Адское Сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Адское Сообщество » Здесь и сейчас » [14.05.2015] «Незваные гости»


[14.05.2015] «Незваные гости»

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Хатая
http://s9.uploads.ru/kUz7O.jpg

Место действия: Апартаменты Хикэру Симидзу

Дата: 14.05.2015
Время: 22:00
Место: район Хатая
Погода: 12ºC, дождь
Ситуация: Каждый, кто когда-то встречался с Николасом Баррингтоном, скажет что у него нет слабого места. Его невозможно задеть словами и отнять нечего, ведь и нет того, что он стал бы защищать. Так думал и начальник Йокаикари, пока в одну злополучную ночь Череп нежданно негаданно вломился к нему в дом вместе с девушкой. Кто бы мог подумать, что у безжалостного ублюдка комплекс старшего брата? Никто. Ведь допустить утечку такой важной информации Шики не позволит.

[NIC]Nicholas[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/IZ2qc.png[/AVA]
[STA]I tell you we must die[/STA]

0

2

Упустили. Погибнуть в бою не такое позорное дело, как упустить свою цель. Но смерть напарника не казалась столько же привлекательной, поэтому Нику пришлось пожертвовать весельем смертоносной охоты и поставить в приоритет спасение "Зеленого". И хоть одна его часть требовала продолжения, соблазняя скинуть с себя ношу, окунуться в мясорубку боли и убийственного наслаждения, страх потерять Мичио, так хорошо вписывающегося в особый ритм Черепа, был сильнее. Так паршиво закончить забавную игру в "заклятых напарников", не выжав из нее все до капли, Николас не мог позволить. Поэтому, держа на спине тяжело раненого напарника, борясь с желанием бросить того умирать, Череп из последних сил бежал к оставленному байку у дороги, на котором приехал к Ярияме. Если бы не байк, он бы вряд ли смог добраться вовремя до штаба, где Мичио должны были оказать первую помощь. У Черепа не хватило бы сил донести Зеленого, а у Зеленого не хватило бы времени, и тогда все было бы бесполезно. Именно хладнокровный просчет времени позволил поставить окончательное решение Баррингтону. Зная о том, что Мичио не дожил бы до штаба, парень кинул бы его умирать в лесу, а сам бы продолжил самоубийственную миссию, преследуя демона.
Крепко обхватив хвостом обмякшее тело Мичи, чтобы тот не попал под колеса, Череп выжимал всю скорость, на которую был способен Харлей. Сочетание обостренного демонического чутья и острого ума помогали Нику просчитывать идеальные моменты для обхода других машин исключая возможность в кого-то врезаться. Математический просчет и животный инстинкт - удивительная мощь. Нужна лишь концентрация. Но такую демоническую силу человеческий мозг не может держать в себе без последствий. Николас ощущал, как его мозг начинал поджариваться и понимал, что не сможет долго сдерживать подобную сосредоточенность, и никакая неебическая регенерация не способна быстро восстанавливать нервную систему, в какой-то момент мозг попросту даст сбой. Поэтому, когда большая часть пути была пройдена, Череп уменьшил скорость движения.
Добравшись до штаба, Ник скинул с себя ношу и пока все крутились вокруг Мичио, он молча исчез, не желая отчитываться перед начальством, бесполезно тратя время. Череп вновь вернулся к горе Ярияма, чтобы продолжить охоту за демоном. Разочарованный и неудовлетворенный, он с остервенением прочесывал каждый куст,  каждый сантиметр леса, в надежде, что эта сука все еще там. Потратив несколько часов на безрезультатные поиски, Ник убедился, что этой твари здесь больше нет. В конце-концов охотники просто выкурили ее из уютного логова, что сильно ухудшило ситуацию. Теперь одичавший демон шляется где-то по городу, где ее труднее обнаружить, и хер знает что она успеет натворить.

http://sf.uploads.ru/3j4Qn.png

Незаметно вернувшись в штаб-квартиру Йокаикари, стараясь не привлекать к себе внимание, Череп добрался до своей комнаты и обессилено упал в кровать. Одержимый лишь единственной мыслью, он совсем не обращал внимания на боль и даже не задумывался о том, насколько сильно он был травмирован, и теперь вся эта боль навалилась на него как цунами. Словно у него был включен какой-то режим берсерка и теперь кто-то нажал на кнопку "выкл". В демоническом обличье Череп был лишен милостивой и столь удобной функции "потеря сознания" и потому мог лишь скулить сквозь зубы и терпеть. Сначала в голове была лишь мучительная агония, но спустя несколько часов боль стала тупеть. К ночи Баррингтон ощущал себя опустошенным, на него напала хандра и он бессмысленно перебирал когтями струны гитары, заглушая тишину в комнате.
"Да уж, охуительно паршивый день. Хотя начало было неплохое. Этот cherry boy... выжил ли он?"
"Надеюсь, ведь он вкусный~"
С обиженным звуком лопнула струна.
"Иди нахуй, ты сам же хотел его оставить там умирать"
"Можно было съесть его, пока он еще не умер. Выпить пока еще горячую кровь, ощутить на вкус его плоть..."
*дзынь*
"...и на десерт..."
*дзынь*
"...его душа"
- How about shut the Hell up?!
С последней порванной струной прозвенело смс-оповещение утерянного где-то в хламе телефона. Отбросив гитару в сторону, Николас стал хаотично перебирать мусор в комнате, подумывая, что неплохо было бы сходить к той онмедзи и поговорить обо всем этом дерьме.
"С ним просто блять невозможно находиться вместе так долго! Нужно понять, как его заткнуть раз и навсегда"
Устроив еще больший беспорядок в комнате, разбив пару пустых и не очень бутылок, в злобе раскидав вещи, уже закипая от тщетности поиска, Ник все же нашел телефон, который оказался под кроватью. Гадая, кто отправитель, Ник протер заляпанный экран и открыл сообщение. Если бы сейчас Череп находился в своем обличье, то его лицо странно бы искривилось в гримасу злобной радости. Сердце бухнуло куда-то в днище пространства, далеко за пределы этого мира, куда-то туда, где демиург строчит буковки о его бесславной жизни.
- Нина...?
Напряженно размахивая разодранным хвостом, Николас пытался утихомирить свои противоречивые чувства. Он был безумно рад тому, что наконец-то встретится с сестрой, но так же он все еще хранит в себе досадные воспоминания о том, как паршиво сестричка обошлась с ним. Да и время было явно неудачным для счастливого воссоединения проклятой семьи Баррингтон. На секунду перед глазами встала та злополучная сцена, из-за чего Череп в гневе слепо кидает смартфон куда-то в темноту комнаты.
"Так. Спокойно. Она вернулась, значит теперь все хорошо, верно? Незачем злиться"
Череп раздраженно шагал по комнате, стараясь успокоиться. Сегодня был чертовски странный день и нервы были на пределе. Сейчас Николас словно динамит на чистом нитроглицерине, еще чуть-чуть и готовый взорваться в любую секунду. В таких случаях помочь может лишь одно.
С отвращением Ник сдернул с себя сросшийся череп, ощутив уже привычную агонию саморасчленения. Сейчас это было совсем не весело, за этот день он испытал слишком много боли и она уже осточертела. Отложив черепушку на кровать, Ник поднял гитару и нескромно просунул руку в розетку, отыскивая в ее недрах желанную вещичку: пакетик с белым порошком.
"Отлично. Время еще есть"

[NIC]Nicholas[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/IZ2qc.png[/AVA]
[STA]I tell you we must die[/STA]

+2

3

Порой кажется, что пентхаус в одном из небоскребов Хатая пустует – настолько редко в окнах загорается свет. Однажды кто-то даже порывался узнать, не продаются ли апартаменты: слишком уж лакомым куском казалась таинственному покупателю огромная двухэтажная квартира, способная стать надежным убежищем самому президенту. Однако, бдительный охранник на ресепшене, заменяющий собой привычную старушку-вахтерщицу, на вкрадчивые вопросы только пальцем у виска покрутил, парой метких обращений дав понять, что вопрос не будет актуальным еще очень и очень долгое время.
Вот и сейчас огромные панорамные окна грустно чернеют в окружении ярко освещенных рекламных плакатов, ресторанов на высоте птичьего полета и прочих развлечений для обитателей делового района. Но квартира не пуста – просто обитатель ее не любит яркий свет и предпочитает для размышлений полумрак, предлагая разноцветным лампочкам с улицы освещать гостиную, окна которой жадно впитывают в себя гирлянду красочных огней. Расположившись на черном кожаном диване с бокалом темного рома, хозяин квартиры задумчиво вертит самокрутку у себя в пальцах, разглядывая струящуюся вверх змейку дыма, оставляющую после себя едкий запах с сильным шоколадным привкусом.
Странной показалась ему пустая, убогая мысль – в его руке снова сигарета. В прошлый раз он курил, когда упустил перевертыша, но сегодня с крючка слетела рыбка гораздо более крупная. Вот и не верь потом, что курение вредит здоровью – все легкие выкуришь с этим демоническим цирком, все нервы выжжешь. Затушив не докуренную наполовину сигарету в черной мраморной пепельнице, лидер йокаикари залпом допил ром и отрывисто встал с удобного сиденья, обиженно скрипнувшего из-за столь внезапного расставания. Подошел к барной стойке, откупорил начатую бутылку Карибского рома и наполнил бокал, неспешно направившись к окну. Реальность неутешительна. Опаснейший демон сбежал с горы, и теперь выследить его будет непросто, если только он осознанно не ищет уединения и не облюбует себе место, подобное священной горе. В любом случае, погибнет еще немало народу, прежде чем он, Шики, вновь обнаружит местоположение потусторонней твари, вызвавшей такую шумиху в Сакурасине. Последней бестией, наделавшей столько шума, была розоволосая девчонка, кумир подростков, оказавшаяся одной из демонического совета. Чертовы аякаси даже свою держать под контролем не могут, из-за чего страдают обычные люди. И не только люди, черт побери, его охотники тоже страдают! А что, если этот демон тоже из их числа? Это не объясняет, почему дом Сакуры странно притих и не чешется, игнорируя многочисленные убийства за последнюю пару недель, не объясняет и бездействия Адского совета. Зато прекрасно объясняет силу этого екая, едва не отправившего «зеленого» на тот свет. Еще один провал. Теперь уже лично его провал, бестолково отправившего едва окрепших котят против монстра.
Е-ки демона, порвавшего его лучших бойцов как тузик грелку, была огромна. Ею провонял Мичио, в разодранном состоянии лежащий на хирургическом столе, где его навестил Симидзу во время операции; ею же провоняла комната Николаса, где начальник пытался отловить парня ближе к ночи. Вместо того чтобы самому по-тихому выяснить масштабы неприятностей и разнюхать все лучше, он сразу выставил своих незаменимых шахматных коней, потеряв которых, остался бы на долгое время как без рук. Почему это кажется настолько глупым сейчас, но казалось таким оправданным и логичным тогда? Что, переоценивать силы своих подчиненных теперь станет его привычкой? Развести сентиментальные сопли с этими отморозками, чтобы развалить организацию за пару таких неразумных заданий? Нет, что-то тут нечисто. Работая в паре, Череп и Зеленый представляют собой опасную концентрацию. Не знай этого Шики, даже не подумал бы объединять их в команду. Крепкий мононокэ и тот не выдержал бы работы этих двоих в дуэте, словно искусная эпидемия вырезающих нужные мишени. Не охотники оказались слабее, чем нужно. Демон оказался сильнее ожидаемого.. Наверняка это все связано с советом, иначе и быть не может. Все дороги, недоступные для охотников, в конце концов ведут туда. Добраться бы до этих потусторонних тварей, чтобы избавить от них Сакурасин раз и навсегда.
Ром приятно холодил ладонь, сжимающую бокал, и грел душу. За стеклом по-особенному уютно хлестал ливень, где-то в недрах комнаты монотонно и размеренно жужжал моторчик вентиляции, по странному стечению обстоятельств не спасавший от ароматизированного табака, висевшего плотным дымом над журнальным столиком около дивана. Теперь остается только ждать отчета Ника и ждать конца дождя – тогда можно будет отправиться на Ярияму и продолжить охоту лично. Где, кстати, носит этого мерзавца черепоносного? Хоть телохранителей личных приставляй, честное слово. И так детский сад развел в штабе.
Тишину прервал монотонный звук связи с охраной, обитающей на первом этаже.
-Симидзу-сан, к вам посетители. Молодая пара, парень и девушка. Не представились, юноша вооружен, сразу проследовали к лифтам. Я выслал подкрепление, перехватят на вашем этаже. Прошу прощения за непродолжительный шум, их выставят как можно быстрее.
Чего? Какие, к черту, парень с девушкой? Взглянув на время, Хикэру быстро прошел к висящему на стене у входной двери монитору, выводившему на своей жидкокристаллической поверхности лицо дежурившего охранника. Тот был странно взволнован, и выражение его лица было неожиданным, учитывая, что этот головорез в лучшие годы сам кого хочешь мог заставить бояться, с такими-то киллерскими навыками. 
-Выведи мне фото этих посетителей.
Какого???!!!!!.....
-Отзывай охрану. Я их знаю.
Не дожидаясь, пока вытянувшееся лицо охранника треснет от удивления, Шики прервал связь, и открыл заранее дверь, прислонившись к дверному проему. Ник, мать твою, легок на помине. Что ты на этот раз выкинешь?
Оба были вымокшие, словно бездомные котята, жалко смотреть. Девчушка продрогла насквозь, зуб на зуб не попадал, да и Череп особо внешним видом вряд ли мог похвастаться. Привыкший ко многому, Шики, тем не менее, не удержался от быстрого взгляда на спутницу охотника, задав самому себе немой вопрос и желая получить от Ника логичный и законный (ну пожалуйста) ответ.
-Марш оба в дом. Ты – кивок на девочку, - в душ, прямо по коридору и налево. Полотенце и халат найдешь на вешалке. Ты – долгий взгляд на Ника, - идешь со мной.
И посторонился, пропуская обоих внутрь.

[NIC]Hikeru Shimidzu[/NIC]
[STA]Shadows and lies mask you from me[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c626227/v626227209/4ba65/gJ4tFQm5tN0.jpg[/AVA]

[SGN]The missing piece I yearn to find
So close
[/SGN]

Отредактировано Hedzo Yuki (2019-03-15 17:28:35)

+1

4

Николас уже издалека признал высокую фигурку Нины, стоявшую у вокзала. Съехав с главной дороги, харлей изящно затормозил перед девушкой резким полуразворотом, окатив брызгами грязной воды. Получилось некрасиво по отношению к сестре, но под магией ангельской пыли Нику было абсолютно плевать на такие мелочи. К тому же Нина и так уже насквозь промокла, хуже уже не будет. Она сильная девочка, хоть и слишком заторможенная. И эту заторможенность Ник не мог понять, впрочем, даже не пытался этого сделать. Сестра предпочитает тишину и покой, но ведь это невыносимо скучно. Сидеть целыми днями дома и залипать на книжки - Баррингтон такое мог сделать лишь хорошенько обкурившись. Смысл жизни в постоянном движении, и чем движение хаотичней, тем лучше. Исключение - когда все идет по пизде и ты готов улететь в космос от адского пламени в анусе, а в это время нужно держать себя в руках, чтобы не потерять в очередной раз свою плоть и кровь. Череп на полном серьезе воспринимал сестру, как продолжение самого себя, важную часть, без которой чувствуешь себя опустошенным, ущербным, неполноценным. О, как же паршиво он себя чувствовал! Devastation. Словно в его душе взорвалось 20 килотонн тротила и внутри осталась лишь пыль. Больная зависимость, больная любовь. Но сейчас все это неважно. Ему хорошо.
[float=right]http://se.uploads.ru/qQTih.jpg[/float]
Николас вез сестру по автостраде не торопясь, казалось, что он наслаждался моментом. Спешить было некуда. Тяжелые, жалящие капли дождя, подобно рою озлобленных пчел, впивались в лицо, но Ник их не замечал, залипая на огни ночной трассы. Оставив далеко позади привокзальный шум, он почему-то все еще слышал железный скрежет поездов, будто произошла рассинхронизация звуков и отчего-то это казалось забавным. Он проезжал мимо уже ставших такими родными улиц, по досконально изученной дороге. Череп полюбил этот город. Безумие Сакурасина помогло заполнить удушающую пустоту, стало спасением. Только что они проехали штаб охотников, а сейчас проезжали мимо бара, в котором Ник провел много ночей. Там разливали отличное пиво с приятно терпким ячменным вкусом, что в Японии редкость. Под кокаином пиво взрывается фейерверком во рту, удивительные ощущения. Жаль, что Нина не может разделить его счастья.

Череп припарковался перед большим многоэтажным зданием. Шики. Вариантов не было. Эйфория предательски отступала. Тяжелые мысли накатывали волнами. Пришлось действовать быстро. Смотреть на сестру не хотелось, он лишь буркнул "ты как?" и не дожидаясь ответа быстрым шагом направился ко входу.
- Сейчас мне некуда тебя пристроить, так что... Здесь живет мой начальник, - сумбурно, без особого энтузиазма, Ник попытался разъяснить ситуацию.
На входе их встретил огромный охранник, у которого мозгов явно меньше, чем мышц. Не хотел пускать. Сука. Пришлось достать пистолет, чтобы посыл пойти нахуй дошел до него быстрее. Лифт. В лифте было одновременно просторно как в космосе и тесно, как в гробу. Ник поджигал кнопки, чтобы чем-то себя занять. Получалось так себе, кнопки были металлические.
Шики. Охуевший. Паршиво выглядит. Всем сейчас нелегко.
Впустит?
Впустил.
Нина скрылась в ванной. Можно вздохнуть. Не потрудившись снять с себя верх и обувь, Ник забрался на дорогой кожаный диван и уставился на Шики. Кто начнет первым?

[NIC]Nicholas[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/IZ2qc.png[/AVA]
[STA]I tell you we must die[/STA]

+3

5

Лондон прощался с ней вечером. Кутал в туманы как в пуховое одеяло, усыплял серостью, умиротворял полупустыми улицами. Еще не освещаемый в этот час тусклыми фонарями и яркими огнями вывесок, он казался почти бесцветным. Сожалений не было. Когда-то она уже покидала Англию и давно привыкла считать страну чужой. В конце концов, дом там, где живешь. Сборы, впрочем, оттягивала до последнего момента. В следствии чего, заняли они не более получаса, большая часть имущества была оставлена в комнате общежития, а в дорожной сумке оказалась мешанина из вещей первой необходимости и хлама совершенно ненужного, но попавшегося под руку. Это так похоже на Нину Баррингтон.
Днем ее поприветствовал Токио. Встретил пасмурным небом, людской суетой, горьким воздухом. Хаотичный мегаполис, здесь она потратила последние деньги, обзаведясь сигаретами, несколькими томами «Hibi Chouchou», томом «Kyou no Kira-kun», билетом на электричку и булочкой с якисобой, вгрызаясь в которую и отправила сухую смс брату с «предложением» встретить ее через пару часов на железнодорожной станции Сакурасина. Во время отправления поезда начинало моросить.
К ночи же совсем распогодилось. Гроза проявляла себя во всей красе: ливень, редкие раскаты грома, вспарывающие темноту вспышки молний. Под этими свинцовыми тучами незнакомый город казался почти враждебным.
Покинув здание вокзала, девушка промокла до нитки практически моментально. Пять-десять минут ждала Ника, разглядывая умывающие землю потоки воды, что увлекали за собой в канализацию всю грязь и мелкий мусор. Не виделись они с братом около трех лет. Должно быть, он писал всё это время. Порой ежедневно, порой пропадая на недели или даже месяцы. Высока вероятность того, что она отвечала. Односложно и не выказывая особого интереса. Ведь какое дело ей до этих историй, часть которых, к тому же, больше похожа на порождение чьей-то больной фантазии?
- Long time no see, - Нина равнодушно оглядела подъехавшего парня, грязные разводы на собственных джинсах и практически неуместный в этих погодных условиях Harley, - brother.
Мрачный и непривычно тихий, он лишь сухо кивнул в ответ. Sedative? Старая-добрая игра «угадай, под чем Ник сегодня». Barbiturates? Помнится, как-то раз она выиграла в нее сотню баксов, которые он ей, впрочем, так и не отдал. Opioids? Забросив сумку на плечо, она приблизилась к мотоциклу и села позади парня. Provided information isn't sufficient.
- Go. - откровенно дурная погода, низкая видимость, скользкие дороги, отсутствие защитных шлемов, вероятное наркотическое опьянение водителя... Нагое, совершенное безрассудство. Это так похоже на Николаса Баррингтона. И все, что остается его сестре — держаться крепче.
Встреча получилась неожиданно скомканной. Там, на привокзальной площади, у Нины было менее минуты, чтобы как следует оглядеть спутника. Теперь же, в освещенном холле одного из небоскребов района Хатайя, ей наконец-то предоставилась лучшая возможность. Крепкий охранник (консьерж? швейцар?), пытавшийся преградить им путь, остался незамеченным. Ее глаза были прикованы лишь к брату. Внимательный, пытливый взгляд ощупывал высокую фигуру, позволяя его обладательнице сравнивать увиденное с тем далеким, хранившимся где-то в глубинах памяти образом.
- You look shitty. - выглядел он и в самом деле неважно. Кажется, похудел, осунувшееся и бледное лицо, суженный зрачок, делавший зелень радужки почти противоестественной, иссиня-черные круги под глазами. Пахнущий сыростью и почему-то кровью. Но, не смотря на перечисленное выше, всё тот же Ник. Свой. С осознанием этого нахлынула усталость. От перелета, от часовых поясов и шума электрички, от мокрых иголок дождя, от лифта, что поднимается на нужный этаж какую-то вечность. И ремень потяжелевшей вдруг сумки впился в кожу, и острые зубы озноба вонзились в тело.
Баррингтонов ждали. Наверное, непродолжительная заминка у двери и этот холодный красивый мужчина с привкусом чего-то инструментального (может быть зацикленный на самом себе surf с его отрывистыми звуками «из ниоткуда в никуда»? Или джазовая меланхолия саксофона?) вызвали бы в ней толику интереса в другой день и при иных обстоятельствах, но сегодня, сейчас её неизменное равнодушие, вероятно, достигло своего пика.
- Do you live with this drunk man? - вопрос для брата, ранее он упоминал что-то на эту тему, но слишком глубоко она тонула в собственных мыслях на тот момент. Хозяин квартиры же не удостоился и взгляда.
Вскользь выслушав наставления с командирскими нотами «папочки» в голосе, она проследовала в дом за Ником, окунулась в сладкую дымку прихожей. Сigarettes? Там же оставила потрепанные кеды и, предварительно вытащив пару вещей, порядком осточертевший багаж. Пол и стена обзавелись грязными разводами.
Прямо. Тяжело шлепнулась стянутая и брошенная на пол толстовка, оставив девушку в одной майке, заструились ручейки воды по блестящему паркету.
И налево. Хлопнула дверь ванной комнаты, щелкнула задвижка.

+3

6

Любезно брошенная на пол толстовка, которая, если быть откровенными, походила больше на грязную тряпку, которую уже не спасти, ухнула с протяжным хлюпаньем куда-то глубоко в сердце, заставив Симидзу беззвучно вздохнуть. Однако, верный друг ром, который был захвачен с собой к двери скорее инстинктивно, нежели осознанно, заставил проглотить вместе с собой выходку девочки, щелкнувшей замком где-то в глубине дома. Правда, ни вкуса, ни запаха выпитого алкоголя Шики теперь не чувствовал - куда уж Карибскому искусителю тягаться с маэстро внезапности, беззастенчиво запрыгнувшим на диван в гостиной и не потрудившимся даже разуться. Проводив гостью взглядом, мужчина без единой эмоции на лице проследовал за Баррингтоном, попутно избавившись от снифтера и заперев дверь.
-With this drunk man, значит? – Хикэру неспешно обошел агента спереди на расстоянии в несколько метров и остановился у окна, поодаль от дивана. В чем-то его движения походили на крадущегося кота, приметившего птичку и начавшего охоту. Неторопливые, обманчиво расслабленные и очень сосредоточенные: мягкими пружинками лап по дорогому паркету. Однако, обдолбанная птичка уже привыкла к таким движениям и смотрела на охотника с примесью усталости, раздражения и заторможенности. Грязь, моментально размазавшаяся по черной коже мебели, вниманием удостоена не была, зато виновник ее был отсканирован с тщательностью рентгена. Пожалуй, во всей вселенной только Шики умел так смотреть: ненавязчиво, мягко, но очень внимательно, успевая замечать все мелкие детали, пронизывая насквозь и оставаясь при этом незамеченным. Похоже, на этот раз героин. Остальное можно сказать без слов.
-«Как ты себя чувствуешь?»
-«Ты вернулся на гору? Очевидно, безуспешно?»

Запах крови, приглушенный ранее табачным дымом и ромом, теперь едко ударил в нос железной обреченностью. Понятно, чьей крови. И, в целом, даже понятно, в каком количестве.
Не нарушая тишины и в то же время не прерывая мучительный беззвучный диалог между ними, Шики вновь двинулся с места, в сторону кухни. Белесая струйка шоколадного наслаждения (или отвращения?), тлеющая в пепельнице, с упрямой настойчивостью капризной любовницы потянулась за своим господином. Оставь его, останься со мной, - говорили ласкающие кончики пальцев дымные узелки и колечки, - он весь в крови и далеко, а я здесь, рядом. Совсем близко к тебе. Останься.. Но бессердечный к уговорам, обладатель дымящейся подруги скрылся в просторах кухни, отрывисто щелкнув доводчиками кухонных полок.
Все вопросы, едва появляясь в голове, уже были одарены ответами. Иногда даже с раздраженной интонацией Баррингтона. Иногда с безэмоциональной точностью самого Симидзу. Можно даже не открывать рот, не тратить время на эмоции и пустозвонные слоги. И так все понятно. Понятно и неприятно.
Зато большую часть внимания он уделил невербальной части их странного диалога. В частности, вернувшись с увесистой аптечкой в руках, полной запахов свежих бинтов и чего-то едкого, оказался теперь в разы ближе к Нику, присев на противоположный край дивана и заставив сигаретный дым радостно метнуться навстречу. Снова мягкий взгляд, цепкими иголочками снимающий грязную ткань с худого тела.
-ты воняешь, - констатировал самый нелепый факт из всего объема информации, полученной за этот день. Это приглашение. Мнимый выбор, разрешающий Черепу думать, что он имеет право отказаться, но не терпящий возражений. Как и все выборы Черепа. Как и вся его жизнь.
Ни одна подменная лабораторная смесь, которой босс тайно снабжал Баррингтона вместо наркоты (или вместе с ней, кто знает) в количествах, равных годовому объему всех наркобаронов Сакурасина, вместе взятых, не могла помочь в регенерации. Не в таких количествах.
Гулко, словно где-то далеко, зашумела вода. Шики расслабленно откинулся на диване, ожидая.

[NIC]Hikeru Shimidzu[/NIC]
[STA]Shadows and lies mask you from me[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c626227/v626227209/4ba65/gJ4tFQm5tN0.jpg[/AVA]

[SGN]The missing piece I yearn to find
So close
[/SGN]

Отредактировано Hedzo Yuki (2019-03-15 19:18:28)

+1

7

Криво обрызганные ногти скребут по мягкой коже дивана, оставляя за собой вмятые следы. Почему-то драть обивку – очень приятное дело. С шумом Николас растянул длинные ноги и с удовольствием закинул вместе с тяжелыми ботинками на круглый журнальный столик. Проклятая земля Яриямы осыпалась на свежий номер журнала Esquize с лицом Когицунэ старшего, и на макбук, который приветливо загорелся, предлагая ввести пароль. Николасу взломать его не составило бы труда, но что он там мог увидеть интересного, кроме vip-porno, запись с камер наблюдения и унылых отчетов? Намного лучше вытереть грязь с подошв об этот самый макбук, что Череп и сделал. Приносить хаос в пентхаус, до блевотни любовно вылизанный перфекционизмом с претензией на элитарный вкус – святое дело, приносящее небывалое моральное удовлетворение. Нужно сюда почаще заглядывать.
Спина Ника была откинута на белые подушки, веки полуприкрыты. С обманчиво расслабленным видом он внимательно наблюдал за своим начальником. Он мог показаться плавающим в полудреме, но Шики знал: Череп на взводе. Уставший, раздраженный и готовый взорваться в любой момент. В крепких силках его удерживает лишь боль и эхо героина.
Ник не проронил ни слова, а вид у Шики такой, словно только что он провел результативную беседу. Ник почти не слышит его невербальных посылов, в голове белый шум вперемешку с флешбеками. Внезапно он вздрогнул: Симидзу успел взять аптечку и присел совсем рядом, тянет край куртки. И когда Ник перестал следить на ним?
- Ты воняешь.
Неудержавшись, Ник фыркнул. По его мнению пахнет он куда лучше, чем то сладкое дерьмо, которое Шики называет сигаретами. Но вместо этого говорит:
- Для перепихона подкат у тебя хуевый, - хриплый голос звучит оскорбленно, но в глазах смешинки. Выдергивает кожанку из рук Симидзу, резко встает и скидывает ее куда-то в сторону. Следом летит толстовка. Уголки губ дрожат, сдерживая лукавую улыбку. В голове шальная мысль. О том, что идея ни к месту и времени – насрать. Как вообще когда-либо было насрать на приличия и мораль. Подхватив ткань когда-то белой футболки, худые руки нарочито медленно потянули вверх, сантиметр за сантиметром обнажая бледную кожу; блядскую дорожку волос; впалый живот со старыми следами шрамов и свежих глубоких ран. Черная гематома растянулась почти по всей правой стороне, начиная с торчащих ребер и прячась за пряжкой ремня. Словно кровавые гоночные трассы, на груди растянулись глубокие порезы от острых демонических когтей. Грязная футболка повисла на напольной лампе за диваном, а Николас гордо распрямился, позволяя рассмотреть себя во всей больной красе. Провел длинными пальцами по кровоточащим ранам: в глазах вызов, смотрит точно на Шики. Боль выдают капли пота, собирающиеся на висках и стекающие по острым скулам и подбородку. Влажные пальцы скользят по искусанным губам, растянувшимся в горькую улыбку. В мысли вновь возвращается неудачная охота и мертвый взгляд cherry-boy. Улыбка меркнет, Николас вновь раздражен и мрачен. Запрыгивает на диван, поджимая ноги под себя, рыщет в задних карманах джинс, но там нет того, что ему нужно. Но все ок. Вытянув ногу, он расшнуровывает ботинок, а затем стягивает его с ноги и достает оттуда завернутый полиэтиленовый пакетик, в котором оказался косячок с легкой травкой. Не зашнуровывая, натягивает ботинок обратно и задумчиво жует самокрутку. Подумав, все таки щелчком пальцев отправляет ее в полет в сторону столика.
- Эта сука сильна, - внезапно заговорил Ник, - Похожа на ту… pinkytree.
Про Мичи ни слова. Он уже понял, что с ним. Догадался по взгляду Симидзу. И если начнет сейчас думать об этом, то точно сойдет с рельс. Не хочется обосраться перед Ниной еще сильнее в первый же день. Еще успеет.
- Она какая-то контуженная, нихера не помнит о себе. Походу слишком долго спала. Sleeping Beauty. – задумчиво – Сиськи у нее ничего, хоть и мелкие, - вспоминая, он сделал жест руками, словно только что проверил размер.
Он продолжил говорить, временами матерясь и шикая на Симидзу, пока тот обрабатывал его раны. Он вел запоздалый рапорт, который обычно сдавал Мичио. Выходило у Ника хуево. Он ни разу не упомянул напарника, путал хронологический порядок и забываясь переходил на родной английский. Из всего быстрого словесного потока было сложно уловить суть.

[NIC]Nicholas[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/IZ2qc.png[/AVA]
[STA]I tell you we must die[/STA]

+1

8

Заметно было, что грязные танцы расслабили Ника, отвлекли его от тяжелых мыслей. За такие минуты придури, когда в тусклых глазах охотника загорается бесноватый всполох, Шики готов был дорого заплатить. Это доказывал оставшийся без внимания, наверняка вышедший из строя ноутбук, грустно хлюпающий где-то в своей цифровой вселенной (храни боже iCloud со своей системой хранения данных), доказывал перепачканный грязью диван и плещущаяся на периферии незнакомая девчонка, которую непонятно зачем сюда приволокли (и непонятно зачем вообще пустили). Фанатичное потакание объективно аморальным желаниям агента, переходящее все разумные границы, объяснялось довольно легко – по крайней мере, в голове Симидзу. Все это – все декорации, актеры, все бесконечные, тщательно записываемые и переписываемые сценарии, - все для того, чтобы Грустная Принцесса Черепушка отвлекалась от дезинтеграции, переключая внимание на что-то более интересное. Пусть даже на пару минут. Пусть даже оставаясь верной своему пути разрушения.
- Для перепихона подкат у тебя хуевый.
-А ты что, вип-сучка, чтобы к тебе подкатывать? С тобой и так можно, по-простому, - хохотнул Шики, с видом «папика» разглядывая неумелый стриптиз и без стеснения отвечая на прямой взгляд Николаса, смотря на него снизу вверх. – Хотя, судя по стоимости причиняемого тобой ежедневно ущерба, ты дорого мне обходишься.. Все, прекращай это самоистязание. Если ты так своих избранниц соблазняешь, мне их жаль. Я бы с тобой после такого в постель не лег.
В карьере каждого агента и ученого Йокаикари наступает такой момент, когда внезапно сам собой возникает вопрос: почему такой человек, как босс – солидный, сдержанный, рассудительный, – позволяет себе бежать на поводу за своим бешеным подопытным, подгоняя (пусть и не всегда заметно) под него большинство своих действий и решений? Шики и сам порой задавал себе его. Стоит ли оно того? Стоят ли потраченные миллионы, нервы, время и усилия этого отморозка, беззастенчиво выколупывающего самокрутку из грязного ботинка, сидящего вот так просто на диване, который практически равноценен по стоимости годовому запасу всей его наркоты?

Слушая очередное подобие рапорта – самое отвратительное подобие, похожее скорее на плохо связанную логикой болтовню, но самое важное и желанное, мужчина наклонился к Баррингтону, деловито схватив его за продемонстрированные во всей красе костлявые бедра и заставив сменить положение тела на горизонтальное. Подложил под истерзанное тело вафельное полотенце, чтобы Ник не ерзал по грязи и не размазывал ее больше, чем успел размазать. Убрал в стороны жестикулирующие руки, в этот самый момент показывающие без сомнения очень важный факт размера груди демоницы. Обильно смочил раны перекисью, вымывая из них грязь и начавший скапливаться гной, обработал заживляющей мазью с антибиотиком. Увернулся от брыкающихся размахиваний и шипения, убрал руки охотника, чтобы не мешали. Стянув, насколько это было возможно, разодранные линии плоти, зафиксировал их медицинскими скобами, снова увернулся от трепыханий и снова убрал чужие руки. Наложил широкий пластырь, чтобы не тревожить раны. К этому моменту так называемый монолог был окончен.
-Я понял тебя, - единственное, что произнес мужчина, давая понять, что отчет принят. Удивительным образом, умудрившись собрать все сбившиеся интернациональные мысли Баррингтона, мужчина выделил для себя главные выводы относительно аякаси (в этом факте он больше не сомневался) и зафиксировал их в голове, чтобы после перенести на бумагу. И исключительно, чтобы поддержать разговор, продолжил – что предлагаешь делать дальше? Есть смысл ее искать сейчас?
Любимая уловка. Отвлечь от основной проблемы, переключив внимание на что-то более важное, логичное относительно предыдущего монолога. Увести черные мысли от неприятной детали.
Имя напарника произнесено не было ни разу. Это значит, что либо кто-то додумался ляпнуть исход операции при Баррингтоне (и, вероятно, оставить тем самым после себя след в истории в виде размозженного по стене собственного трупа), либо Череп догадался сам. Оба варианта одинаково не нравились Шики, ведь оба предполагали одинаковый исход. Разрушение. Гнев.
Не сейчас.
Так насколько ты важен для меня?
Ответ на извечный вопрос всегда где-то неподалеку. Успей только заметить.
Ответ на вопрос Шики тоже тут, притаился среди воняющих бинтов и окровавленной перекиси на вафельной ткани. Маячит в прикрытых зеленых охотничьих глазах, полных горького омута чувств, сквозит в едва слышных, осторожных выдохах самого Симидзу, с аккуратностью хирурга проводящего незатейливую операцию по оказанию первой помощи. Одинаковый, вне зависимости от момента озвучивания вопроса.
Слишком дорогой, во всех смыслах. И от того самый ценный, самый важный, самый главный. Разбавляемый иногда текущими делами, развлекаемый бесконечными марионетками-напарниками, только ради поддержания хрупкого баланса, равновесия разума. Стабильности тела и духа.
Кстати, об игрушках для Принцессы Черепушки
-Кто она? Та, что пришла с тобой? Не говори, что отрабатывал на мне свое мастерство флирта для нее, - как бы невзначай поинтересовался Шики, кивнув в сторону ванны.

[NIC]Hikeru Shimidzu[/NIC]
[STA]Shadows and lies mask you from me[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c626227/v626227209/4ba65/gJ4tFQm5tN0.jpg[/AVA]

[SGN]The missing piece I yearn to find
So close
[/SGN]

Отредактировано Hedzo Yuki (2019-04-02 20:46:54)

+1


Вы здесь » Адское Сообщество » Здесь и сейчас » [14.05.2015] «Незваные гости»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC