другие посетители «Падших душ», кажется, и правда смотрели на них с завистью. Только вот чему они завидовали? Красоте и своеобразности Йоко? Властности Кэнджи? Или зависть вызывало что-то еще? А, может быть, они смотрят с восхищением? Или же с насмешкой – кто их знает? Разве что тот, кто умеет читать мысли. Есть ли среди екай, заседающих тут в данный момент кто-то подобный?
«Любуйтесь моей добычей, братья! Любуйтесь и завидуйте! – чуть откинув голову назад, с улыбкой подумал Змеиный король. – … Нашей добычей, Мэй-Мэй… Нет! Твоей! Твоей добычей! Какими бы помоями я питался, если бы не твоя щедрость? О нет, второсортный корм для моих подручных не достоин меня!»
- Кажется, они завидуют нам. Ты ведь хотела этого? – еле слышно произнес Кэнджи, не убирая улыбки с лица. – Но с Мэй-Мэем ты смотришься определенно лучше. Оба вы люди с огоньком в душе. Храбрые, не идущие по пути, начертанном судьбой. Да и просто двое милах. Это прекрасно… - он мечтательно вздохнул. – Ты теперь куда более расслаблена. Еще чуть-чуть, и демоны сочтут тебя отличным лакомством! – в довершение своих слов Кэнджи вновь по-детски хихикнул. – Хи-хи. Как бы все это не переросло в кровавую трапезу...

0

17

Услышав, как Йоко ответила Кенджи, Мэймару аж присвистнул, якобы удивляясь, в действительности же – выражая сэмпаю свое одобрение: -  Фуф… Ничего себе! Наш Кен-сан очаровывает девушек одним взглядом! – безучастная позиция жертвы, до этого момента лишь прячущейся за напускной скромностью, а также излишне активное поведение Ягуи, ей заинтересовавшегося, признаться, едва не угробили коту всю охоту, но сейчас он об этом ничуть не жалел. Разрешив Кенджи пролезть вперед очереди, дабы  тот мог вдоволь наиграться с этой милой девочкой, пытая её своими змеиными методами, Мэймару превратился в скромного наблюдателя, кажущегося инертным и скучающим, но в действительности, мысленно анализирующего данные змеиных исследований и совершенствующего свои собственные на Йоко планы. – Оставил меня без пары… И это на моем же свидании! – Нэкои ликовал. Это отразилось и в его оживившейся мимике и в том, как выгнув, словно после пробуждения, уставшую от неизменного положения спину, он плавно переместился к тому краю дивана, откуда удобнее было бы смотреть на танцующую пару.
«Йоко, милая… Ты заставила меня призадуматься! Но разве я мог ошибиться? Нет! Конечно же, ты чудо… Теперь мы с тобой и правда звезды мира ёкай, такого шоу с человеческим участием здесь ещё никто отродясь не видел!» - пожалуй, Мэймару перехваливал девушку, поскольку Йоко была далеко не первой его жертвой, способной играть в декаданс столь искренне и ярко. Все они были чудесны, хрупки, как бывают люди, и неуловимо похожи –далеко не тот тип девушек, что обычно живут на страницах модных журналов, но зато они были живые, со светящимися и ясными глазами, а не мертвенно-стеклянными зеркалами, в которых кроме своего отражения можно разглядеть лишь пустоту… Понять откуда произрастает это сходство Мэймару не мог по сей день, однако выказывал предположение, что растет оно из той самой раны, на том самом сердце, которое вот уже двести лет как не бьется.
Обостренные чувства аякаси, возбужденные предвкушением славного ужина, напряглись до предела, и теперь он ловил любые движения души своей жертвы – отчаянная радость, пахнущая адреналином, пьяные светлячки в глазах… И вот она шагает за грань! Как чудно сияет в свете алых фонарей её бледная кожа, и капельки липкого пота выступают на тонких ладошках – этот пряный запах Мэймару тоже чувствует. Её сердце стучит так быстро, взволнованно… Дыханье сбивается, и кровь с привкусом меди из «Адского пойла» так быстро бежит по её венам... Главное блюдо подано! Но чего-то в нем явно не хватает... Быть может той знатной душистой приправы, что выжимается из боли и страдания?
Мэймару и не заметил, как в процессе созерцания танцующих Кенджи и Йоко смёл всё содержимое стоящей перед ним лохани – пожалуй, не будь здесь этого мяса, нэкомата от нетерпения сгрыз бы собственные пальцы.
«Обними её покрепче, Кен-сан! Так, чтобы ребра трещали!» - довольно улыбаясь, кот тихонько, в такт плавной музыке, покачивал зажатыми в руке палочками, - «Интересно, о чем он сейчас думает? Никогда этого не понимал… И что он там ей шепчет?? Эх, жаль, что я не сатори!» - оторвавшись на миг от танцующей пары, Мэймару осмотрел быстрым взглядом всех присутствующих в баре. Почти все сидящие за столиками ёкай тоже внимательно следили за смертной девушкой, смело танцующей с самим Змеиным Королем, - «Есть ли среди них сатори? Если это так, то они, должно быть, потешаются».
Йо~око-тян! – нарочито просительным тоном протянул Мэймару, едва музыка затихла, и танцующие расстались, - Это несправедливо! Раз уж Кен-сан отхватил первый танец, то мне  полагается, по меньшей мере, поцелуй!
Йоко, верно решившая, что Нэкои снова шутит, обернулась, даря ему свою очаровательную улыбку, и направилась к дивану. Дождавшись, пока девушка окажется достаточно близко, Мэймару ловко схватил её за запястье и со всей демонской силы потянул на себя. Разумеется, Йоко не оставалось ничего, кроме как по инерции хлопнуться к коварному коту на колени. Не дожидаясь особого разрешения, нэкомата просто взял то, что ему, исходя из выше озвученного умозаключения, причитается по праву. Впрочем, страсти в этом коротком поцелуе было не так уж много – нежно обняв холодными губами трогательно-алую от размазанной по контуру помады нижнюю губу Йоко, Мэймару лишь запечатлел на ней своё дыхание, словно напоминая девушке о том, что смерть всегда ходит рядом. Затем влажный кончик языка Мэй-Мэя скользнул вверх по щеке девушки, перестав ощущаться где-то у основания  её уха - старая дурная привычка, коту почему-то казалось, что его жертвам это до ужаса нравится.
«Понравились местные коктейли, нэ?» - игриво шепнул ей кот, - «В наших бокалах был яд… Вряд ли мы успеем полюбоваться рассветом…  Но если вдруг нам повезет, то почему бы не сделать это вместе?»

0

18

Слова, которые ты говоришь раньше, нежели мысль, побудившая их произнести, успевает полностью сформироваться в твоем сознании, обычно бывают опрометчивы и, иной раз, пугают, будучи окончательно осознанными…  Именно этот страх перед уже содеянным и необратимым испытала Йоко, когда Кенджи в очередной раз одарил её тем странным гипнотическим взглядом, за который она в начале вечера успела прозвать его Змеиные-Глаза-сан.
- Ну что? Посмотрим, как Йоко-тян умеет танцевать?! - с улыбкой произнес Ягуи, приглашая девушку на медленный, как можно было понять по стилю зазвучавшей, откуда ни возьмись, музыки, танец. Девушка хотела было что-то ответить королю местного бала, которым, она больше не сомневалась, был именно Ягуи, однако медлила слишком долго, за что и была лишена права проявлять инициативу.
Руки Кенджи, обхватившие талию Йоко плотным кольцом, его внезапная близость и властность заставили душу девушки сжаться в комок при вдохе, замерев в таком положении на несколько секунд, а затем, вместе с выдохом, расправиться, став бескрайней как небо, и просто позволить Йоко наслаждаться мгновением… Чувствовать именно то, чего она всегда и хотела!
Закрыв глаза, Йоко ещё крепче прижалась к Кенджи, ощутив щекой плотную текстуру ткани его костюма. Предоставив Ягуи полное право распоряжаться её движениями, Йоко удивилась, с какой нечеловеческой пластикой двигается этот странный молодой мужчина: «Кажется, в наше время даже аристократ не смог бы так хорошо танцевать… Кто же он такой?» - девушка вновь открыла глаза, посмотрев в сторону, где уютно облокотившийся на подлокотник дивана Мэймару следил за их танцем вечно сияющим взглядом: - «Нет… кто ОНИ такие? Хайдзи, чего ты хотел сказать, позвав меня сюда? Зачем познакомил с Кен-саном? Я больше ничего не понимаю…»
И хотя недосягаемые мысли Мэймару Йоко притягивали, сейчас он был единственным из наблюдающих за танцем зрителей, чье мнение хоть немного заботило девушку. Ей ничуть не хотелось думать о том, как они с Кенджи выглядят со стороны, и что решили посетители бара – будь демоны они или же  нет. Впрочем, для того, чтобы понять, какие эмоции сейчас отразились на лицах зрителей, достаточно было понаблюдать за изменениями в лице Ягуи, выглядящего сейчас довольным до крайности. Йоко смотрелась в него как в зеркало: «Вы прекрасны, Кен-сан… Кажется, и само это место, и его посетители полностью в вашей власти… Так что же вам здесь не понравилось?»
Словно отвечая на мысленный вопрос девушки, Кенджи, почти шепотом, с некой довольной хитринкой в голосе, как Йоко показлось, произнес:  - Кажется, они завидуют нам. Ты ведь хотела этого? Но с Мэй-Мэем ты смотришься определенно лучше…
Йоко, улыбнувшись Кенджи в ответ, на этот раз снова сдержанно и скромно, вновь обернулась в сторону Мэймару, словно выражая своё неверие в удачность их пары… Однако тот самый «огонь души», лучащийся в рубиновых (да теперь уже не темно-карих, и даже не цвета вишни, а именно рубиновых) глазах Мэй-Мэя, в очередной раз убил любые сомнения – она восхищается им, она благодарна ему, она смущена и по-настоящему удивлена, что Хайдзи вообще-то может заносить в список своих достижений, поскольку Йоко давно уже ничем нельзя было удивить.
  - Это несправедливо! – принялся канючить Хайдзи, едва затихла музыка, - Раз уж Кен-сан отхватил первый танец, то мне  полагается, по меньшей мере, поцелуй!
Восприняв это как шутку, Йоко, уже и забыв о своем волнении, вызванном словами Кенджи, спокойно направилась обратно к столику. Каково же было её удивление, когда Мэймару, весь вечер сидящий с таким лицом, как будто того гляди заснет от скуки, вдруг и правда её поцеловал, использовав своё заявленное «право».
«Маленькие мятные карамельки…нэ? Кажется, это они?» - почему-то подумала Йоко, ощутив на губах приятный холодок, - «Это… Так замечательно… Потому что когда людям плохо, нет ничего лучше, чем мятные конфеты», - Мэймару не слишком-то спешил баловать её теплом и нежностью, но сейчас это казалось очень правильным, и Йоко положила руки ему на плечи, сгребая ткань черной футболки в тонкие складочки. Чувство полноты, оказавшейся способной занять эту пугающую пустоту у неё внутри, чувство удовлетворенности происходящим… Разве можно было сделать ещё что-то, что бы могло заставить поток ощущений перелиться за край сознания? Кажется, именно так люди сходят с ума? Ведь так?
Мэймару, увлеченный ненормальностью, как видно, знал в этом толк, а потому, совершив странное действие, в котором здравый смысл был полностью заменен на чистое вожделение, он произнес фразу, заставившую мир перед глазами Йоко дрогнуть и поплыть мутными радужными пятнами, словно бензин на мокром асфальте...
- Хочешь сказать… Ты убил нас? – кажется, она даже не собиралась произносить эти слова во всеуслышание, но взбудораженные мысли, желающие вернуться к логике привычной реальности, и рефлекторные действия, совсем уж ничем не обоснованные, никак не хотели находить компромисс между собой.
Беглый, ищущий защиты, взгляд на Кенджи лишь оттолкнулся от безразличия в лучезарной змеиной улыбке: «Он ведь не пил! Во-от почему!!» - лентой кинопленки прокрутив в памяти сегодняшний вечер, Йоко отметила для себя кадры, где Кенджи кривляется, то поднимая бокал, то возвращая его нетронутым на стол, но почему… она не обратила внимание на это раньше? – «Понятно… Эта критика работы персонала отвлекла меня…» - широко распахнутые глаза, кажущиеся неестественно огромными из-за карнавальных линз и накладных ресниц, побледневшее словно бумага, что было заметно несмотря на макияж, лицо, чуть приоткрытые, нервно подрагивающие губы… Разве так выглядит человек, обреченный на смерть? Что-то вроде того…
«Значит… Позаботишься о наших трупах? Ты выполняешь роль шинигами? Так кто из вас двоих - гробовщик?»  - она посмотрела на Ягуи, и затем вновь на Мэймару, - «Ты сделал меня счастливой... И даже позволил потанцевать со смертью… Как я и мечтала?»
- А знаешь, это похоже на заботу… - последние слова девушка произнесла вслух, обращаясь очевидно к Нэкои.

0

19

Танец окончен. Если подумать, Кэнджи уже и не припомнил того дня, когда он так же с кем-то танцевал. А уж про присущий западной культуре медленный танец и говорить не приходилось. Тем не менее, змей не ударил в грязь лицом (не при своих же подчиненных!) и даже сумел заставить Йоко полностью раскрыть себя в этом медленном «странствии» по ровной глади паркета под ногами.
«Да, спасибо, Йоко-тян. Я давно так не развлекался… – он посмотрел вслед уходящей девушке, чуть прищурив взгляд. – Но в прошлом твоем еще не было такого, что вот-вот произойдет… Ну, Мэй-Мэй-тян же подготовился окончательно?»
И, словно показывая хэби свою полную готовность, нэкомата, все это время жадным взглядом смотревший на танцующую пару, пошел на решительный шаг: он внезапно схватил хрупкую Йоко своими цепкими кошачьими лапами, словно открыв для всех свою сущность хищного ночного зверя, и взял то, что просил у нее во время танца. Не слишком долгий, но стороны выглядевший довольно эффектно.
«Интересно, а Ее ты целовал так же?.. Когда еще был им… – продолжал размышлять Кэнджи, присев напротив вновь воссоединившейся пары. – Можно ли считать, что тогда ты смог стать человеком, не смотря на свою сущность? Или же это была не меньшая иллюзия, чем события моего детства?.. Из Йоко-тян вышел бы прелестный мононоке, кабы ей не была уготована участь десерта на нашем пиршестве. Впрочем, она должна быть счастлива, что умрет от рук Мэй-Мэя, ведь это сродни искусству… Стать частью произведения гениального художника мира демонов».
- Хочешь сказать… Ты убил нас?
«Хм? Яд. Это так банально… но в то же время, Мэй-Мэй, это так по-извращенному изысканно. Мне нравится».
Хэби продолжал смотреть на Йоко и Мэймару, не отводя своих безжизненных глаз ни на секунду, а ядовитая улыбочка упорно не желала сползать с его лица, словно призывая хрупкую девушку побледнеть еще сильнее. Она явно растерялась и просяще смотрела на хэби в ответ, но тот и не думал вновь заключать ее в спасительные объятья, как это было минуту назад. Наоборот, коварный змей скорее насмехался над Йоко, над ситуацией, в которую она попала, и явно испытывал некое удовольствие от происходящего. Конечно, ведь еле заметный поток страданий уже потянулся к чуть приоткрытому рту Змеиного короля, начав удовлетворять его голод.
«Приятно… страх и потерянность в ее душе, – змей облизнул край верхней губы, продолжая созерцать своих спутников. – Тебе удалось, кот, в очередной раз… Мне так завидно, что я готов и тебя сожрать, прямо следом за Йоко-тян. Но, увы, без Мэй-Мэя моя жизнь будет намного скучнее~».
- Ой… – улыбка Кэнджи вновь приобрела свой незамысловатый вид. – Он проболтался~. Ну не глупый же~ кот? – хэби подпер лицо руками и прикрыл глаза. – И все же вы идеально смотритесь~ вдвоем.
Но Йоко не переставала удивлять аякаси: что-то внутри девушки не позволяло ей сжаться от страха смерти, а наоборот, будто бы ждало ее с распростертыми объятиями. Не сказать, что Кэнджи это слишком радовало: многие жертвы Мэймару в душе хотели умереть, но впечатляло точно.
«Хм… ей определенно идет быть мононоке. Я бы хотел забрать себе твою смертную оболочку, предоставив свое могучее тело в замен… Впрочем, изменится ли что-то? Сколько тел сменил ты, Мэй-Мэй-тян~? Думаю, достаточно, чтобы опровергнуть эту теорию...»

0

20

И почему только смерть любят представлять  холодной, лишенной всякого сочувствия женщиной?  Ведь это совершеннейшая неправда! Она, напротив, ведет себя очень мило и вежливо, скромно стоя в стороне и едва ли напоминая вам о том, что находится где-то поблизости… Думать об этом нэкомата любил, особенно в такие моменты – когда он пытался прочитать узор эмоций на лице своей жертвы, едва осознавшей, что она обречена. Эти широкие, остекленевшие, словно у дохлой рыбины глаза, бескровная кожа, синюшные, как у его послушных слуг, губы – какая, всё-таки, мерзость…на которую, тем не менее, ему ужасно нравилось смотреть.  Умирание… Хорошее слово, для того, чтобы придать пятиминутному процессу весомость тысячелетия! Как жаль, что сам он, умирая на протяжении вот уже четырех веков, не имеет возможности насладиться этим танцем агонизирующих клеток, почувствовать каждую из них в отдельности, вспомнить, что легкие нужны для того, чтобы насыщать кровь кислородом, а не для того, чтобы создавать иллюзию дыхания, а сердце предназначено не для заполнения пустоты под рёбрами с левой стороны, а лишь для того, чтобы биться, и под конец разбиться совсем … О, Смерть! Да, он влюблен в неё, навечно обручен с ней… Почти так, как боги смерти…
Впрочем, себя шинигами Мэймару никогда не считал, полагая, что как раз таки осуществляет противоположную обязанностям бога смерти деятельность. Забавно понимать, что возвращая этих несчастных к жизни, он не давал им второго шанса, и к тому же забирал единственно важную для каждого смертного вещь – свободу… И, главное, любой из них считает, что став свободным непременно лишиться чего-то важного… Что ж, эти смешные людишки, правы – все удовольствия земного мира имеют цену вечности…
- А знаешь, это похоже на заботу… - её голос звучал так легко и расслабленно… Удивительно! А ведь ему казалось, что смертные окончательно разучились его удивлять… Нэкои мягко улыбнулся.
- Прости, что все получилось так спонтанно… - взгляд кошачьих глаз стал похожим на теплое пламя в камине, а изменчивая радужка вновь «выцвела», превратившись из кроваво-красной в золотисто-коньячную, - Я… пожалуй… слишком замкнут для классических признаний в любви… – Мэмару вновь прижал девушку к себе, хитро поглядывая из-за её плеча на Кенджи.
«Вот они - поиски несуществующей черной кошки в темной комнате! Очаровательно! Нет ничего увлекательнее, чем думать о том, что ты умираешь от яда… особенно, если его и в помине не было», - левый краешек губы Мэймару плавно пополз вверх, перекроив нежную улыбку в хищную гримасу.

0

21

Поразительно, как меняется поведение человека, лишь стоит оказаться ему в непривычной для себя и, пожалуй, если уж рассматривать конкретный случай, весьма опасной ситуации… Так много раз Йоко представляла этот момент непосредственной близости к смерти, многократно перекладывала и переворачивала эту мысль в своей голове, рисовала мельчайшие подробности своей странной мечты, используя все свое волшебное воображение… Но теперь, несмотря на такую тщательную «подготовку», испытывала лишь одно простое и глупое чувство – полнейшую растерянность, сковывающую движения, и лишающую дара речи.
«Неужели я и правда умираю?» - спросила Йоко не то саму себя, а не то незримо присутствующих здесь  духов. Печально… Однако никаких изменений в себе она не ощущала. Не было ни боли, которой подсознательно боится любое существо, способное её ощущать, ни ужаса, связанного с безвыходностью ситуации, ни сладкого трепета перед приближением чего-то пугающего и прекрасного, как холодное лезвие ножа, сверкающего в руках преступника… Для агонии же, пожалуй, было ещё рановато.
«Забавно… Оказалось, что в этом нет ровным счетом ничего увлекательного… Меня просто не станет…» - продолжая держаться за плечи Мэймару, она расслабленно улыбалась, словно смотрит старый, много раз пересмотренный, но до сих пор сохраняющий свое тихое очарование фильм.
Пожалуй, так оно в некотором роде и было. Сейчас Йоко смотрела фильм под названием «Жизнь», в котором некогда сыграла свою маленькую и незаметную роль, а теперь лишь могла посмотреть на себя со стороны:
- Прости, что все получилось так спонтанно… Я… пожалуй… слишком замкнут для классических признаний в любви… - словно злодей-обольститель из очередной мыльной говорил Мэймару этой глупой девочке в черном. Впрочем, даже в этой роли он смотрелся куда обаятельнее типичного обидчика наивных дев – казалось, он говорит совершенно искренне. Вот только смысла это не имело уже никакого – станет ли он дуть на догорающую свечу, или закроет её робкое пламя ладонью от ветра… Всё бессмысленно, всё бренно… Как жизнь, так и смерть.
Мэймару вновь обнял её, и вновь его тело показалось Йоко нечеловечески холодным, однако отстраняться ей не хотелось, несмотря на только что сделанные выводы о бессмысленности всего сущего, она и впрямь воспринимала действия этого странного парня, как непритворное желание сделать её чуть счастливее…
«Какова же твоя истинная цель? Пытаешься научить меня чему-то? Выслеживаешь в сети девушек, влюбленных в смерть и показываешь им, что любить всё это время стоило что-то другое?»  - от этой мысли слезы, доселе скрытые от всех где-то в глубинах внутренних переживаний Йоко, хлынули свободной рекой, - «Жаль, что я не смогла понять этого раньше…»
- Кто вы? Шинигами? – обратилась она одновременно к обоим своим спутникам, и присутствующим в баре вообще, - Почему вы выбрали меня?

0

22

Сколько он уже наблюдал за сей прекраснейшей из идиллий? Минуту? Две? Сложно сказать. Сам же Кэнджи с уверенностью бы ответил, что прошло, по крайней мере, не меньше часа. И не сказать, что этот немыслимо растянутый миг Змеиный король находил не интересным, навевающим скуку. Наоборот, змей словно по своей сверхъестественной воле удерживал эти мгновения на земле, не давая им кануть в бездну истории… истории, о которой будут помнить лишь он и его вечный спутник-компаньон. Впрочем, оно ли не к лучшему? Зачем этим двоим вообще хоть с кем-то делиться? Это лишь их добыча, следовательно, и эта дивная история так же должна принадлежать лишь им.
Было абсолютно очевидно, что Ягуи уже давно распознал суть коварного кошачьего плана. Вот только как давно? Он действительно не притрагивался к стакану. Но за тем ли, чтобы подыграть обманке Нэкои? Нет, наш аякаси не может читать мысли, лишь воспоминания, но это так к стати сложившееся обстоятельство явно не дало хэби ударить в грязь лицом. Что и говорить? Этот змей совершенен во всем! Как минимум, так считает он сам.
«Все в жизни складывается забавным образом, Мэй-Мэй-чан, – он вновь поднял бокал над столом самыми кончиками своих пальцев, но вновь не для того, чтобы испить этот якобы отравленный нектар. – Вечно эта жизнь любит подкинуть шутку-другую. Что сейчас, что когда-то в прошлом. Как правило, злую шутку… что уж с нее взять? Сказать честно, юмор у этой невидимой леди крайне неплох. Не то, что мои посредственные, грубые шуточки. Прямо небо и земля! – с лица змея не спадала эта незамысловатая улыбка, бессмысленная и беспощадная. – Ах… как я ей завидую. Может быть, стоит посмотреть этих, так называемых британских комиков? Поднабраться опыта. Ну… или просто их сожрать ко всем чертям. О да, тогда лучше меня и Нее уже никого не будет. Черт. Все равно как-то завидно выходит».
- Кто вы? Шинигами? – вдруг произнесла Йоко, тут же выведя Кэнджи из плена собственных рассуждений, бурно переплетающихся с этим гадким греховным чувством, что без устали преследовало древнего аякаси вот уже четыреста с лишним лет. – Почему вы выбрали меня?
А почему бы и нет? В голове змея вдруг пронеслась маленькая, но достаточно меткая мыслишка: может быть девочка и достойна этого? Нет, не «только этого», а именно «этого». Пожалуй, сейчас они с Мэймару восседают не на уже привычных креслах палачей. Нет-нет, тут они обратились скорее добрыми феями-крестными, то и дело исполняющими все самые сокровенные мечты сей юной особы. Забавная, хоть и непривычная роль. Казалось бы, какой змею в этом случае прок? Но все сомнения развеивались, ибо поток необычайно сладких страданий девушки продолжал вливаться в пасть аякаси, заставляя его еле сдерживать дрожь, так и стремящуюся вывести демона из-под контроля.
«Вкусно… сладко… – он вновь еле заметно облизнулся, впрочем, сейчас хэби не от кого было это скрывать, ведь на него глядел только его старый знакомый. – Все же хорошо, что никто из вас, дуралеев, еще не познал всю прелесть этого вкуса. Возможно, это придет с возрастом, Мэй-Мэй-чан… Но, надеюсь, что нет».
- Шинигами? – возвращаясь к вопросу девушки, Кэнджи постарался изобразить то ли смущение, то ли удивление. – Это которые косой машут и души на тот свет переправляют? Да брось, это даже как-то обидно, – вновь улыбка на его лице стала чуть язвительнее, пусть и была обращена не на Йоко. – Или нет… Даже не знаю. Мэй-Мэй-чан, а ты что думаешь? Мы с тобой подходим на эту роль? Думаю, ты точно в пролете. Слишком наглый для Матушки-Смерти. – на момент обычно пустой взгляд словно в награду за старания нэкоматы, наградил того мимолетной вспышкой… и тут же потух, словно не Мэймару тут был мертв, а сам хэби. – … Да, но, тем не менее, на эти вопросы лучше всего ответишь ты.

0

23

- Ши~ни~гааами... Мрачные ангелы... Поэтично, нэ? – картинно закатив глаза, протянул нэкомата, - Дурак ты, сэмпай! Ничегошеньки не смыслишь в романтике! – перекрестив на груди руки и обняв за плечи самого себя, словно стремящийся сберечь остатки тепла замерзающий, Мэймару обернулся к Йоко, - Смерть – прекрасная женщина... Совершенная, без изъянов и трещин... Но она холодна, - сомкнутые локти разделились и бледные, похожие на птиц, ладони демона-кота взметнулись вверх, - О, Дзигокудаю, как же ты неприступна! Истинный кусочек льда в оправе высшей меры сердечной жестокости! – внезапный порыв, когда повысив резко голос, Мэймару выкрикнул имя своей покровительницы, сменился таинственной и отрешенной строгостью у него на лице: - Она не имеет любимчиков. Ни~ од~но~го! И сколько бы я не доказывал ей свою верность – Смерть не согреет меня... – тонкая рука в обрамлении черного отворота рукава футболки потянулась к обнаженному плечику Йоко, сияющему в иллюминации бара как жемчуг. Мэймару не спешил объяснять свои действия, лишь нежно тронув кожу испуганной девушки. Йоко, словно в лихорадке, мелко дрожала. Пряный аромат страха, исходящий от её тела приятно щекотал ноздри аякаси, и потому Мэймару старался дышать медленно, дабы получше распробовать это редкостное наслаждение.
Лицо Нэкои, в тот же момент, выражало только сожаление. Темные, как вишневая мякоть, глаза кота влажно блестели во тьме, и казалось, что Мэй вот-вот расплачется от переизбытка чувств: - Я не люблю гоняться за мечтами, Йоко-тян... Ведь я реалист и твердо уверен – все мы умрем. Рано или поздно, - склонив голову набок, Мэймару покосился на змея, - Скажи Кен-сан, я хоть немножко изменил этот мир? – говоря о себе в прошедшем времени, кот не только открыто паясничал, но и не планировал заведомо дождаться пока Кенджи ответит, - Вот именно - ничуточки! А что тогда я могу потерять? Что потеряет мир в моё отсутствие? И что вообще мы теряем? – вновь обернувшись к девушке, он осторожно взял её ладони в свои - медленно, так, словно Йоко была из стекла. Хотя и впрямь – застывшая фигурка девушки будто бы стала хрустальной, застыла под пронизывающим взглядом змеи, - Я выбрал тебя, моя милая Йоко, лишь потому, что ты одна была в достаточной мере активной... Ты, как и я, мечтала заглянуть за дверь, которой завершается бренная жизнь... Ты была... – он выдавил из легких воздух, казалось даже в большем объеме, чем до этого вдохнул, издав тихий стон, - ...Слишком живой!
Сюжет игры Мэймару, активно ветвясь, как крона старого дерева, предполагал бесчисленное множество концовок, и даже сам нэкомата не мог знать пока, что именно он выберет. Откуда ни возьмись, могло явиться «редкое противоядие», являющее собой бутылочку с подкрашенной водой, дозы коего хватило бы всего на одного из них – и что эта бедная девочка, занимательно, выберет? А может – Йоко собьет мотоцикл? Какая досада... Не исключалась вероятность и того, что этот самый мотоцикл собьет его – Мэймару - и обреченной маленькой «Джульетте» придется видеть смерть со стороны?  Ах, как же эта жизнь непредсказуема!
Внутренний Мэймару ликовал, танцуя с веером победы и кидая в воздух лепестки цветов, а в это время на лице Мэймару мнимого торжествовал гробовой драматизм.

0

24

«Как они могут шутить на такие серьезные темы?» - поглядывая на вонзающих друг в друга словесные шпильки Хайдзи и Кенджи, Йоко, словно испуганный зверек, вжалась в спинку дивана. Сложенные в закрытой позе… Нет, даже не сложенные, а крепко стиснутые руки на груди подрагивали. Похоже, только теперь она начала действительно бояться, - «Не поздно ли?» - саркастично улыбнувшись самой себе, некрасиво задрав верхнюю губу и блеснув рядом ровненьких зубок, Йоко отвела глаза, взглянув на стойку бара. Из-за собравшегося возле бара народа даже бармена сегодня работающего рассмотреть е удалось, да и собравшиеся там начали казаться ей как на подбор уродливыми…
- О, Дзигокудаю, как же ты неприступна! Истинный кусочек льда в оправе высшей меры сердечной жестокости! – воскликнул Мэймару, заставив Йоко резко развернуться и ощутить, как подпрыгнуло сердце в груди. От волнения у девушки аж в глазах потемнело, а на языке вдруг появился солоноватый и металлический привкус крови… - «Всё, сочтены мои часы…» - она скользнула взглядом по фигуре Мэй-Мэя, искренне сожалея, что тот остаток жизни, который она с ним проведет, будет ничтожно короток, - «Как ты можешь быть таким спокойным?! Хочешь сказать, что совсем не боишься? И ничуть не жалеешь??» - испытывая чувство смешанное из удивления, недоумения и даже некой зависти по отношению к спокойствию «избранника Дзигокудаю», Йоко продолжала молчать, кусая губы в кровь.
- Я не люблю гоняться за мечтами, Йоко-тян... Ведь я реалист и твердо уверен – все мы умрем. Рано или поздно… - произнес Мэймару, будто отвечая на её недоумение, и прикоснулся ледяными пальцами к её плечу, заставив девушку дрожать ещё сильнее.
[float=left]http://sd.uploads.ru/t/JORCd.jpg
[/float]«Хочешь сказать – мы не ушли от неизбежного? Логично, и добавить то нечего...» - соленые от пролитых слез щеки подсохли и теперь зудели, Йоко потерла лицо рукавом, слушая возвышенные речи Мэймару о том, что мир не изменишь, - «Ты слишком много болтаешь, красавчик…» - вновь кривоватая усмешка, и вновь сменившая поток переживаний волна безразличия, ледяного и серого…
Девушка протянула руку к бокалу, где на дне ещё плескалась алая жижа от «Адского Пойла», и, с видом только что сорвавшей огромный джек-пот победительницы, допила остатки коктейля. Смелость и предприимчивость к неё быстро вернулись и, не задумываясь о последствиях, она, стиснув наманикюренными коготками ворот футболки Мэймару, притянула не сопротивляющегося демона за шиворот и одарила сочным поцелуем.
Удовольствие от поцелуя с трупом (о чем, конечно, Йоко никак не догадывалась) оказалось сомнительным… На ощупь кожа Хайдзи напоминала воск, или ту гладкую керамику, из коей изготавливают новомодных кукол на шарнирах. К тому, ощущение того, что парень, не проявляя ни заинтересованности, ни инициативы, всего-лишь терпит её домогательства или лениво играет, как кот с давно задушенной мышкой. Подняв руки вверх, как сдающийся, он даже не попытался обнять её… Это порядком злило.
- Первое! – прервав поцелуй, она толкнула Мэя в грудь и, повсему решив выяснить, насколько выгоднее отличается в плане поцелуев Кен-сан, навалилась на стол, забыв об остатках посуды на нём, - Второе! – Кен-сан удостоился поцелуя пугливо-короткого.
Прикоснувшись смело к змеиным губам, девушка сразу же струсила – мрачная аура Кенджи заставила мир в её глазах почернеть и рассыпаться прахом.   
- …а на десерт вы обещали мне прогулку и панораму города с крыши самого высого в Ягую здания!

0

25

«Изменил ли ты мир?»
За всей этой словесной перепалкой Змеиный Король даже и не заметил, как Йоко совсем выпала из этого потока фраз и мыслей. Досадное упущение, исправить которое жизненно необходимо! Не дослушав Мэймару, тем временем продолжавшего рассуждать о неизбежности смерти, о предрешенной судьбе несчастной девушки и прочих в одинаковой степени очевидных и бессмысленных вещах, Кенджи резко обратил свой взор на Йоко-чан.
- О милостивые Ками, милая девочка, будь паинькой и затки этого пустобреха, чтобы перестал молоть чепуху, – непринужденно проговорил аякаши. – Иначе он рискует не прожить и десяти минут.
И ведь сработало. Что-то в душе девушки отдало уверенным звоном, и страх словно улетучился. Да, что-то глубоко внутри Кенджи недовольно заурчало, лишенное своего лакомства, вот только сами действия юной леди заинтриговали Ягуи достаточно сильно, чтобы тот не заметил данного упущения. Он с интересом наблюдал за тем, как их с Мэй-Мэем общая жертва уверенно пытается выжать из Нэкои хоть какое-то подобие страсти или хотя бы взаимности. Змей не отрывал взгляда от целующейся пары, иронично посмеиваясь про себя то ли от предвкушения дальнейшего развития событий, то ли просто из-за откровенно наглой пассивности Мэймару.
«Котенок, больно ты привередлив стал с годами. Или губы этой смертной чем-то хуже тех, что закрались так глубоко в твоей памяти? Дуралей».
- Оя-оя, Мэй-Мэй-чан, ты ведешь себя хуже дешевой проститутки! – аякаши продолжал иронично посмеиваться, да еще и помогал себе редкими хлопками в ладоши, как бы раззадоривая кота. – Те, как и ты, копошатся о чем-то в своей прогнившей головушке да ждут, когда же все кончится. Или, быть может, ты передумал коньки отбрасывать? Ну же, вдохновись моментом…
Быть может, что-то слегка разозлило Змеиного Короля, иначе зачем еще было пытаться наступить на старое больное место? Никто не смеет так халатно обращаться со своей собственностью. Даже если и волен распоряжаться ею, как вздумается. Не Йоко должна вымаливать поцелуя. Но этот подлючий кот. Впрочем… молит лишь слабак о пощаде. А они, владыки этого города, должны одаривать своих рабов только самым лучшим. Ведь чем ярче твоя «собственность», тем исключительнее ты сам! А когда человек пребывает в окружении самых ярких «брильянтов», то и состоятельность его никто оспорить не сможет. Почто завидовать отбросу, купающемуся в помоях?
Йоко – умная девочка. Кенджи понял это уже давно. Посему он не удивился, когда та, натерпевшись унижений от непоколебимого (и мертвого) Мэймару, поспешила попытать удачу в компании Змеиного Короля. Наоборот, исключительность Ягуи никогда не оспаривалась им же самим. И даже тот факт, что их с Йоко поцелуй продлился не более пары секунд, ни капли не смутил Кен-сана. Лишь раззадорил самолюбие того.
«Боишься змеи? – он с улыбкой взглянул прямо в глаза отпрянувшей девушки. – И правильно делаешь. Как же прав этот кот! Йоко-чан, ты действительно слишком живая! – еще одна немая секунда; обычно неподвижные веки Кенджи нервно дернулись, а зрачки резко расширились. – Не могу позволить тебе жить! Дразнишь! Дразнишь несчастного! Как ты… ты смеешь вообще так поступать?! Знаешь, кто я?!.. – игривая улыбка пропала с лица демона, уступая место вполне правдоподобной гримасе недовольства. И он бы, наверняка, сорвался, если б не пересекся взглядом с сидящим позади Мэймару. – П-прости, Мэй-Мэй. Она слишком… живая…»
Он пропустил мимо ушей последние слова Йоко, уловив лишь саму суть. Мышка хочет погулять? Будет ей самая незабываемая прогулка. Будет. Пусть только вернет Змеиному Королю то, что ему причитается! С этой мыслью Кенджи взял девочку за талию  и вновь притянул ту к себе, словно вынуждая смотреть себе в глаза.
- Постой-ка, милая. Я несправедливости не потерплю, – аякаши нагло вцепился в злополучные губки жертвы, силой вырывая свой поцелуй. Безусловно, куда более наглый и живой, чем это было с Мэй-Мэем. Темная аура Ягуи, кою девушка могла почувствовать ранее, проявила себя во всей своей мерзкой красе, буквально окутав Йоко с ног до головы. Кенджи забрал себе целую минуту. Даже больше, чем было подарено коту, который тут по идее играл суженого кавалера. Впрочем, он сам виноват. Незачем раззадоривать зависть, дремлющую в его извечном товарище.
После поцелуя Йоко наверняка чувствовала себя в буквальном смысле выжатой до последней капли. Кенджи же, наевшись пережитого девушкой страха, довольный уселся обратно.
- Вот теперь мы можем поговорить за дело! – непринужденно, даже как-то по-детски хихикнул Змей. – Ночью с крыши открывается воистину великолепнейший вид, не так ли Мэй-Мэй-чан? Давайте-ка я вызову нам машину… – с этими словами Кен-сан полез в карман за телефоном, давая коту и мышке остаться наедине друг с другом.

+2

26

Ломать эту дурацкую комедию было очень непросто, непросто было соответствовать бесцветной маске декадента из сети, когда внутри все клокотало от сжигающего любопытства и вящего желания похвастаться. Ликующий душой, обезображенной ее греховной составляющей, и полностью отсутствующий телом, помимо, собственно, его материальной оболочки – Нэкои понимал, что уходить со сцены еще рано. Его роль была еще не доиграна. К тому же, трагедийно-романтический сюжет украсился импровизацией с проявлением страсти...
Устав выслушивать безумный треп своего компаньона, Ягуи картинно взмолился, что мол у него голова уже пухнет от этой загробной поэзии… Блестя хитрющими глазами из-за плеча погрузившейся в раздумья девочки, Мэй высунул игриво острый кончик языка, фиолетового от Адского Пойла, и, совершенно ничего не стесняясь, состроил глазки Ягуи   – «Что, дорогой мой сэмпай? Роли второго плана тебя не устраивают? А-а! Сегодня я – номер первый!» -  заносчивая мысль нэкоматы предупредила следующий момент…
Их птичка-невеличка встрепенулась и, приложившись на секунду губами к стеклу оставленного Мэем бокала, выказала умилительную смелость. Вцепившись в ворот черной футболки Кота, заставив душу последнего зайтись мелкой дрожью от возбуждения и близости жертвы, Мэй замер, притворившись фигурой из воска. Сейчас он представлял собой зажатую пружину, комок разнообразных и не слишком человеческих эмоций…  Стоит только лишь пошевелить ладонью, потянуться навстречу ее теплым губам, крепко обнять и… Эта хрупкая смертная может просто сломаться! Мэймару поднял руки вверх, дабы не поддаться соблазну и не испортить веселье себе самому и плотно зажмурился, ощутив как его кожу щекотнули длинные накладные ресницы Йо-тян.
«Не останавливайся, девочка!» - близко… Аякаси чувствовал не просто сладкий запах ки, он чувствовал аромат человеческой кожи – теплый, живой… Снова эти влажные мягкие губы, вкус адского пойла на языке – совсем не такой, как в бокале… Хотелось украсть у Йоко это тепло, хотелось не делить его ни с кем… И еще этот Кенджи, мерзкий завистник, заходился за кадром плоскими шуточками,  - «Моя... Скорее!!! Стань со мной одним целым!» - Мэй дернулся, оцарапав сам себе язык о клыки, а Йоко…
Йоко оказалась много умнее, чем казалось нэкомате вначале! Таинственным образом почувствовав «черту невозврата», она вовремя оттолкнула кота, вернув его тем самым в чувства.
- Первое! – именно так, как некромант и предсказывал. Однако же, еще не был представлен подарок для Кенджи… Йоко, ничуть не тушуясь под аурой древнего хэби, отважилась поцеловать и его! И, когда она все же отпрянула, словно электрическим током прошибленная, Мэй уже заикнулся на тему насмешки в отношении змея:
- Вот именно, Кен-тян! Мне терять нечего – что хочу… - однако шуточку пришлось проглотить, поскольку змей, окручивая кошачью игрушку крепким кольцом буквально уводил ее из-под носа! – Э-эй! Это очень нечестно!! Мы с тобой так не дого~ - раздался хруст стекла, - Ай-ай! - Мэймару и осознать не успел, как именно он умудрился раздавать бокал  в ладони, и почему он там вообще оказался…
Кривляясь и размахивая окровавленной кистью руки – как будто бы ему действительно было хоть чуточку больно – Мэй всеми правдами и неправдами пытался сгладить непростительную глупость:
«Спалился! Что за фигня?!» - пугливый взгляд на Йоко уловил опустошенность в расширенных как две черные бездны зрачках. Нет, ее не беспокоил договор, о коем кот неосторожно обмолвился… Можно было расслабиться.
- Так… что же? – нэкомата плеснул на ладонь что-то из остатков алкоголя в бокалах, заляпывая с полным безразличием пол, стол и одежду, - На воздух? Или ты передумала, милая?! – в голосе Мэймару звучали нервные ревнивые нотки, и на сей раз это была уже совсем не игра… - Может лучше в отель – ты, я, Кен-тян… Вместе ведь веселее?

...мне очень лениво ГМ-ить) честно признаюсь... давай пропустим пост Йоко и уже валим из бара!

0

27

На наглой змеиной морде Кенджи возникла не менее наглая гадючья улыбка. Змеиный Король сегодня, вне всякого сомнения, был в ударе. За этот вечер он уже успел вдоволь насытиться переживаниями несчастной Йоко, а теперь еще и довести своего заклятого товарища до белого каления. Венцом сегодняшней вечеринки, разумеется, была их с Мэймару жертва, не смотря на свою хрупкость и неизбежно надвигающуюся кончину, продолжала жить и брать от последней по максимуму. Примитивная звериная зависть бурлящей магмой клокотала внутри хэби, не давая тому покоя. Хочется! Очень хочется увидеть развязку творящейся истории!
- В отель говоришь? – Кенджи посмотрел в глаза Мэй-Мэя, словно оценивая серьезность его намерений. – А-а… решил отыграться? – змей не смог удержать в себе смешок. – Впрочем, хозяин собственности… – мертвый взгляд аякаси плавно перешел на их с котом общую спутницу. – … правит ею, как ему вздумается. А раз я тут, как сказала милая Йоко-чан, на правах вашего личного шинигами, то в последней воле отказать не могу. Вот только зачем тратиться, когда можно просто подняться чуть выше?
Кенджи взглянул на часы, дабы удостовериться, что времени у них с котом еще достаточно. Убедившись в этом, он неторопливо поднялся из-за стола и кивком приказал Мэймару и Йоко следовать за ним. Да-да, судя по яростной искре, пробившейся сквозь цветные линзы хозяина бара, Кенджи именно приказал, а не предложил. Очередной акт властности и очередной вызов в сторону нэкоматы. Аякаси не на шутку разыгрался.
Проследовав в дальний конец бара, Кэнджи остановился у неприметной дверце и, провернув ключ в замочной скважине, любезно пропустил следующую за ним Йоко. Разумеется, при этом на забыв, как бы невзначай, прикрыть дверь перед Мэймару. Зайдя вовнутрь, наши герои оказались в просторной кабинке лифта. В оной имелась всего лишь одна кнопка с выгравированной на ней шестеркой. Собственно, на нее Ягуи и нажал.
Как оказалось, говорил змей про свой пентхаус, что располагался на шестом этаже здания. Стоило только дверям лифта открыться, перед Йоко открылось немалых размеров помещение, судя по всему, в квартире змея являвшееся гостиной комнатой. Просторная и пышная зала, как и бар «Падшие Души» имела одну схожую черту – обилие феодально-японской тематики: на стенах были развешены маски ханья, вееры и прочие необычные безделушки. Имели место быть и мечи разных форм и размеров. Впрочем, Мэймару мог знать, что лезвий ни у одного из них не было. Кенджи как член совета Джигокукай просто не мог позволить себе держать в коллекции человеческое оружие. Разумеется, про ножны с рукоятью в договоре ничего не говорилось. По углам помещения были расставлены горшки с папоротником и бамбуковыми стеблями. На многочисленных полках и стеллажах можно было заметить еще одну отличительную деталь – статуэтки змей и им подобных существ. Местами потолок был заменен широкими стеклянными витражами, сквозь радужную призму которых можно было узреть ночное небо Сакурасина. Наконец, самым главным элементом композиции был длиннющий полукруглый белый диван, слишком современный для общего стиля комнаты. Последний находился в выемке посреди помещения, что делало его незаметным при первом взгляде, а комнату – визуально шире.
- Прошу... – с наигранной скромностью произнес Кенджи, приглашая гостей войти.
«Ну-с, котик, как же мы поиздеваемся над этой лакомой душонокой теперь?» – взгляд Кен-сана вновь пал на нэкомату.

+1

28

[float=right]http://sg.uploads.ru/t/WEJt2.png
[/float]- Ты порезался? – Йоко, услышавшая вопли Хайдзи после хруста стекла, обеспокоенно обернулась назад, не отпуская, впрочем венка тонких рук, накинутого Кенджи на шею. Она без сомнения боялась Ягуи, и это было немыслимо, учитывая, что «смертнице» не было смысла бояться живого, будь он хоть шинигами, хоть любым другим богом – как говорится, двух смертей не бывать… Что-то тянуло студентку к этому серьезному и строгому мужчине. Быть может – сам этот страх?
Хайдзи, поливая рану алкоголем, беспечно отмахнулся ей в ответ. Похоже, с ним все было в порядке.
«Абсолютное отсутствие смысла!» - девушка недовольно закусила губу – мысль о нелепости ее беспокойства по отношению к ранению избранника, учитывая факт того, что Хадйзи по большому счету был уже мертв, злила, вновь запуская механизм самокритики, - «Да я логична, как пенобетон! Только пай-девочки могут умирать, даже не попытавшись стать жертвой насилия…» - блестящий взгляд студентки вожделенно окинул фигуры обоих парней, -  «Интересно, это будет больно, или... А что, если я им вообще не нужна?» - почему-то, эта мысль вызывала у нее беспокойство. Конечно - о чем еще беспокоится девушке, неизвестно с кем, неизвестно куда направляющейся? Разумеется - о том, что жесткого секса ей не достанется вовсе... Логично. Как пенобетон.
Да, Хайдзи знал определенно, что предлагать своим избранницам… И Кенджи тоже проявил благородство: - Вот только зачем тратиться, когда можно просто подняться чуть выше? – Йоко, не сдержавшись, всплеснула в ладоши.
- Ого-о!! – она определенно была довольна и завлечена идеей провести «остаток жизни» в апартаментах, кои могут быть расположены «выше», в приятной компании этих двоих. Больной фантазии Йоко было где развернуться: «Интересно, а Хайдзи там часто бывает?» - глазки девочки вновь переметнулись на перебрасывающихся «нежностями» компаньонов, - «…нет-нет-нет-нет! И не стоит даже думать об этом! Если бы эти двое являлись любовниками, то вряд ли вели бы себя так, словно ничего не случилось… Кто для Хайдзи Кен-сан? Кто он такой, черт возьми?!» -  она зависла, прожигая Ягуи глазами. И, должно быть, долго стояла бы так, если бы Хайдзи не подхватил ее нежно за талию, увлекая куда-то вглубь бара. Там, куда они шли, оказалась дверь, скрывавшая за собой лифт наверх… Парочка ее провожатых молчала, как будто бы нарочно разжигая в ней интерес  еще больший. И лишь когда двери лифта бесшумно затворились у нее за спиной,  Йоко поняла, как сильно она хочет развлечься.  Желание плотских утех пылало в ней с такой неистовой страстью, что хотелось кричать… Эх, до чего же это было приятное чувство –  жалкие путы морали упали, разрушенные самой искренней на свете богиней – Дзигокудаю. Йоко улыбнулась свои собственным мыслям и… расстегнула молнию у себя на спине. Неформальная кофточка шлепнулась на пол, обнажив нежную девичью спинку и упругую юную грудь, поддерживаемую черным бюстгальтером.
- Кен-сан, а вы не рок-звезда, случайно? - выпалила она почему-то, - Дадите автограф? Вот тут!  - наманикюренный пальчик утонул в мягкой коже, сделав аккуратную вмятину в ее пышной груди, - Вот вы не верите – а я сама себе завидую: ни одна моя сверстница не может позволить себе такое веселье – потому что им еще жить после этого… - она миленько пожала плечами и облизнула с губ остатки фруктового блеска,  большая часть которого сейчас пребывала на лицах парней.

+1

29

- Что-то ты на редкость гостеприимный сегодня… - Мэймару хохотнул, облизывая липкую ладонь, заляпанную не то кровью (на что меньше всего была похожа та фиолетовая жидкая бурда, что сейчас текла в его венах), не то остатками какого-то коктейля, - …Но замечание годное – тратиться незачем. Вряд ли какой сакурасинский отель окажется достаточно роскошным, чтобы дожить в нем последние часы своей жизни, а с твоими доходами – я уверен, что приняв сие приглашение только лишь выиграю… - кровавые глаза скосились в сторону Йоко. Да, он намеренно развеивал ее возможные сомнения на счет близости его отношений с Ягуи.
- Согласен…  - одернув одежду, нэкомата лениво приподнялся с дивана и, плавно зацепив рукой Йоко за талию, последовал за змеем в темноту «Падших душ», - …не будем тратить наше время понапрасну!
Змей проводил их в дальний уголок, где пряталась одна из потайных дверей в его личное царство. Мэймару знал давно, что под «Падшими Душами» скрывается нечто большое и важное, куда он, разумеется, ни разу в жизни не заглядывал (хотя, безусловно, об этом мечтал, предполагая, что именно там люди Кенжи занимаются созданием Мяты), а вот про комнатку «над» - еще не слыхал. Снаружи здание бара смотрелось как одноэтажное, но разве сокрытие когда-нибудь являлось проблемой для хэби – мастеров иллюзий?
На гадкий жест Кенджи, намеренно захлопнувшего дверь пред носом Мэймару, нэкомата обиделся и потому, скрестив на груди руки, всю дорогу молчал. Правда, ровно до тех пор, пока Йоко не решила устроить ответное шоу для двух аякаси…
«Эт~ж ниххх…!! Да ты пьяна, моя хорошая...» - он подавился истерическим смехом, едва успев заткнуть себе глотку, дабы Йоко решила, что реакция спутника на ее поведение скорей является одной из граней удивления, а не безумного злорадства, как пузырьки шампанского, щекочущего пьяный разум Нэкои. Он подыграл ей, прерывая обращенные к Кенджи вопросы горячим поцелуем…  Черная футболка Мэймару,  присоединилась к блузке Йоко на полу, а лифтовая кабинка ощутимо качнулась в правую сторону – уж очень неаккуратно разволновавшийся кот припечатал девчонку к стене.
Лифт, к счастью, не застрял (вот была бы умора!) и до тайных покоев Ягуи компашка добраться смогла. Признаться, нэкомате было очень любопытно оказаться у Кенджи в гостях и, хоть подарок этот причитался отличившейся девочке, Мэй-Мэй предпочитал считать, что так Ягуи поблагодарил его за удавшийся вечер… От этого коту хотелось улыбаться во все свои острые зубки.
Помещение оказалось очень просторным, а потолок, пропускающий тусклый свет иллюминации Озаки, смешанный со свечением звезд и луны, делал это пространство еще более открытым. Мэймару, любившему, как и все кошки, забираться повыше, в гостях у Ягуи определенно  понравилось. Коллекционное оружие, развешенное по стенам как в лучших домах, улыбнуло особенно: «Спорим, если бы среди них был хоть один настоящий, дед Когицунэ бы описался чаем?» 
Не стоя долго на пороге, нэкомата быстро освоил пространство, как и приличествует кошкам – оценивая каждый уголок – после чего свободно растянулся на диване, шлепнувшись туда с вящей наглостью и, вытащив мобильник из кармана брюк, принялся за селфи-сессию, пытаясь скорчить самые неадекватные рожи, на какие вообще был способен…
- Йо-тян, Кен-сан! – раскрывая объятья навстречу обоим, Мэймару приглашал их присоединиться, - Давайте ко мне – сфотографируемся вместе, на прощание…

0

30

[audio]http://pleer.com/tracks/13240318MfJJ[/audio]
- Если мое гремучее шипение можно назвать голосом, – иронично ухмыльнулся змей, краем глаза взглянув на Йоко. – Я бы, наверняка, был им. А так, увы, всего лишь смерть на подпевках у этого дуралея. Впрочем, судя по всему, со своей работой я справляюсь в разы лучше... – насмешливый взгляд аякаси хлыстом ударил по лику Мэймару.
Кенджи словно не замечал тех страстных игрищ, что развернулись у него за спиной в тот же момент. Взгляд змея был все так же холоден и прямолинеен – лишь извращенная нечеловеческая улыбка выдавала в Змеиной Короле искреннюю заинтересованность происходящим. Ягуи не могло не радовать то, что этот остолоп Мэймару все-таки клюнул на его уловки. Пусть и наигранная, но все же страсть воспылала в этом ходячем трупе, заставляя того отдаться безумному огню похоти и разврата, старательно разожженному Змеиным Королем для этих двоих. Кенджи мог сполна насладиться собой – манипулятор он ничуть не хуже, чем этот дрянной кот.
«Развлекаешься, Мэй-Мэй-чан? – раздвоенный язычок змея тихо стрекотал от нетерпения. – Все-таки, ты очень слабый мальчик. Вечно поддаешься на мои уловки. И мяту заглотил, и на провокации ведешься. А ведь ты всего лишь холодный труп. Что делать-то будешь? Думаешь, что обойдешься одними лишь прелюдиями? Наивное дитя… Но игра эта твоя. Я же – лишь зритель».
Пока Мэймару развалился на диване, а Йоко, видимо, окончательно ушедшая в царство пьяных грез на яву, полуобнаженная стояла посреди входа, Кенджи неторопливо снял пальто и повесил то на вешалку. Следом галстук. Рубашку, впрочем, змей вальяжно откинул куда-то в сторону. Йо-тян, Кен-сан! – коту явно не терпелось проявить себя, и Ягуи просто не мог отказать себе в продолжении представления. Резко подхватив Йоко за талию, Змеиный Король направился к своему гиперактивному дружку. Усевшись ровненько между котом и несчастной Йоко, Кенджи критически осмотрел каждого по очереди, словно оценивая, насколько эти двое хороши для его компании. И пускай он уже давно оценил всю прелесть своих спутников, прекращать напоминать о своей элитарности аякаси никак не спешил.
- Милая… – он нежно улыбнулся, глядя прямо в глаза их с Мэймару жертвы. Все это время змей крепко держал Йоко за талию, не давая той отстраниться от его темной ауры. Взгляд аякаси буквально выедал девочку изнутри, не оставляя ничего кроме немого ужаса и благоговейного трепета. Ягуи безумно нравилось, когда люди в страхе замирали перед ним, жадно хватая воздух и не смея что-либо возразить. Подобное возвышало. – Так ты испортишь фото. Дай-ка я тебе помогу. – свободной рукой Кенджи аккуратно провел тыльной стороной ладони по плечу Йоко, осторожно опустившись к груди. На секунду повеяло серой. Щелчок, и бюстгальтер, все еще скрывавший ее аппетитную юную грудь, с легкостью порвался, давая Змеиному Королю со всей полнотой насладиться прелестями нетронутой девичьей красоты.
И ведь было чем восхититься. Не оскверненное чьим-либо посягательством юное женское тело во все времена привлекало к себе охочих до крови демонов. Не всегда ведомые банальной похотью, они, тем не менее, не могли удержаться перед соблазном смертной красавицы. К подобному сорту относился и завистливый Кенджи. Его никогда не привлекали зрелые женщины, одним своим видом оскверняющие ЕГО город. Не удивительно, откуда у змея была такая лютая ненависть к проституткам, заполонившим Озаки. Не удивительно, откуда столько мертвых тел ночных бабочек находили полицейские на узких улочках Сакурасина. Другое дело – хрупкая и нежная, но при том огненно-яркая Йоко-чан. С такой великолепной жертвой любой демон может стать похотливым джере-гумо, и Ягуи откровенно не понимал, почему в Мэймару не воспылало подобных же чувств. Точнее, понимал, но вот разделить не мог.
Довольно улыбнувшись, Кенджи позволил Йоко избавиться от уже ненужного предмета гардероба, после чего вновь заключил ту в свои крепкие гадючьи путы. Не обошелся без внимания и дрянной кот, все это время прозябавший в неприемлемом одиночестве – того змей так же приобнял за талию, незаметно впившись когтями прямо в мертвую плоть нэкоматы. Для Йоко это было незаметно, но вот Мэй-Мэю явно придется заштопать себя после этой ночи.
«Впрочем, зритель я довольно посредственный…»
Взгляд Ягуи вернулся к объективу телефона. Изобразив премилую, а от того до жути стремную, улыбку, Кэнджи тихо прошептал:
- Скажите «сэкс»…
«Это будет гораздо интереснее, чем стылое садо-мазо с юки-оной, Мэй-Мэй-чан. Покажи своему хозяину, что он не просто так держит тебя у ног!»

+1


Вы здесь » Адское Сообщество » Где-то на векторе времени » [05.09.2012] Свои люди — сочтемся?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC