Правила Сюжет Роли Вакансии Гостевая Лучшие Администрация PR-раздел





АМС - форумчанам:

Веселого Хэллоуина, друзья! Желаю, чтобы нематериальные гости были к вам дружелюбно настроены и приносили конфеты. А вообще, очень надеюсь узреть вас в игре ради праздничка. Хоть кого-нибудь… Ну, и слушаем песенку для настроения что ли, да…

Тс-с-с! Никто не заметил, а тем временем JK исполнилось 6 лет (кстати, впервые за эти 6 лет обновляю новости с телефона). Сегодня этот праздник тихий. И пусть создатель празднует годовщину идеи проекта наедине с этой самой идеей - мы с ней ещё живы. Да будет так!

Немножко новинок: в панели инструментов формы сообщения вы можете заметить две новых кнопочки – «прозрачность для иллюстраций» и «разбивка на колонки». Оба скрипта работают, но, наверное, требуют пояснений… Да и в разных браузерах ведут себя немного по-разному, это нормально. Обещаю написать пояснения завтра, а пока – уже можно тестить!! Все комментарии и вопросы – Мэю в ЛС.

Прощайте и здравствуйте, дорогие мои друзья, старые и новые! Я, Мэймару, покидаю вас - в качестве главного администратора проекта (сами там решите кто займет эту должность), и возвращаюсь к вам - в качестве игрока и представителя техподдержки форума. Ну и, как обычно, ловите новой музычки…

C Днем весны и красоты, милые дамы! Хочу сказать отдельное спасибо игрокам, взявшим женские роли... Я не обещаю вам новых конкурсов к празднику (еще предыдущие не завершились), но жажду видеть наших красавиц в расцвете игры. Пусть ваша красота спасет мир. Ура-ура-Ура!

C Днем всех влюбленных душевнобольных на JK! На самом деле это сообщение – маркетинговый ход, чтобы все видели, что админ этой ролки еще не сдох не верьте сюжетке, и новости форума иногда обновляются. А чтобы некоторым не было так мучительно скучно, вот вам игра: участвовать.

С грядущими вас зимними праздниками, дорогие друзья! Не за горами Новый Год, и по этому поводу ваш суматошный админ устроил в Сакурасине метель. Лично я снег люблю, но если кому-то не нравится, то кнопочка в нижнем левом углу прекратит снегопад. Хорошего всем настроения! Касательно дополнительных новогодних развлечений - буду держать вас в курсе если сил хватит.

А НАМ 5 ЛЕТ! С чем и поздравляем любимый JK! Кстати, у Джека тоже ДР Свои пожелания (надеюсь, что они будут) друг другу, проекту и мне попрошу оставлять в Книге поздравлений 2016 . С любовью, ваш Нэк!

На JK - новый сезон! И пускай надоевшая порядком жара нас еще не покинула, пора просыпаться, вспоминать, на каких эпизодах мы с вами просели, исправлять положение... Этим делам и будет посвящена последние «подготовительная» неделя августа: с 24.08.16 по 31.08.16 просьба завершить (или закрыть, ограничившись кратким подведением итогов) старые игровые эпизоды, а также отметиться и поделиться новыми идеями.

Весне дорогу! Весенняя уборка на JK уже почти завершилась: у ролевой появилась группа ВК и всецело обновилась система приема в игру - никаких больше громоздких анкет и кучи аккаунтов. Один аккаунт - неограниченное число персонажей! Подробности.

Кто хотел конкурсов и состязаний? Это ваш шанс! Весь год вы старались, писали посты - настал момент похвастаться ими и вспомнить былое. В честь Дня Рождения ролевой стартует Конкурс Поста - не стесняйтесь, пишите активнее! Принять участие в конкурсе.

Ура! JK уже 4 года вместе с вами! В честь этой замечательной даты планируется целый цикл мероприятий. О сюрпризах, что мы для вас приготовили, будем сообщать постепенно. Обещаем - без подарка никто не останется! Путеводитель по праздничным мероприятиям.

МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ! Родные наши, официально поздравляем вас с рестартом основного сюжета. Наши новенькие - прием анкет вновь открыт для вас, и теплое место в сюжете вас ждет. Сидеть без дел отсель не будем! Расписание на день грядущий остается прежним, возможно с незначительными перестановками лиц. Ознакомиться.

JK уходит на каникулы! В связи с сезонной занятостью представителей АМС сюжетная линия ролевой приостанавливается. Анкеты с 06.06.2015 по 06.07.2015 приниматься не будут. Узнать подробности.

Yankee go home! Прием персонажей западного/европейского происхождения закрыт, в силу таких объективных причин, как то засилье запада и мода на оный в ролевой по японской мифологии. Узнать подробности.

Музыка это ведь здорово, правда? Я решил всецело снабдить ею наш форум. Чуть выше вы можете видеть рабочий музыкальный плеер. Заказать песню.

Я сделал весну! Сакура-сакура... Везде одна сакура! Если вам кажется, что ее слишком много - просто нажмите квадратную кнопку с лепесточком, расположенную в левом нижнем углу.

Знаете что? Ни у кого не заполнены профили! Поэтому прошу всех сделать это как можно скорее. Оформить профиль.

«Не волнуйся, не спеши: дней в году много» - гласит старинная восточная заповедь. А наша новая игровая площадка тихонько обрастает разными удобствами и новшествами для интересной, активной игры. Каждый из вас имеет право и возможность посодействовать нам в этой важной работе. Общайтесь, советуйтесь, не ленитесь творить... Нам интересны любые идеи!!


FRPG «JigokuKai»


#детектив #мистика #городское фэнтези

Добро пожаловать в Сакурасин!

Система игры: эпизодическая
Мастеринг: активный

18+ VK LYL

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Адское Сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Адское Сообщество » Здесь и сейчас » [17.05.2015] «И жил грешно, и умер смешно»


[17.05.2015] «И жил грешно, и умер смешно»

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

«И жил грешно, и умер смешно»
или прощание с господином Нэкои

[float=left]http://s3.uploads.ru/hEkdr.png
[/float]Храм Инари-о-Ками, чья красивая алая крыша проглядывает сквозь резную листву кленов, словно палуба плывущего над Лисьей рощей корабля, расположен на возвышенности. Отсюда, с вершины Памятного Холма, можно увидеть северную часть города, а также Лунную реку, бегущую внизу атласной лентой.[float=right]http://s7.uploads.ru/nzwNA.png
[/float]
Сегодня храм Инари богато украшен венками, цветами камелии и поминальными свечками. В воздухе аромат благовоний, звон колокольчиков и непрерывное чтение погребальной молитвы. Все это – дань памяти небезызвестному в городе господину Нэкои… Гробовщики ведь тоже не вечны.

Подробнее...

Место действия: Кицунэмори
Дата: 17.05.2015
Погода: 18-20◦C, ветер ЮЗ ↑ 6 м/с, ясно
Ситуация:
О фееричном убийстве Нэкои Мэймару Сакурасин был наслышан не меньше, чем о случившейся менее года назад церемонии свадьбы все той же небезызвестной персоны, позволившей себе до неприличия бурное празднество среди общего траура. Сказать о том, что сочувствовать ныне почившему гению ритуального бизнеса в Сакурасине никто не спешил – было бы ничего не сказать. Мало того, что Мэймару называли повинным в своей собственной смерти «по глупости», так вдобавок - считали иронию случая знаком божественной воли в формате «возмездия»!
Любителю шуток на загробную тему, изощренному цинику и - слухи ползли - почитателю запрещенных веществ, досталось «за дело»! Ведь на концерт этой группы, чуждой всякому благопристойному восприятию мира, его силком не тащили. Да и к «безутешной вдове»,  прикарманившей весь бизнес мертвого мужа несмотря на свой вызывающе юный вид, тоже симпатий никто не выказывал… Разве что семья Когицунэ, для которой Чинетсу – некогда безродный приемыш – стала, судя по тратам и чекам,  любимой единственной дочерью.
Очевидно, по праву «отца по жене» сам Когицунэ Кеичи распорядился касательно организации погребения и затрат вышеназванной ритуальной конторы, переходящей по праву наследства к Чинетсу, и торжественно, в сопровождении племянника, появился у храма в назначенный день…
Разумеется, не обошлось и без партнеров по бизнесу, которыми, разумеется, стали Городская больница (основной поставщик клиентуры) и Сакурасинская фармацевтическая фабрика,  связанная с Мэймару чем-то вроде разрозненных слухов про истории с незаконным оборотом наркотиков… Екай знает что! Подтверждений тому все равно не имелось. Но Кенджи, однако, на церемонии погребения был. Как и прочие лица, которые, кажется, сюда заявились, чтобы просто бесплатно поесть (ведь поминальный обед приготовлен одним из успешнейших рестораторов города!) и посмотреть над рекой фейерверк, закаченный, как говорилось, по личному завещанию Мэя...
Впрочем, ничего интересного на этом «празднике смерти» не могло бы случиться, не явись на него неприглашенная гостья в компании своего адвоката. А знали ли вы, что у Нэкои Мэймару  имелась когда-то сестра? Вот и мы тоже нет…

0

2

[float=right]http://sh.uploads.ru/JtcNR.png
[/float]Канареечно-желтая дверь автомобиля компании «Hinomaru» распахнулась, и девичья нога в черном чулке нетвердо коснулась мощеной дорожки носком туфли-лодочки.
- Соболезную Вам, госпожа. Но дальше придется пешком… - постарался приободрить пассажирку таксист. Вышло, как очевидно, не очень – грустная девушка так и не оторвала взгляда от собственных ступней. – Уж такие традиции.
- Ничего, я пока что жива, и потому смогу это сделать… - с удивительно твердостью отозвалась пассажирка, сжимая в руках алые цветы ликориса (разве лишь магией раздобытые в мае) и ища взглядом поддержки попутчика – своего адвоката, которому пришлось заплатить за такси. Деньги сейчас были важным ресурсом, шиковать было не на что, да и услуги Адзая обходились недешево.
День похорон… Его собственных. И хотя Мэй прокручивал этот знакомый сценарий в голове тысячу раз – то с иронией, то с особо извращенной фантазией – что-то обязано было пойти с ним вразрез. То, например, что этот торжественный день он проведет в шкуре женщины. Да и не только лишь этот – теперь маска Мэйко надолго останется с ним, так что стоило бы начать с ней сживаться.
Сживаться, конечно, он начал за несколько дней до сегодняшней сцены, и Юки воистину приложила старания во имя того, чтобы Нэкои гармонично смотрелся на главном событии «жизни»… Если «жизнью», конечно, можно было считать тот период, пока его старое тело было годным для повседневной изнуряющей носки. Юки же позаботилась и о том, чтобы Мэй смог сегодня приехать сюда независимо, не выдавая связующих нитей, и не шокируя публику неподобающим видом.
Для начала заметим – траурное кимоно было намеренно изгнано из гардероба «несчастной сестрицы» как предмет «несовременный» и недостаточно образный. Его заменило черное платье с плиссированной юбкой, одновременно напоминающее школьную форму – словно девушка действительно бросилась на поезд в той одежде, в которой была – и естественным образом подчеркивала все преимущества девичьей юной фигуры. Легкий дневной макияж, самостоятельно нанесенный Мэймару - нарочито подсмазанный, угловатость в движениях, нелепые складки на сползшем чулке, свободные локоны, блестящие в майских лучах как смола. Все было призвано скрыть очевидное, выдав за чувства – неуверенность, смущение в присутствии незнакомого общества, неприятие нового места, скорбь и печаль…
Пока что, Мэймару, вышагивающему впереди своего адвоката Адзая, в компании коего Нэкои и прибыл отметить свою же кончину, прекрасно справлялся с отпущенной ролью: болезненно бледные щеки под тенью от пышных ресниц, печально опущенный взгляд, дрожащие пальцы… Но если напускную печаль Мэй умело разыгрывал в силу профессиональных талантов и склонностей, то смущение смотрелось довольно реальным, поскольку таковым и являлось. Теперь оставалось пройти еще сотню ступенек, взбираясь по склону до храма, и, чтобы не проверять свои туфли на тему устойчивости, Мэйко оперлась на Адзая. А то кто ее знает – гравитацию эту?
Погода, как это ни странно для мая, стояла вполне себе ясная. Так что плакать о «почившем Нэкои» небо сегодня не думало. Храм был готов для того, чтобы достойно сопроводить тело Мэя прямиком в крематорий, а душу – очевидно – в перевалочный пункт на пути к возрождению. На подходе к центральным воротам можно было услышать даже звон колокольчиков, колышущихся на весеннем ветру. Сегодня его сопровождали молитвы, мерно читаемые настоятелем храма… В воздухе было дымно, от сжигаемого в огромно количестве ладана и пахло цветами камелии – запах, привычный для чьей-нибудь смерти.
На площадке у храма, однако же, не было пусто. Первые гости явились задолго до Мэйко – то были представители «родни по жене»: Кеичи, одетый в непомерно простое для себя кимоно монохромного черного цвета с эмблемами клана, и Спарк, предпочитающий «траурной моде» униформу полиции и, очевидно, играющий роль правоохранительных органов на данном мероприятии «полузакрытого» типа.
Говорить с Когиунэ сейчас у Нэкои никакого желания не было, посему, сделав вид, что она никого не узнала, Мэйко скромной тенью потянулась к колодцу для омовения.

Код:
<!--HTML--><center><div class="postcolor"> <center><div style="width: 350px; height: 62px; text-align: center; background-image: url(http://s0.uploads.ru/K6uxS.png); color: #ffffff;"><br><center><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="80%" height="20"><br> <param name="wmode" value="[color=#BBBBBB][/color]"><br> <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf"><br><param name="bgcolor" value="#ffffff"><br><param name="FlashVars" value="mp3=http://naitimp3.ru/download/-199045.e928a099dbc007ffe648999a7d282876.RmzRkXVy.0KTQvtGA0LzQsNC70LjQvQ,,.700.mp3&amp;volume=50&amp;&amp;bgcolor=9b2324&amp;buttoncolor=#ffffff"><br></object>

[NIC]Nekoi Meiko[/NIC]
[STA]Another Me[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/Uapnf.png[/AVA]

+3

3

- … Уверен, это будет не самый грандиозный спектакль кота, но все же будь начеку, малыш~. – Ягуи подводил свой монолог к завершению, ни на секунду не желая отводить взгляда от Тоши, словно гипнотизируя того и силой внушая весь тот поток мыслей, что сейчас изливался на несчастного полутэнши. – Помни, что почти каждый, кого ты сегодня увидишь, на деле является демоном. Наверняка появятся все «адекватные» лидеры кланов… но поверь… – он хихикнул невесело, – эпитет этот подходит к ним с большой натяжкой. Берегись двух вещей: холодной суки и кого-либо, кто меньше всех будет понимать, кто мы такие и зачем собрались. То точно окажется Мэймару.

Кажется, закончил. Кенджи не очень хотел брать кого-либо из «своих» на церемонию. Большая часть клана Ягуи в целом редко контактировала с кем-то кроме детей гнева и кошачьих выродков, но с последними последнее время отношения не ладились. Теперь Змеиный Король был уверен – в Совете нарастает очередная авантюра, которая может выйти ему боком. Кот, глупая обиженка, кажется, решил выбрать не ту сторону, раз разорвал контакты с тем, кто был его единственным товарищем на протяжении уже сотни лет. Опрометчиво. Как же опрометчиво!

«Понять бы, из-за чего именно… вот уж от кого я точно не ожидал ножа в спину. Впрочем. Моя оплошность».

- Приехали, босс. – Раздалось с переднего сидения автомобиля. Тот затормозил возле обочины, совсем неподалеку от подъема к храму. – Мне подождать вас до окончания церемонии?
- А? – помотал головой Змей, переводя холодный взор стекловидных глаз на зеркало заднего вида, где виднелся лик личного водителя Ягуи. – Нет. Просто заедь за нами через полтора часа. Большего я близ онмедзи не выдержу.

Выйдя из машины, Кенджи деловито осмотрелся вокруг, ожидая, когда его спутник выползет следом. Слишком далеко от его родного урбанизированного Озаки. В свое время аякаси с трудом принимал факт развития мира людей. Теперь же с удивлением рассматривал ветвистые побеги кленов, словно никогда и не знал о существовании таковых. И, честно говоря, после недавних событий с пробудившейся Доронумой он не очень-то хотел вновь проникаться видами цветущей сакуры.

- Хочешь куда-нибудь сходить после церемонии? – бегло поинтересовался Кенджи, краем глаза смерив стоящего подле спутника. – Чувствую, мне нужно будет расслабиться после того идиотизма, что я сегодня увиж-ж-жу~…

Змеиный Король, настоящее дитя новой эпохи, как и ныне почивший гробовщик, не изменял себе даже в такой день. Вновь облаченный в на западный манер строгий костюм, а так же «любимый» Юки галстук, которого та в свое время чуть не лишила своего конкурента. Ах… прекрасные годы, когда они оба чуть не устроили внеочередную войну. Впрочем, Кенджи удалось выйти из той относительным победителем.

С тех самых пор аякаси редко пересекался с юки-онной да и членами Совета в целом. Сегодня же ему предстояло увидеть их добрую половину. Еще обещали малыша Спарка и ту новоявленную супружницу Мэймару. Тоже странная личность.

- Идем? – отведя от разума лишние думы, Кенджи повернулся к своему лучистому спутнику и кивнул в сторону лестницы, ведущей к храму.

[AVA]http://i.imgur.com/5fpFFRd.png[/AVA]

+2

4

Пока такси, везущее сатори и нэкомату в месту проведения похорон, пожирало километры дороги, Адзай откровенно скучал - в обществе всего двух существ ему не о кого особо было читать мысли, а так как машина ехала достаточно быстро, на ходу этим заняться не получилось. Посему парень просто в пофигистичным видом посматривал по сторонам, и возблагодарил всех известных ему ками, когда они наконец прибыли на место назначения. Разумеется, за услуги таксиста стоило расплатиться, но... все же Адзай сейчас был в клане Когитсуне, а уж чем-чем, а щедростью его представители не страдали. Поэтому, недолго думая, екай вложил в голову водителя мысль, что с ним уже расплатились, да еще и чаевых дали - а после чего приказал ему быстренько уехать.
Когда же парочка екаев вылезла из авто и направилась медленным шагом по ступеням вверх, Адзай украдкой зевнул и засунул руки в карманы штанов. Его несколько раздражало, что он не мог воспользоваться своими способности из-за надобности прикидывать "обычным" человеком. На самом деле, если бы не приличная сумма, предложенная Мэймару, временно затаившимся в шкуре девушки, и сама возможность так поразвлечься на "похоронах", сатори никогда не вылез из собственного дома.
Так как в новом теле нэкомате явно было непривычно (что вполне понятно), дабы случайно не свалится, Адзай сыграл для него роль дополнительной опоры. Конечно, Когитсунэ очень хотелось прокомментировать это, нов данном случае он все выразил глазами - сначала странно покосился на руку Мэя на его плече, а потом закатил глаза - опять же, более-менее естественная реакция. Хотя даже для самого адвоката, который достаточно повидал на своем веку, мужской аякаси в женском теле выглядел странно и забавно.
Дойдя наконец до вершины лестницы и обозрев собравшуюся толпу, Адзай пришел к выводу, что сегодня у него явно удачный день. "Столько существ, столько новых мыслей, новых знаний... Да, определенно удачный день. Вопрос лишь в том, с кого бы начать... Подойти и заговорить с кем-нибудь? Или же подождать, пока кто-то обратиться к нам? Вопросы, вопросы... Пока, наверное, подожду. Не в моих правилах болтать с каждым встречным.." - подумал сатори, и слегка приподняв чалму на лбу - совсем немного, чтобы иметь возможность смотреть всеми глазами на происходящее вокруг, но все же не особо палится, адвокат отдрейфовал следом за своей подопечной и с легкой ухмылкой на лице стал ждать, кто первый попадется в их сети.

[NIC]Kogitsune Adzai[/NIC]
[STA]Ваша мозги - мое богатство[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/DmGJ4.png[/AVA]
[SGN]Три глаза для отмазы)[/SGN]

Отредактировано Rinnosuke Morichika (2017-02-09 03:03:05)

+1

5

Всю дорогу в машине Тошиаки пришлось выслушивать бубнеж Кенджи о том, как нужно себя вести и что вообще происходит. Поначалу Ямамото очень внимательно слушал Змея, ведь обычно из него и клещами информацию не вытянуть. Он даже сам проявил инициативу и попросил Кенджи взять его с собой на похороны, уж больно было интересно посмотреть на это шоу своими глазами. Однако со временем любопытство спадало на нет, и вместо этого на Тоши напала скука и легкое раздражение. В конце концов, последнюю часть пути, парень слушал вполуха, пытаясь скоротать оставшееся время на залипание в экран телефона. Вся эта екайская политическая чухня казалась парню ужасно занудной, а распоряжения Кенджи о том, как надо себя вести и вовсе раздражали. Но все же Тоши прекрасно понимал, что он слишком глубоко увяз в мире Ягуи, и чтобы не попасть впросак, ему приходиться вникать в дела своего начальника.
"Эх, а ведь предполагалось, что я должен был быть обычным барменом... или нет?"
Когда голос "начальника" стал жестче, Тошиаки убрал телефон в карман брюк и внимательно посмотрел на Кенджи.
- ... окажется Мэймару.
"Да-да, я буду вести себя крайне осмотрительно, я ведь знаю, как тебе важно поддерживать имидж "идеального" главы клана. Не зря же я столько лака на себя вылил" мысленно произнес блондин и красноречиво закатил глаза. Лака он и правда вылил много, пока целый час пытался уложить свою непослушную копну золотых волос. Ямамото потратил уйму времени, чтобы создать образ аккуратного и презентабельного юноши. Он даже надел дорогой деловой костюм, который ему купил Ягуи для особых случаев, и теперь чувствовал себя несколько неловко. Когда парень смотрел дома на себя в зеркало, то с неприятным удивлением отметил, как он в этом образе похож на Кенджи. Именно поэтому Тошиаки решил на этот раз уложить волосы, чтобы не дай бог, Ягуи не сравнили как двух братьев акробатов.
Наконец-то прибыв на место, Тошиаки с облегчением вышел из машины следом за Кенджи, чуть не забыв букет цветов на заднем сиденье. Букет был из лимонных гвоздик и белоснежных лилий - немое послание "покойному" от обоих Ягуи. Первые несли в себе разочарование, а вторые о надежде, что в новом теле жизнь у Мэймару будет чище, чем была. Тоши считал, что Мэю несказанно повезло, что тот может начать свою жизнь заново, но воспользуется ли он этим?
-  Хочешь куда-нибудь сходить после церемонии?
Блондин хмыкнул и оглядел своего демона: безукоризненно идеальный образ, лишь маленькая деталь привлекала внимание.
- Я очень давно хочу сходить в кофейню "Сладкие грезы", говорят, там потрясающе готовят чизкейки, - конечно Тоши знал о том, что Кенджи не ощущал вкуса человеческой еды, однако это ведь не значит, что нужно и себя лишать маленьких радостей жизни?
Неуклюже прижав букет под рукой и убедившись, что поблизости никого не было, парень поправил галстук Змея.
"Вот теперь идеален настолько, что аж зубы сводит"
Нацепив на себя отрепетированное заранее смиренное выражение лица, Ямамото выпрямился, нормально взял в руки цветы и кивнув Ягуи, начал подниматься за ним вслед по лестнице.
[STA]Yagui mod ON[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/G0c4D.png[/AVA]

+3

6

Сегодня был необычный день. Пускай все это и являлось чистой воды авантюрой, куда важнее был тот факт, что это событие привлекло к себе всех более-менее активных сверхъестественных обитателей Сакурасина. Вот что было важно. Посему к этому дню Кенджи готовился даже больше, чем к очередному собранию Джигокукай. Зачесал волосы, окончательно приняв вид какого-то делового партнера из-за границы, имеющего очень мало сходных черт с коренным населением японского архипелага. Когицунэ еще мог помнить, что когда-то давно в юности Змей выглядел еще вполне по-японски, но стремление к собственному выкованному завистью идеалу было невозможно остановить.

- Тч~… – только и выдавил Кенджи то ли раздраженно, то ли чуть ошеломленно, тут же осмотревшись по сторонам. Нет, Тоши знал, что нужно быть острожным. И все же. – Спасибо. – Выговорил аякаси помнимому дежурным тоном, словно и не было в этом никакого посыла.

Ведь не было же? Честно говоря, это был тот немногий раз, когда Змей решился позвать своего подчиненного куда-нибудь. С тех самых судьбоносных осенних дней Ягуи поначалу старался избегать полутэнши, страшась повторения непонятного, а от того жуткого сценария. Он так и не осознал, что именно ощущал в тот момент, но все же не решился избавляться от Тошиаки. В какой-то миг аякаси вдруг показалось, что во всем этом есть нечто неуловимое, что он еще должен будет выяснить. И дело оказалось даже не в природе Ямамото, как изначально думал Змеиный Король. Точнее, лишь малая часть той искомой сути, что все не желала открыться скользкому чешуйчатому демону.

Странные существа, эти люди. Кенджи все так же ненавидел их всей душой и телом. Порою даже пребывание рядом с Тоши становилось подобно пытке, даже большей, чем годом ранее. Теперь к обыденной завистливой ненависти прибавился еще и страх перед тем, что скрывал в себе этот мальчишка. Увы, Змей был из тех, кто не отступает, а пытается преодолеть. Различными способами, пусть зачастую и довольно жестокими. С Тоши, пока что искренне заботящимся о деле клана, хотелось все же оставаться солидарным.

И понять его.

«Какое… глупое название… – ухмыльнулся демон еле заметно, с трудом подавив в себе странный животный порыв. – И что такое чизкейк?»

Тоши настоял на покупке цветов. Сам Кенджи не слишком разбирался в таких вещах, как тайные значения подобных подарков, но затея ему понравилась. Кот должен был оценить посыл, да и на будущее пригодится. Сам Змей предпочитал мыслить о цветах исключительно как об ингредиентах для зелий. Жаль, времени на былые эксперименты сейчас было не так уж много… да и смог бы маэстро превзойти сам себя, создав что-то более превосходное, чем «змеиная мята»?

- Хорошо, подсолнух~… – улыбнулся аякаси внезапно, краем глаз смерив своего спутника загадочным взором. – Только сначала обломаем дряному коту кайф и проверим его на верность. Ох… тут же и милая Юки появиться должна. Предвкушаю, что торгов нам не избежать Ес-с-сли, конечно, они давно все не реш-ш-шили. Мелочные кретины.

На самом деле, повод для встречи кот дал отменный. Главы кланов редко собирались вместе, даже если речь шла о собрании Совета. А тут все «нужные» персоны объявиться были должны. Конечно, есть еще они и проклятые летуны, но у тех, кажется, было не так уж мало проблем в последнее время. Говорят, кто-то древний объявился, и Змей хотел познакомиться с ним по возможности. Увы, сегодня ему выдавалась возможность провернуть лишь две авантюры из кучи запланированных. С какой бы только начать?

- Кстати!~ Чуть не забыл предупредить. На похоронах должна объявиться глава одного не слишком дружественного нам клана. И з-з-знаешь, мой предыдущий бармен как-то раз вернулся ко мне по кускам в коробке. – Кенджи хихикнул абсолютно непринужденно. – Хочу заметить, он был мононоке и довольно полезным. Так что. Не суди по обертке, подсолнух.~

«И все-таки... какое же глупое название...»

[AVA]http://i.imgur.com/5fpFFRd.png[/AVA]

+2

7

Высокие мрачные стены, декорированные черным шелком и атласом; на окнах – тяжелые гардины, не пропускающие яркого дневного света. Все сколько-нибудь яркие блики намертво путаются в темных тканях, умирая на подступах к окну, не проникая внутрь. Посреди комнаты на черном мраморном полу установлено на серебряных подставках огромное зеркало, всюду разбросана черная шелковая ткань и цветы алых камелий. Целые букеты, стоящие в хрустальных вазах, бутоны, даже отдельные лепестки – красное утопает в черном, приглушенно дополняя собой мрачную полутьму.[float=right]http://s0.uploads.ru/CbPhE.jpg[/float]
Перед зеркалом можно различить фигуру, облаченную в мофуку – черное шелковое кимоно с пятью крестами и черным оби. Неожиданно сдержанное для его обладательницы, скрывающее стройные изгибы тела и гэта на ножках, неслышно цокающие при ходьбе. Белоснежные – словно седые – волосы уложены в высокую замысловатую прическу, украшенную черными керамическими цветами в виде камелий. Неброский макияж, словно призванный скрыть заплаканное лицо, спрятанные за пушистыми ресницами голубые глаза и неожиданно сочного оттенка губы, припухшие от бесконечного прикусывания. К зеркалу прислонен темно-красный зонтик, призванный защищать от солнца, в руках – миниатюрный клатч в тон кимоно. Фигура стоит перед зеркалом, с глубокой печалью глядя в свое отражение, и кажется, будто глаза ее наполнены слезами, норовящими пролиться соленым дождем и испачкать безупречно наложенный тон.
Юки задумчиво разглядывала себя в зеркале, не двигаясь с места на протяжении уже двадцати минут. В комнату дважды заглядывал Момо, с легкой озадаченностью глядя на свою госпожу – такси давно ожидало у порога, но демон никак не мог заставить себя открыть этот факт, боясь спугнуть тяжелые мысли хозяйки. Единственный во всей вселенной, знающий истинное положение вещей в ситуации с Меймару Нэкои, он, тем не менее, никак не мог взять в толк, почему хозяйка печальна – нэкомата ведь жив-здоров и более того, наверняка уже ждет в новом образе на похоронах; кому как не Юки-сан знать это лучше всего? Обескураженный состоянием своей госпожи, ама-но-дзаку в конце концов окончательно запутался, решив оставить этот вопрос без внимания. Неужели и правда хозяйка зимы тоскует по образу хвостатого друга? Неужели он все же разбил ее ледяное сердце? Но юки-она внезапно отвернулась от своего отражения, невесомо проплыв к выходу – ближе к Момо, отчего он невольно залюбовался ей. Прекрасная, даром что заплаканная: черный цвет наряда как нельзя лучше подчеркнул ее бледность, а высокая прическа открыла взору тонкую шейку, делая образ изящным. Вот она плавно поднимает ладошку к его лицу, ласково касаясь изнывающей без тоненьких пальчиков кожи, печально и мелодично произносит: Прости, мой милый Момо-тян, сегодня мне опасно брать тебя с собой. Я очень волнуюсь, чтобы никто не причинил тебе зла. Там будет много лишних людей. Улыбается – ласково, как она улыбается только ему одному (отчего у демона тает сердце) и скользит прочь, скрываясь в дверном проеме, оставляя после себя лишь цветочный аромат. Ледяное прикосновение растекается щекотливыми мурашками по телу перевертыша, и ему кажется, что оно останется с ним надолго, напоминая о прекрасной госпоже.
В окне автомобиля s-класса мелькают здания и деревья, отблески яркого света обжигают глаза, но боль эта сейчас даже приятна. Она продумала идеальный образ для предстоящего маскарада. Сразу после убийства (неплохо продуманного и хорошо сработанного убийства, надо признать!) оборвала связи с внешним миром, обустроившись в своей резиденции, открытой для посещений узкого круга гостей; благо заранее предусмотренный отпуск ей это позволял. Несколько дней принимала немногочисленные соболезнования в дорогих, роскошно оформленных в траурном стиле апартаментов, попутно принимая у себя виновника сегодняшнего торжества – Меймару, в новом теле, совсем одинокого, нуждающегося в ее помощи. Как и следует, отправила соболезнования вдове и клану, пустила пару слушков о том, что к смерти причастны Ягуи – в общем, вела себя самым естественным образом. Безутешная, разбитая Юки Хедзо, потерявшая своего негласного любовника, вынужденная оплакивать его тело на похоронах. Слабая, раздавленная, уничтоженная. Легкая мишень для насмешек, потерявшая статус опасной и хитроумной главы клана. Пухлые губки вишневого оттенка на мгновение тронула холодная ухмылка, но тут же исчезла, оставляя опущенным уголкам губ печальный вид. Раз даже Момо – непосредственный помощник в ее делах, - сбился с толку, значит, и остальных одурачить труда не составит. Ничто не должно выдать сегодня ее и Меймару – иначе столько действий пропало зря! Главное, чтобы нэкомата грамотно следовал ее инструкциям – тогда все останутся в плюсе, а она еще на несколько шажков приблизится к своей главной цели. Интересно будет посмотреть, как воспримут образ ее подопечного (ах, гомен, подопечной) в адском совете – понравится им милая куколка, самолично вылепленная стараниями юкки-оны? Можно быть уверенными, спектакль будет знатный. И выражение лица Ягуи (тут тяжелый взгляд Хедзо похолодел), и заносчивость безродной вдовы (короткий, неслышный смешок), и пошлая чопорность лис (на мгновение закатившиеся глаза).. Нет, все же зря она не взяла с собой Момо – кто же будет прятать в своих верных глазах ее искрометные, лукавые взгляды? Кто будет сдерживать ее от нечаянных смешков, незаметно прикрывать случайно обнажившиеся ножки и предугадывать смех, поддерживая необходимый градус страданий? Никому нельзя будет довериться, а ведь народу (и лишних глаз) будет полно. Жаль, не удастся толком поболтать с Мей-меем, а ведь он наверняка бы разделил ее веселье, приняв правила игры. Ах, Меймару, сейчас ты – юная Мэйко, и сидеть тебе целый день в окружении Когицуне, играть свою роль, словно гейко на собственном дебюте. Только не переиграй, а уж Юки-сан будет рядом, чтобы скрасить неловкость твоих осторожных нежных движений, поддержать изящной игрой твои нежные танцы. Хороший, однако, выдался денек на погоду..
Как ни странно, видеть никого не хотелось. Тут и там мелькали знакомые лица, пестрели знакомые запахи, витало в воздухе беспорядочное количество е-ки – не зря задолго до прибытия в храм дорога опустела. Смертные и низшие екай по странным стечениям обстоятельств выбирали иные пути, не желая оказываться в этом месте. Так даже лучше – нечего массовке мешаться под ногами, путая сценарий. И без того дел сегодня будет много. Открыв зонтик и скрывшись тем самым от посторонних глаз – наверняка уже поползли слухи, кто бы мог соблюдать траур так строго, -  Юки медленно направилась в сторону ступенек, ведущих наверх – к храму. Вслед за тихо цокающими гэта маленького размера следовала пара лакированных черных ботинок – за спиной Хедзо важного вида таксист в элегантном костюме, которому щедро доплатили, нес огромный, едва помещающийся в больших руках, букет белоснежных камелий, перевязанных алой шелковой лентой. Подобно небезызвестному кимоно, символизирующему их встречу – теперь эти цветы были прощальным подарком, чинно возносимым в немыслимом количестве к священному алтарю. И конечно, цветущие зимой, сейчас камелии были сродни волшебству, изящно выражающему всю боль утраты морозной красавицы, начинающей свой спектакль.

[STA]I'll bleed you resurrected[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c639329/v639329209/70b3/efbU96OnxeA.jpg[/AVA]

Отредактировано Hedzo Yuki (2017-02-13 22:59:20)

+3

8

В тот день ей как законной жене позвонили первой. Обычно дамы, когда им сообщают о смерти супруга впадают в истерику, топят дом в слезах и картинно падают в обморок, Наэль же полчаса не могла перестать смеяться, а когда успокоилась сообщила новость Спарку и Кеичи. Прикопать хладный труп ненаглядного где-нибудь под кустом в саду, к глубочайшему сожалению многих и вдовы в первую очередь, никак не получалось ведь кот-наркот вместо того чтобы тихо сдохнуть устроил целый концерт со зрителями (ха-ха), и теперь, вместо того чтобы отмечать свое освобождение от дурацкого фиктивного брака и прогуливать все нажитое непосильным трудом покойного, Наэль должна быть безутешной вдовой главного посмешища всего города. Если бы она знала, что так получится то прибила бы «любимого» муженька еще в первую брачную ночь.
«Как удобно иметь похоронное агентство…» - за последние пару дней эта мысль с завидной частотой посещала голову девушки. Свое счастье осознаешь лишь тогда, когда обстоятельства бесцеремонно врываются в твою жизнь, а у тебя для них уже припасено самое дорогое место на кладбище.
«… и родственников в храме!» - какой-то там брат кого-то из лис, являющийся настоятелем храма, пришелся весьма кстати.
Она стояла перед зеркалом в одной из комнат административного здания при храме. Легкий макияж скрывал недосып и усталость от пред-похоронной возни. Черное кимоно идеально сидевшее на ладненькой фигурке было весьма непривычным, Наэль уже успела отвыкнуть от традиционной японской одежды, а мофуку одевала и вовсе впервые. Отчего-то ей не доводилось бывать на похоронах как ни у одного из своих трех мужей, так и ни у кого из близких родственников.  Но даже непривычная одежда не могла затмить прическу. В последний раз столь коротко девушка стриглась пол века назад, когда только прибыла в Сакурасин. И если тогда ей пришлось это сделать из-за того, что прическа знатно пострадала в результате пожара, то теперь предпосылок для смены имиджа особо не было (если не считать, что ее до сих пор разыскивает полиция).
Окинув себя очередным критичным взглядом, свежеиспеченная вдова не нашла изъянов ни в костюме, ни в прическе. Все сидело идеально, не давило и не болталось, волосы уложены и разваливаться во что-то непотребное не собирались, макияжу не страшны ни дождь, ни слезы, причин не появляться перед пребывающими гостями не было.
-Тц… чертов Меймару, - раздосадовано прошипела девушка и направилась к выходу. Зло пнув по дороге чью-то обувь она остановилась прямо перед входной дверью. Наэль глубоко вздохнула, успокоилась, приняла отрешенный вид, убедила себя, что она безутешная вдова, а не обозленная и не выспавшаяся фурия и открыла дверь.
Яркий свет больно резанул по глазам. Погода стояла до омерзения хорошая. Мысленно подбодрив себя богатствами, что уже к вечеру будут целиком и полностью в ее распоряжении, Наэль прошла на площадку перед храмом, куда уже активно прибывали "друзья" и знакомые почившего гробовщика.

[AVA]http://sd.uploads.ru/Hd4IZ.jpg[/AVA][NIC]Nekoi Anael[/NIC][STA]La viuda[/STA]

Отредактировано Anael (2017-02-14 02:08:24)

+2

9

- Смотри-ка ты, Ке-дзии - прям форменный шинигами… - шепнул Мэй Адзаю сквозь сжатые зубы и  букет из ликориса, ловко скрывший кошачью ухмылку, - «…ты только взгляни на все это! Самый свет самого темного общества этого проклятущего города!» - вторую часть фразы Нэкои же попросту произнес у себя в голове, понимая, что сотрясание воздуха при беседе с сатори – роскошь ненужно излишняя. – «Раут, достойный самого короля…» - сцепив кисти рук за спиной, Нэкои потупила взгляд, вновь осмотрев свои туфельки, стоящие на мощеной дорожке, а когда она взгляд подняла…
«А, собственно, вот и Король!» - Ягуи, по поводу выхода в свет облачившийся в «чешую» идеального кроя, величавой походкой пронес мимо них всю свою ядовитую ненависть. Мэйко же в своем черном платье и напущенной скромности, по счастью, в фокус змеиного взгляда попасть не успела…
Интересной деталью, которую кот непременно отметил, оказалось наличие свиты в сопровождении Кенджи: «Ну, разумеется, Король же не может приди на банкет без своего виночерпия…» - не то, чтобы Мэймару ждал Тоши на своем «дне рождения заново», или терзался причинами, почему змей повсюду таскает бармена с собой (вкусы Кенджи казались вполне очевидными), но наличие Лучика здесь… Почему-то оживляло картину.
Проводив Кенджи пристальным взглядом в лопатки, Мэй отметил, что Тоши оставил у храма букет, по традиции принося соболезнования его, нэкоматы, высокой «родне». Да и вообще, в храме и на открытой площадке у храма было много цветов: нежные ветви снежных майских цуцудзи – традиционных цветов одиночества, неразделенной любви и печали, душистые букеты жасмина (очевидно - от Рико), пышные шапки пионов. Все это потешило душу кота…
«Ханакотоба. Стоит признать, Анаэль, отличилась!  Интересно, какой потаенный сарказм ты выражала в столь чутком подходе к моим увлечениям? Намекала на то, что теперь мои деньги можно без тени сомнений растратить на однодневные радости?? Что же, весьма проницательно, милая!» - как бы хотелось теперь заглянуть ей в глаза – в эти большие и синие, при необходимости очень «наивные», озера презрения… Однако же, беглый осмотр окружающей местности на предмет нахождения в обозримом пространстве овдовевшей Когицунэ-Нэкои не выявил.
Сдержанно поприветствовав уважаемых господ Когицунэ, ожидающих на пороге гостей, Мэйко формально представилась, приняв соболезнования от Кеичи и Спарка, и опустила букет из ликориса в вазу - на фоне белоснежных цуцудзи лепестки алых лилий вспыхнули, будто костер среди зимней равнины:
«…Это был смертный мужчина с бессмертной душой, пытавшийся спрятаться от меня в саду камелий на кровавом хаори…» - прозвучали внутри его мыслей слова, третий век то и дело всплывавшие в памяти. Ханакотоба… Красноречивое искусство молчания.
Что ж, к началу торжественных проводов все было готово. Не хватало лишь вишни на тортике…
***
- Пок-кку-ри-пок-кку-ри… - тонким бамбуковым голосом пропели подошвы изящной пары маленьких гэта, когда она появилась на сцене. В мистическом алом свечении - созданным солнечным светом, проходящим сквозь рисовый зонтик - в пышном, даже подчеркнуто пышном мофуку, под вуалью глубокой утраты Юки возникла в священных воротах.
Мэймару застыл в изумлении: «Ма-ать моя кошка! Чего-то такого я от нее ожидал… Но чтобы вот это - кажется, выражение лица в этот самый момент исказилось не так, как того от Мэймару хотела его сложная роль, но засечь это, к счастью, никто не успел.
Любившая колоритные образы Юки не удержалась от уникальной возможности примерить и на себя роль актрисы – на сей раз драматической, потому как столь вычурный траур говорил лишь одно: в лучший мир господина Нэкои провожает не только жена по закону, но и любовница…
И хотя лицо Мэйко все еще выражало смесь испуга, печали и крайней неловкости, внутренний Мэй растворился в приятности, расплываясь в «чеширской» улыбке: «Если вдуматься – то последнюю жизнь я окончил успешно. Бизнес, свой ресторан, и жена, и любовница…  Вот только кто из них... кто?» - спонтанная мысль пронеслась в голове словно молния и, наконец, оторвавшись от места, Мэйко стуча каблучками направилась к Юки – а точнее совсем незнакомой ей даме в мофуку - навстречу:
- Нэкои-онее-сан, - произнес неожиданно громкий и очень уверенный девичий голос, - я хочу разделить Вашу скорбь об ушедшем супруге. Мэймару-нии-сан был единственным, кто являлся родным мне по крови… - Мэйко закончила фразу, и мир на мгновение замер. А в следующий миг – дверь храма открылась, и во двор вышла…еще одна дама – точнее, красавица в расцвете своей свежей юности – тоже в мофуку. В таком странном образе и с новой прической узнать Анаэль было почти нереально, но Мэймару, как обычно намеренно выстроив свой абсурдный сценарий, обмануться не мог… Свою экс-жену он, конечно, узнал.

Код:
<!--HTML--><center><div class="postcolor"> <center><div style="width: 350px; height: 62px; text-align: center; background-image: url(http://s0.uploads.ru/K6uxS.png); color: #ffffff;"><br><center><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="80%" height="20"><br> <param name="wmode" value="[color=#BBBBBB][/color]"><br> <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf"><br><param name="bgcolor" value="#ffffff"><br><param name="FlashVars" value="mp3=http://cdndl.zaycev.net/44169/807629/Fl%D1%91ur_-_%D0%9F%D0%B5%D0%BF%D0%B5%D0%BB.mp3&amp;volume=50&amp;&amp;bgcolor=9b2324&amp;buttoncolor=#ffffff"><br></object>

[NIC]Nekoi Meiko[/NIC]
[STA]Another Me[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/Uapnf.png[/AVA]

+4

10

- Позвольте представиться, Когицунэ-доно. Мое имя Нэкои… - обращаясь к Кеичи, сбивчиво поясняла девчушка, которая за исключением хрупкой фигурки, пухлых лепечущих губ, да копны из чернющих волос, какую сегодня не так часто встретишь, как две капли воды походила на Мэя из клана Нэкои.  -…из Токио. Да, верно, мы с Мэймару-онии-сан близнецы… - Спарк, облаченный в парадную форму, при оружии и при белоснежных перчатках, придирчиво окинул взглядом девицу:
«Ой ли? Близнецы, не общавшиеся последнюю пару-тройку веков - ка-ак романтично! Будто внезапно попал в седзе-мангу... Я бы сказал, что ты брешешь, если бы от тебя не разило его родной е-ки. Зная Мэймару, это может значить только две вещи: либо ты новая марионетка, либо… Нет, разве это может быть просто настолько?!» - от размышлений у Спарка между бровей появилась напряженная вертикальная складка. Впрочем, кивать, соболезновать, и сохранять строгий вид это ему не мешало.
«Если же первое – то на теле у куклы должно быть клеймо. Стало быть, нужно лишь только раздеть и проверить», - он ухмыльнулся половинкою рта.  – «Или же – просто поймать и спросить напрямую. Интересно, что думает дядя по этому поводу?» - Нэкои оставила их, быстрой ласточкой проскользив в сторону гостьи, появившейся у храма в таком облачении, что нижняя челюсть у Спарка отпала… - «А это то  к-х-т~…» - главу клана Хедзо он не сразу признал, но признав – оценил маскарад по достоинству. – «Чи~ерт...» - сдвинув солнцезащитные очки на нос так, чтобы они не мешали обзору, наследник «серебристого рода» буквально впился глазами в фигуру под угольным шелком и происходящую сцену.
- Нэкои-онее-сан, я хочу разделить Вашу скорбь об ушедшем супруге… - произнесла «дабл-Мэй», мгновение назад «подобранная с пола» челюсть Спарка упала еще ниже, - «Какого…? Что за дерьмо происходит?!?»  - в этот момент дверь храма раскрылась, заставив Спарка ожить и от внезапности дернуться в сторону, пропуская во двор Анаэль. Последнюю, впрочем, пропускать он не очень спешил, аккуратно уцепив за рукав и шепнув между делом: - Отойдем поболтать? Тут у нас... В общем, есть что обсудить.
[NIC]Kogitsune Kiribi[/NIC]
[STA]Cause baby you're a firework![/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/XcJtk.png[/AVA]

Отредактировано Nekoi Mei (2017-04-09 22:38:09)

+1

11

Как сатори и надеялся, тактика "ожидания и наблюдения" полностью себя оправдала - находясь рядом с Меймару-Мейко, можно было наблюдать за явлением всех важных персон на этом "празднике смерти" во всей красе. Величественное явление змеиного лорда, в сопровождении белокурого смертного, скучающий неподалеку  принц клана Когитсунэ с его огненной шевелюрой, выделяющийся в толпе... и разумеется, безутешная (ли?) вдова безвременно (хе=хе) почившего Нэкои. И не стоит забывать явившуюся при полном параде Снежную Королеву - прекрасную Хедзо. В течении всего времени, пока новые актеры появлялись на сцене, Адзай только и делал, что вертел головой туда-сюда, чтобы не упустить каких интересных мыслей. Это увлекательное занятие мононоке так же разбавлял другими, не менее увлекательными - например, не смотреть в глаза Ягуи, чтобы не палится лишнего, а так же следить за своими лицевыми мышцами, сохраняя нейтральное выражение лица - хотя на самом деле парню очень сильно хотелось поржать. "Нет, ну вы только посмотрите на этот парад лицемерия! Цветы в подарок, да еще и со значением! Эта великолепная одежда, напоказ выставляющая "отношения", в которых "покойник" состоял с присутствующими дамами! Великолепный день! Стоит попозже поблагодарить Мэя, что привел меня СЮДА... так весело и интересно мне не было уже ооочень давно." - разумеется, внутри своего разума сатори улыбался во весь рот, не забывая, впрочем выцеживать из мыслей окружающих нужную информацию. "Ну, про то что Юки условно на нашей стороне, я был в курсе. Хотя разобраться бы, какая тут сторона "моя"... Впрочем, это позже. Сейчас надо работать. Как и ожидалось, что Когитсуне, что змеюк обдурить нелегко - они полны подозрений, и будут выискивать малейшие огрехи в игре нэкоматы... Надо бы ему напомнить об этом." - деловито подумал сатори, после чего повернулся к Мейко вполоборота, чтобы было не слишком заметно, и скосил на нее глаза. "Да, я заметил, как он вырядился... Забавно, должен сказать. Но будь осторожнее - что Змей, что этот рыжий полицейский подозревают, что ты где-то неподалеку, и будут действовать соответственно, если обнаружат наш маленький обман. Да и твоя женушка - тот еще фрукт! Так что лучше держись поближе к Юки - она проследит, чтобы ты случайно не напортачил чего... Со всем уважением, Нэкои-сан." - под конец мыслепотока, передаваемого в милую головку Мейко, Адзай изобразил на лице вежливую улыбку, чтобы несколько сгладить фамильярность по обращению к своему "работодателю". После чего добавил: "Если есть какие-то определенные инструкции, я весь внимание. Если же нет... вы позволите побеседовать с гостями? Так я смог собрать побольше полезной информации для скорого слушания." - закончив передавать свои мысли собеседнику (собеседнице?), Адзай снова занял позицию "ожидания и наблюдения", прислонившись спиной к стене одного из строений и слегка прикрыв глаза.

[NIC]Kogitsune Adzai[/NIC]
[STA]Ваша мозги - мое богатство[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/DmGJ4.png[/AVA]
[SGN]Три глаза для отмазы)[/SGN]

Отредактировано Rinnosuke Morichika (2017-02-27 16:51:45)

+2

12

"Эта замечательная череда свадебных и похоронных процессий могла бы стать приятной досуговой деятельностью", - едва слышно пристукнув тростью о камень, глава семьи Когицунэ проводил взглядом господина Ягуи Кенджи, ставшего на данном мероприятии особенным гостем с точки зрения человеческого криминального бизнеса, - "Если бы не подразумевала моего обеспечительного финансового участия".
За время своей жизни в мире людей, по их законам и правилам, старый лис сплёл не мало юридически оформленных взаимоотношений без фактического обеспечения, и почти столько же материальных сделок он осуществил без документального подтверждения - такая игра стала для Когицунэ самой интересной из всех прочих, ведь здесь ставки всегда достаточно высоки и способны вызывать настоящий лисий азарт.
"Впрочем, сочту эти расходы покупкой билета в первый ряд на уникальный трагикомический спектакль при участии самых знаменитых актёров", - мысленный монолог перекликался с настроением, но практически не отражался на внешнем поведении, на лице банкира застыла непроницаемая маска соболезнующего отца овдовевшей Когицунэ Анаэль, - "Кстати, где наша главная героиня?"
Вместо неё в поле зрения попалась другая фигура, старательно стремившаяся быть неприметной, но наконец решившая представиться. Играя отведённую ему роль, Кёичи приветственно поклонился.
- Нэкои-сан, я сожалею о своей неосведомлённости о том, что у Мэймару была кровная родственница, я непременно распорядился бы о том, чтобы Вас должным образом пригласить и встретить по прибытию, - голос не дрогнул ни на одном слове, только глаза выдали лиса, когда он переглянулся с племянником и на мгновение цвет радужки изменился с иллюзорно серого на истинный янтарный. Призрак яркой эмоции не коснулся маски, но всей своей сущностью лис словно улыбнулся, лукаво, с предвкушением. Когда он вновь повернулся к юной девушке, именовавшей себя сестрой-близнецом покойного, цвет глаз почти вернулся к серому оттенку. Почти.
- Семья Когицунэ соболезнует Вашей утрате, - сделав паузу, снова формально склонил голову и добавил чуть тише, - Можете рассчитывать на поддержку с нашей стороны.
Звучит так просто и однозначно. Сегодня, как и последние десятилетия, Дежурный Бог кажется слишком спокойным и беззаботным. Почему же, при всех возложенных на него обязательствах и упавших сверху проблем, почему он столь самоуверенно гнёт свою линию и не меняет политику правления над демоническим сообществом даже тогда, когда ситуация приближается к критической? Попросту боится потерять контроль и смиренно плывёт по течению, или же заранее знает о дальнейших событиях и потому не делает излишних движений? Ответы на эти вопросы, как и на многие другие, касающиеся истинных целей Когицунэ, не должны быть известны никому, именно благодаря этому всеобщему неведению и становится возможно поддержание власти правящего клана. Стабильность, построенная на игре в условиях хаотичного дисбаланса. Сложно? Интересно, а что об этом думал, тонко намекающий на несостоятельность нынешнего правителя, один не в меру активный кот?
"Знаешь, Мэймару, я не смогу себе представить твоё привычное поведение в исполнении этой милой особы. Будет забавно, если это и впрямь ты, собственной персоной. В чём я почти не сомневаюсь, с учётом такого очевидного сходства... но выбрать женское тело - это на тебя как-то не очень похоже", - лис решил не спешить с выводами, - "Чтож, в любом случае, нам предстоит познакомиться ближе для разрешения имущественных вопросов".
Кёичи собирался прокомментировать произошедшее знакомство в развёрнутой форме, чтобы обозначить для Спарка не только своё мнение, но и направление их общих клановых намерений, но как только он открыл рот и вдохнул, в арке красных ворот храма показалась Юки Хедзо, завороженный красотой этого момента банкир успел лишь сомкнуть губы, хмыкнуть и медленно выдохнуть, превратив свой порыв к разговору в простой старческий вздох с равным соотношением восхищения и негодования.
Чертовски похожая на печально знаменитого гробовщика сестра-самозванка естественным образом приняла прекрасную в своей скорби госпожу Хедзо за законную супругу покойного брата. Ничего удивительного и даже слишком естественно. Именно поэтому, после слов Мэйко сомнения банкира немного прибавили в своём весе.
- Как думаешь, в каком расположении духа сегодня пребывает Анаэль? - лис уже не стал скрывать свою ухмылку, сейчас, когда внимание всех присутствующих было приковано к встрече "сестры с вдовой", в этот момент Кёичи тихо произнёс своё напутствие в риторической форме. Как раз вовремя, перед появлением настоящей скорбящей жены, только совершенно бесполезно, потому что Кириби всё равно поступит по-своему, более импульсивно, чем поступил бы Кёичи в такой ситуации.
Глава Совета Джигокукай остался на позиции наблюдателя ровно до тех пор, пока на сцену не пожаловала ещё одна фигура, которую с почти равной степенью вероятности не ожидал увидеть никто из гостей.
"Ну, вот, а я даже не успел по тебе соскучиться..."
[AVA]http://s7.uploads.ru/dfluL.png[/AVA]

Отредактировано Kogitsune Kyoichi (2017-03-19 19:08:18)

+3

13

В традициях Ямамото не разбирался от слова совсем, идея с цветами ему пришла только благодаря всезнающему гуглу. Не то чтобы парня плохо воспитали, нет, добрых родителей грешно винить в таком. Скорее Тошиаки не было дела до культурного наследия предков и подобную информацию долго не удерживал в своей светлой головушке, никогда не задумываясь, что будет жалеть о своем пренебрежительном отношении. Одначе такой момент настал, как и наступают все моменты, которых совсем не ждешь: так уж устроена жизнь. Блондин сверлил прямую спину Кенджи, словно искал ответа на вопрос: что ему, черт возьми, делать с этим злосчастным букетом цветов, который он нервозно сжимал в руке?! Отдать вдове? Но не будет ли это слишком странным, ведь посыл перейдет ей? А где вообще лежит трупак кошака, может туда? Что вообще происходит?! Спина красноречиво молчала, в отличии от хозяина, которого Тоши привык слушать в пол уха, так как многого не понимал из его пространственных речей. И, судя по наблюдениям Тоши, Змея это ничуть не смущало. Мальчишка подозревал, что лучший собеседник для Ягуи Кенджи - сам Ягуи Кенджи. Прекратив пялиться на своего начальника, Тошиаки принялся оглядываться по сторонам, стараясь не слишком часто вертеть головой и не встречаться взглядом с другими гостями: а ведь это было достаточно сложно, Ягуи привлекали особое внимание.
"Может кинуть букет куда-нибудь в кусты, пока никто не смотрит? Нет... на нас смотрят почти все... Вот черт меня толкнул на покупку цветов. Ну да, хотел с умничать перед Кенджи, а теперь попал впросак!"
С каждым шагом Тошиаки начинал нервничать все более и более. Руки вспотели, нахмурился лоб. Давно спала безэмоциональная маска, которую парень старательно репетировал перед зеркалом. Не прошло и десяти минут, как Ямамото накрутил себя из-за мелочи и весь распереживался. А ведь зря. При подходе к храму, бармен смог заметить, что там лежало много цветов. Избавившись от своего букета, Тоши почувствовал облегчение, словно сбросил с себя огромную шубу великана, карманы которой набиты горами и лесами.
- Кстати!~ Чуть не забыл предупредить. На похоронах должна объявиться глава одного не слишком дружественного нам клана. И з-з-знаешь, мой предыдущий бармен как-то раз вернулся ко мне по кускам в коробке.
Шутил ли Кенджи аль говорил в серьез - Тоши не мог понять, но мурашки предательски пробежались по светлой коже блондина: он уже в какой-то момент успел забыть о том, что находится на ёкайских похоронах, и вокруг почти нет людей, разве только парочка зевак и пресса, которой все нипочем. Но если Ягуи действительно не шутил, то почему он сказал это так абстрактно? Словно каждый при знакомстве говорит: "Здравствуйте, я такой-то такой-то и я ненавижу Ягуи". Да и ненавистников явно отбавляй, судя по настороженным взглядам, которых удостаивался Кенджи. Тоши напрягся и хотел было уточнить, что же за глава такой и как он выглядит, но осекся, заметив похолодевший взгляд Короля Змей. Обернувшись, Тошиаки замер в изумлении: по лестнице грациозно поднималась удивительной красоты женщина, от вида которой перехватывало дыхание. Она была столь же прекрасной, как и столь пугающей. Парень впервые столкнулся с таким видом сводящей с ума красоты. Он не мог оторвать глаз, словно привороженный, мечтающий лишь пасть к ее ногам, потеряться в ее дьявольской бессмертной красоте. Бежать! Бежать сломя голову, крича во все горло, лишь бы сбросить с себя это жуткое наваждение. Из оцепенения Ямамото вывели неожиданные вспышки фотоаппаратов: проморгавшись, парень прикрыл лицо рукой не желая случайно оказаться в местных хрониках. Ему все еще хотелось скрыться подальше от той женщины, чтобы вновь не попасть в ее чары, как в коварную паутину... Сделав несколько неуверенных шагов, покачиваясь, Тошиаки незаметно для Кенджи потерялся в темной толпе. Не зная куда идти, он бессмысленно бродил, медленно приходя в себя.
"Что за хрень только что произошла?! Кто она такая?"
Кем бы она ни была, но столкнуться с ней вновь Ямамото точно бы не хотел, кто знает что бы он мог учудить под воздействием этой демонической силы. Надо было себя чем-нибудь отвлечь.
Ноги привели парня на памятный холм. Бездумно шатаясь меж могил, Тошиаки вновь вернул себе душевное равновесие. Здесь почти никого не было, блаженная тишина умиротворяла. Краем глаза он заприметил странную белокурую девочку в похоронном одеянии. Приглядевшись, он понял, что у нее не было ног. 
"Призрак? Держись подальше, парень, с тебя хватит проблем..."
Достаточно странно было видеть иностранку, похороненную по-японским традициям. Она безутешно плакала, содрогаясь всем тельцем. Тоши боролся с самим собой, но все же проиграл (?) эту битву и подошел к девочке.

- Здравствуй, - вежливо поклонившись, парень неловко улыбнулся - Я могу тебе чем-нибудь помочь?

[STA]Yagui mod ON[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/G0c4D.png[/AVA]

+4

14

Как долог и одновременно короток подъем по ступенькам к священному храму! Словно мимолетные крупицы человеческой жизни – оглянуться не успеешь, залюбовавшись раскидистыми садами цветущих деревьев вокруг, как путь твой окончен. Какова она, таинственная дорога судьбы, предназначенная каждому из ныне живущих? На какой ступеньке смогли позволить себе остановиться аякаси, пьющие вечность со смертью на брудершафт, и действительно ли они неподвижны на головокружительной лестнице, исчезающей в облаках? Каким был путь Меймару Нэкои, чье тело лежит теперь где-то там, в вышине, скрытое невидимым облаком лепестков, источающих весенний аромат? И как скоро закончится ее собственная лестница, ведущая отнюдь не на небеса?
Задумавшись, Юки лишила себя сомнительного удовольствия скучающе изучать количество ступеней, ведущих к храму. А потому, очутившись наверху, не сразу переключила внимание на бесчисленные объективы фотокамер, направленных на нее. Бесконечный треск вперемешку со щелчками, неуместные вспышки и тонущие в общем галдеже восхищенные стоны – все это мало интересовало хозяйку городской больницы Сакурасина, пришедшую почтить память своего давнего партнера и друга – гробовщика, прославившегося на весь город. Скрытая от беззастенчивых взглядов алой вуалью зонтика, Хедзо позволила себе оценить обстановку куда более привычного и – что греха таить, - более интересного ей общества.
Что ж, надо признать, наряд произвел на Адский совет впечатление – все, как того требовал ее план. Внимательный взгляд из-под прикрытых в изящной скорби ресниц чутко уловил внимание Спарка и Кеичи, невольно делая пометку уделить им позже внимание, зацепил ненароком Адзая позади Мейко (и все же хороша получилась кисонька-чертовка, ох, хороша!). И остановился, едва уловимо похолодев, на представителях Ягуи. Ну здравствуй, змееныш. Прекрасный, как и надлежит вычурному лидеру клана Зависти, которого она знает; одетый с иголочки, и галстук не забыл. Мы не виделись с тобой так давно, а чувства мои к тебе – словно выжжены только вчера. Многое между нами еще предстоит выяснить, господин змей. Но не сейчас, не сейчас.. Что это, неужели дурман е-ки дает иллюзию, раздваивая образ? Нет, ей не кажется – рядом с Кенджи она видит фигурку новую, незнакомую ей, хотя белокурые пряди и ангельское лицо не оставляют сомнений, мгновенно раскрывая протеже змеиного принца, обнажая того от ореола таинственности. На этот раз тебе удалось хорошо спрятать от меня свое сокровище, Кенджи-сан. Однако признаться честно, твои предпочтения не оставляют вопросов. Заметь я твою жемчужину в толпе – узнала бы и без формального знакомства. Увидев, как белокурый мальчик, пару мгновений заворожено разглядывающий ее, смущенно отвернулся и юркнул прочь, Хедзо про себя усмехнулась. Ягуи-младший не заметил, как его проводил взгляд цепких льдинок, прожигающих нежные локоны насквозь.
- Нэкои-онее-сан, - пение девичьего голоска отвлекло ее, заставляя вернуться к началу, где она застыла, словно статуя, любуясь приглашенными гостями. Помутневший было, холодный взгляд прояснился, вновь окуная в свои кристально чистые воды печали любого, посмевшего заглянуть юки-онне в глаза. Юная Мейко, ошарашившая своим внезапным приветствием, заставила беловласую гостью едва уловимо отпрянуть, непонимающе разглядывая незнакомое лицо. Пара долгих мгновений потребовалась Хедзо, чтобы оценить весь образ безызвестной сестрицы нэкоматы, и чем дольше смотрела аякаси на юркую девочку, тем больше мрачнел ее взгляд.
-Я боюсь, вы ошиблись, юная госпожа, - неожиданно тихая, надломленная мелодия ее голоса едва долетела до многочисленных свидетелей триумфально завязавшейся беседы, обещающей первое место в заголовках завтрашних газет. – Меймару Нэкои-семпай был мне очень близким человеком.. Но нас с ним связывали узы не столь крепкие, нежели брачные. Мы хорошо дружили. – На этом моменте Юки глубоко поклонилась стоящей перед ней девушке. И никто, ни единая душа, ни последний мнительный екай, - в этот момент не могли бы упрекнуть ее во лжи. Ненароком спрятавшись за зонтиком, статная женщина произнесла еще одну фразу незнакомке, теперь совсем тихо (однако же, чуткие до чужих разговоров уши без труда услышали бы ее): Он был мне как брат. Когда юки-она выпрямилась, любой свидетель мог бы поклясться, что она избегала смотреть на Мейко, словно один лишь вид человеческой девушки рождал в ней печальные воспоминания.
-Вы с ним очень похожи… - вскользь отметила снежная госпожа, одарив сестрицу Нэкои мимолетным тусклым взглядом, устремленным куда-то вперед. И один лишь Меймару смог бы догадаться, что речь здесь идет отнюдь не о внешности, а о выходках, обличающих кота слишком явно. – Госпожа Некои-сан с радостью примет ваши соболезнования, как приняла их я. Вот она, прекрасная леди в мофуку, неподалеку от нас. Если вы позволите, я провожу вас.. Прошу прощения, я не расслышала ваше имя?..
И Хедзо изящно шагнула вперед, навстречу семейству Когицунэ, предлагая следовать за собой. Гэта пропели лишь дважды – морозная дева, сделав пару шагов, обернулась к сопровождавшему ее мужчине с цветами в руках (и к Мейко, оставшейся сразу за спиной), удачно услышав его почтительное покашливание. Похоже было, что женщина обернулась на не заданный ей вопрос, который постеснялись задать вслух, но на деле подавившийся количеством е-ки вокруг смертный интересовал ее мало. Бледное лицо главы клана Похоти скрылось за зонтиком от посторонних взглядов и вездесущих объективов..
..А Меймару, смотревший на нее, мог наблюдать два горящих кристалла льда, сияющих алым пламенем. Пользуясь тем, что ей удалось скрыться от ненужных свидетелей, коих было непозволительно много вокруг, Хедзо коварно улыбнулась коту, в довесок стремительно подмигнув. Ты идеален, мой милый Нэкои-семпай, - всем своим видом говорил ее взгляд. Но будь аккуратнее, любая оплошность незамедлительно приведет нас к провалу, - предостерегли пышные ресницы, скрывшие в своей тени горящие угли страсти. Отвернувшись и притупив взгляд, гордо и достойно неся печать глубокой утраты на застывшем лице, юки-она проплыла вперед, мимо камер и зевак, направляясь на авансцену. Более она ни разу не оглянулась, решив, видимо, что ее собеседница не станет отставать.
По пути Юки Хедзо поклонилась Адзаю Когицунэ, предпочтя остаться перед псиоником безмолвной, как мысленно, так и внешне. Зацепила взглядом главу Совета и его свиту, словно бы предвосхищая свое последующее вскоре приветствие. И вновь внимание ее привлек Ягуи, терзающий, очевидно, мысли ледяной девы сильнее желаемого. Тот безмолвно прожигал ее взглядом, поднеся к уху новенький смартфон и, очевидно, выслушивающий некую важную информацию. Жаль, сегодня ты не посмотришь спектакль, Кенджи-сан. Ведь для тебя роли не предусмотрено – слишком уж велика вероятность, что ты испортишь мне весь сценарий своей не заученной как следует ролью. Они поравнялись на аллее каменных фонарей – снежная женщина и змеиный король. Враги, коим суждено нести свою вражду долгие годы, сжигая борьбой все вокруг. Два холодных взгляда встретились, вонзившись друг в друга, словно смертельный укус в поединке, словно страстный поцелуй смерти. Незримые хлысты глухо щелкнули в тишине, источая невидимые искры. И Кенджи Ягуи покинул территорию храма, поторопившись спуститься вниз.
Если бы только они были вдвоем, Хедзо скалилась бы во весь рот. Все идет идеально, и теперь принца ждет долгая прогулка по Сакурасину. Все, как она хочет. Весь ты принадлежишь мне, Ягуи, и твои информаторы, и ты сам. И белокурое сокровище твое будет вскоре моим. Позволь мне. Хотя бы сегодня. В знак памяти о моем друге. Мейко в момент встречи двух заклятых «друзей» ненароком – по случайному стечению обстоятельств, разумеется,  – оказалась скрыта от змея алой каймой рисового зонта, надежно спрятанная от нежелательных глаз. Их ждет еще немало испытаний. Но как минимум одно из них можно считать выполненным.

-Мое почтение, госпожа Нэкои-дзеси, Когицунэ-сама.. – беловолосая пропела знакомые имена вдовы и племянника Кеичи, поклонившись им двоим. – Я соболезную вашей утрате. И скорбь моя созвучна вашей, ведь я потеряла близкого друга. – Еще один поклон, теперь уже не такой глубокий. Тон – нейтрально-вежливый, вразрез с пожалуй даже излишне почтительным обращением. Не с Анаэль ей сейчас нужно вести беседу, не Спарка радовать изяществом танцующих движений. Юки внезапно почувствовала нечто чужеродное неподалеку, и новое чувство, никак не вписывающееся в ее планы на сегодня, заставило ее оглянуться на Кеичи, тоже словно ждущего чего-то. Предоставляя возможность вдове самолично познакомиться с новоявленной родственницей почившего нэкоматы (не представлять же самолично сестрицу, которую имела честь узнать всего пару минут назад!) и напоследок изящно поклонившись черноволосой куколке, Хедзо предпочла удалиться, направившись к общему цветнику неподалеку от храма. Столько мертвых цветов. Любил ли Мей-мей срезанные букеты? Или предпочитал им раскинувшиеся на шелковой глади хаори белоснежные сады, в которых она нашла его однажды?..
Приняв из рук бледного смертного огромный букет (тому все равно пришлось поддерживать цветы, которые просто не умещались в утонченных руках юки-оны), хозяйка зимы чинно возложила его чуть поодаль от остальных, предлагая уделить цветам отдельное внимание. И бог знает какие мысли одолевали беловолосую красавицу в этот момент, но с сопровождающим своим она попрощалась рассеянно, задержав взгляд на озере невинных камелий на земле. Прикрылась от солнца зонтиком, украдкой стерла предательскую слезу и остановилась, наконец, рядом с новым действующим лицом в ее спектакле.
-Когицунэ-семпай. – легкий и изящный поклон. Сейчас движения ее стали словно более расслаблены (хотя, никто не смог бы упрекнуть снежную деву в недостаточном уважении к лису – поклонилась она ему едва ли не до середины груди, что позволила себе сделать разве что с Мейко пару десятков минут назад). Сохранившая некое подобие нейтрально-вежливых отношений с дежурным аякаси, именно рядом с ним сейчас предпочла остаться хитроумная глава клана Похоти, словно рядом с ним было надежнее. Помолчала некоторое время, вновь используя незатейливую магию собственного зонтика, спрятавшую две фигуры от посторонних взглядов. И тихо, теперь уже действительно тихо произнесла, надеясь, что разговор их останется инкогнито:
-Кеичи-сан.. Меймару не давал о себе знать? Он жив? Вопросительный взгляд. Прямо в глаза старому лису, глубже в его таинственную душу, навстречу желанному ответу. Слишком прямой он, этот взгляд, но не слишком невинный – Хедзо обеспокоена, и обеспокоена всерьез. – Он ведь.. Он должен был сказать. Теперь она перешла на шепот, и спокойный тембр ее голоса сбился бы, не держи она себя с достоинством, присущим королевской крови. Он должен был предупредить меня и прийти. А не посылать вместо себя ее.
Оглянувшись и не оставляя главе совета ни малейшего повода усомниться в правдивости своего волнения (прислать вместо себя какую-то девчонку и ничего не сказать главной союзнице – где это видано!), Хедзо с недоверием взглянула на новоявленную родственницу Нэкои.. Пока не поймала в поле зрения новую фигуру, заставшую умолкнуть на полуслове.
Вот это сюрприз.
[STA]I'll bleed you resurrected[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c639329/v639329209/70b3/efbU96OnxeA.jpg[/AVA]

Отредактировано Hedzo Yuki (2017-04-05 00:47:18)

+4

15

На Памятном Холме незаметно пролетают дни, года и столетия. Протяжная песня ушедших над этим обрывом звучит непрестанно. Мерзнет незрячее сердце, не может согреться оно даже в пламени памяти. Каких-то пять лет назад, или же десять – все одно, сущая малость для Вечности…

Код:
<!--HTML--><a href="null"><img src="http://s7.uploads.ru/qOMLw.png" class="illustration_right"></a>

На каменной насыпи – свежий букет хризантем. Высокая могильная плита, покрытая сеточкой трещин, выделяется среди прочих других не только лишь дорогим белым мрамором, но и непроизносимыми слогами нездешнего имени, которое на нем высечено: Циммерманн Гертруда… Кто она? Та ли, чьи голые кости не согрелись даже в жаркой печи? Та ли, что безутешно рыдает над мрамором? Незримая, потерявшая все цвета и надежду… Бледная, как дневная беззащитная тень? Или другая? Вторая, живая и теплая, ждущая по обратную сторону времени…?
Обычно случается так, что не екаи приходят к живым – это живые, по долгу традиции, или путем любопытства, или даже нелепой случайностью порой навещают умерших. А последние что? – тут тоже бывает по-всякому. Но, как бы там ни было, мертвые ждут… Время и прах – это все, что осталось у них.
Вот так, по счастливой, или не очень, но точно случайности к мертвой девочке и явился довольно разговорчивый гость из живого и полнокровного мира: - Здравствуй, - произнес этот юноша вежливым, доброжелательным тоном,  - Я могу тебе чем-нибудь помочь? – Герда, перестав громко всхлипывать, обратила лицо на него, изумленно расширяя глаза – прозрачно-синие, блеклые, словно акварельный рисунок, умытый дождем. – Ты… - где-то там, в пустоте этих глаз вспыхнул трепетный лучик надежды. Видишь меня?!? – или то было лишь отражение света в глазах ее гостя? Кто знает, но юрэй потянулась к нему – незнакомому светловолосому юноше, и свету, что он ей принес – выставив тонкие полупрозрачные ручки навстречу, будто желая обнять незнакомца. – Прошу, подожди! Ради Богини, не спеши уходить… - она явно соскучилась в одиночестве своего ожидания и, наконец, осознав, что собеседник воспринимает ее потустороннюю сущность, не могла его просто так отпустить. - …Там, на холме! Там сегодня хоронят Мэймару-онии-сама…? Там! – она указала рукой в направлении Храма, - Там должна быть моя сестра – Грета…

[NIC]Gertruda[/NIC]
[STA]По другую сторону зеркала[/STA]
[AVA]http://sa.uploads.ru/fwARe.png[/AVA]

Отредактировано Nekoi Mei (2017-03-26 21:20:43)

+2

16

-… Я хочу разделить Вашу скорбь об ушедшем супруге. Мэймару-нии-сан был единственным…
Какая милая фраза, а главное насколько уместна на похоронах. Вот только сказана она была не тем, не тому и совершенно не вовремя. Сначала удивленный взгляд настоящей вдовы скользнул по лопаткам черноволосой девицы, что так злостно ошиблась, а после переключился на причину ошибки. Брови вдовы удивленно взметнулись вверх.
«Это что еще за…»
Ошеломленно замерев на пару секунд Наэль абсолютно нескромно таращилась на… любовницу? Ничего другого о женщине в столь глубоком трауре на ум не приходило. Женой она ему точно не была, родственницей не приходилась, а по друзьям так не горюют. 
Выйдя из оцепенения нахлебница пришла в себя, а точнее вышла. Дамочка в мофуку вызвала в девушке бурю негодования. Почему организовывать этот цирк пришлось ей, а почивать на лаврах будет другая?! И плевать что это похороны, главным действующим лицом привлекающим внимание должна быть вдова, не непонятно кто! В голове темноволосой появилось непреодолимое желание пойти и спустить соперницу (ли?) с лестницы. И она пошла. Здравый смысл явно устал и решил отдохнуть, сознание заволокло пеленой гнева, даже непонятно откуда взявшийся холодок, пробежавшийся по спине, ее не остановил. Зато остановил тот, кто знал нрав Анаэль достаточно хорошо. Аккуратно, но настойчиво, ее потянули за локоток заставляя остановиться. Резко развернувшись, дабы испепелить нахала взглядом и высказать все что о нем думает, девушка запуталась в полах собственного мофуку. От падения пришлось спасать, вцепившись в того, кого еще секунду назад хотелось проклясть.
- Да, - едва слышно прорычала вдова, впиваясь ногтями в плечо Спарка, - обсудить есть что.
Звук цокающих гэта раздался совсем близко. Выпрямляясь и убирая руки от «брата», вдова нацепила маску отрешенности – лучшее что она смогла изобразить в своем крайне нестабильном состоянии, и повернулась к подошедшим.
«Стерва.»
Поклонившись главе клана Хедзо, Наэль благоразумно решила рот не открывать, ибо на языке крутилось лишь парочку слов, и все нецензурные. Незачем усугублять и без того неловкую ситуацию. Ну была у Мэймару любовница, и что с того? Мало ли в чьей постели околачивался этот наглый кошак. Глянув на Спарка и быстро отведя взгляд, вдове пришлось прийти к неутешительному выводу - сама не безгрешна.
Лишь проводив испепеляющим взглядом медленно удаляющуюся фигурку Юки Хедзо, внимание нахлебницы привлекло странное недоразумение, уж слишком напоминающие покойного.
«Ну и кто ты? Дочь, сестра, бывшая жена? А может, как и та с которой ты пришла -любовница? А, впрочем, все равно.»
- Прошу меня простить, - поклон, чисто формальный, дабы не возникло вопросов и лишних претензий, - нам с… братом нужно поговорить.
Не дожидаясь ответа Наэль аккуратно потянула Спарка за рукав в сторону административного здания.

[AVA]http://sd.uploads.ru/Hd4IZ.jpg[/AVA][NIC]Nekoi Anael[/NIC][STA]La viuda[/STA]

Отредактировано Anael (2017-03-26 01:31:26)

+2

17

– Тебе следовало пригласить меня в город полгода назад. – голос мягкий, обволакивающий и почти осязаемо теплый. Как ласковые волны моря в июльский полдень, как нежность матери. Двухдневное молчание наконец-то было разрушено. Именно столько времени главе клана Кирихара, отсутствовавшей в городе последние тридцать лет, понадобилось для изучения накопившихся за это время отчетов. Захлопнув папку с последним из них, Йоши-сан отложила её на заднее сидение автомобиля, который, мерно шурша колесами, вез их на праздник смерти в честь скоропостижно скончавшегося недавно Нэкои Мэймару. Не самые худшие декорации для того, чтобы заявить о своем возвращении. Достав из бардачка зеркало, женщина завороженно осмотрела собственное отражение: волосы, что цветом подобны смоли, скромный макияж по случаю траура и ярость под пушистыми ресницами. Заговорила вновь, продолжая мысль:
– Дни человеческие коротки, но за минувший год обезглавленными остались два клана Совета. Каждый в этом городе еще помнит трагедию в Ханабата-мачи, связанную с пробуждением Доронума Сакуи, скорби полны глаза людей. Грязные лапы Ягуи Кенджи... – здесь взгляд скользнул по собственным рукам, изучил идеальный маникюр с прозрачным лаком для ногтей, – и его «мята». Травят человека, травят ёкая. А вишенка на торте – «охотники на демонов» под самым нашим носом. А у Яриямы...
Тонкие пальцы касаются совершенной кожи, совершенных губ. Ей нравится смотреть на себя. Многим нравится смотреть на неё.
– Знаешь, я чувствую себя так, словно на десять минут оставила детей в доме одних, а вернулась к пепелищу. Хотелось бы знать, куда смотрит чёртов старик Кёичи. –  от воспоминаний о дежурном боге Сакурасина внутри с новой силой закипела злоба. Что, впрочем, ни разу не отразилось на интонациях. Зеркальце было убрано, – Но отпуск пошел мне на пользу, как думаешь?

Код:
<!--HTML--><a href="null"><img src="http://s8.uploads.ru/t/WTOpY.jpg" class="illustration_right"></a>

Машина наконец притормозила у храма в Китсунемори. Покинув её, женщина замешкалась, вытаскивая из багажника букет цветов и провожая серыми глазами покидающего это место блондина. Тот прижимал телефон к уху и был достаточно увлечен беседой, чтобы не заметить брюнетку и её спутника. Наркобарон Ягуи. Змеиный король собственной персоной. Вот как? Ну что ж, с тобой я поздороваюсь позже. Не он сейчас волновал её мысли, ведь у Яриямы...
Белоснежные хризантемы в руках как символ чистоты и скорби. Без пошлого целлофана, обнаженные. Только вот для кого эти цветы, по кому эта скорбь? По Нэкои Мэймару ли? Или по одному из тех (ёкай, человек - есть ли разница?), кто покинул этот мир полгода назад? А может по упущенному времени?
Хрупкая рука на миг замерла, потянувшись к волосам, извлекла из них ленту (о, как они рассыпались, водопадом расплескались!). А затем обвязала той тонкие стебли.
– Идём, Канрю?
Чёрное кимоно, отсутствие украшений, за исключением бусинок жемчуга в ушах — за этим не скрыть царственности, не спрятать величия. Осанка достойная королей и походка легкая, едва касаясь земли. Не умение, дар! Поднявшись по ступеням (сколько же их? И сколькие по ним ступали?), представители одной из наиболее влиятельных семей города оказались на территории храма. И взгляды! И взгляды! Вот хозяйка зимы Хедзо Юки замерла на полуслове, заметив прибывших. А вот глава совета Джигокукай Когицунэ Кёичи смотрит в их сторону. И представители газет, журналисты, которым предусмотрительно шепнули на днях, что принести соболезнования старинному другу своей бабушки, потерявшему зятя, приедет сама наследница рода Кирихара. Дивитесь, дивитесь! Йоши под вспышками камер подобна разомлевшей на солнце кошке, но ни один мускул не дрогнет на лице. Уж она лучше всех знает, как держать себя на публике, какую эмоцию продемонстрировать жадным зрителям в тот или иной момент.
«Ах! Как похожа на покойную Йоко-сан!» — заговорят завтра старики, и в чьих-то сердцах затеплится надежда, что, продолжая семейную традицию, эта статная женщина возьмет город под свою опеку. И вновь наступят спокойные времена.
— Ваше имя Кирихара Йоши? Вы ведь внучка...
— Кирихара-сан, не согласитесь ли ответить на пару вопросов?
— Прокомментируйте, пожалуйста...
Мягким движением выставив перед собой руку, она предотвратила лавину людского любопытства, норовившую обрушиться, поглотить. После чего со скромной улыбкой ответила всем окружившим её журналистам разом:
— Я с удовольствием пообщаюсь с вами чуть позже, но сейчас, боюсь, не лучшее время и место.
Хочу сейчас! — крик капризного, жадного до внимания ребенка внутри. Ведь для этого поколения людей у нее были приготовлены замечательные легенды. Не терпелось.
Тем не менее, ни одной секунды больше не уделила тенши работникам пера, молча прошествовала сквозь людскую массу, разглядывая забытые лица. Кто? Племянник Кёичи, кажется, чуть повзрослел, а рядом с ним, вероятно, вдова, что в знак траура обрезала свои волосы. Кто? Отчего же кажется она смутно знакомой? Оттого, что встречались более тридцати лет назад или, быть может, оттого, что буквально на днях она видела её фотографию в одном из отчетов с пометкой «разыскивается»? Удаляются вместе, оставляя стоявшую неподалеку молодую брюнетку в одиночестве. Её в списке предполагаемых гостей, что услужливо составил для Йоши секретарь, не было. Кто может знать об инциденте у Яриямы? А еще тот невысокий блондин, он вроде бы из клана Когицунэ. Многие собрались здесь, чтобы проводить в последний путь владельца похоронного бюро. Какая ирония! Но Кирихара, в отличие от многих, не находила это забавным, как не находила забавным и обстоятельства смерти нэкоматы. Было досадно, было стыдно.
Подойдя к храму, она цепким взглядом осмотрела возложенные цветы. Видимо многим есть, что сказать тебе, Мэй. Что же до меня... Твои поступки не слишком умны. Вспоминалось, как провожали ту, другую кошку. Белые, словно под цвет её шерсти, хризантемы она тогда выращивала сама, вкладывая в них частицу себя. Кажется, это у вас семейное. Интересно, что бы Тиё сказала на этот счёт. Оставив букет рядом с другими, она поставила точку в этом нелепом прощании. И вновь устремила взор в толпу, пытаясь найти того, кто сможет снабдить её нужной информацией, дать объяснение тому, о чем говорилось в письме. Выбор был сделан в пользу старого друга (друга ли?), к нему она и направилась.
— Когицунэ Кёичи-сан, моё имя Кирихара Йоши, я много слышала о вас от бабушки. Кажется, мы встречались, когда я была еще ребенком, — почтительный кивок, — Дом Кирихара скорбит над вашей утратой. Можете рассчитывать на нашу поддержку.
А вы, вероятно, Хедзо Юки-сан, —
кивок учтивый, — Неоценим ваш вклад в благополучие города. Позвольте выразить моё восхищение. Если вдруг больнице или вам лично что-либо понадобится, вы всегда можете обратиться к нашей семье.
Тепло улыбнувшись женщине, тенши вновь переключила свое внимание на старика.
— Когицунэ-сан, понимаю, сейчас не самая подходящая обстановка, но наши семьи всегда были тесно связаны. И нам с вами, полагаю, есть, что обсудить.
Надежно был спрятан подтекст, ни словом, ни жестом не выдала она себя под этими острыми вездесущими людскими взглядами.

[NIC]Kirihara Yoshi[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/I7irO.jpg[/AVA]

+6

18

"Полгода назад, м?" - Канрю, почти не ожидавший прерванного молчания, но не показавший, что его застали врасплох слова главы клана, ещё несколько секунд продолжал смотреть на дорогу, словно тишину в салоне автомобиля ничто не нарушало. Мягкой холодной волной очищал собственные мысли, слишком плотно занятые тем, о чём никому не стоит думать даже как об абсурдном предположении. Ещё секунда, и он повернул голову к главе, отрывая взгляд от дороги. Не целиком, как повернул бы обычный смертный человек - лишь в пол оборота, кося на Йоши солнечно-жёлтыми глазами. Это была плотно прижившаяся привычка того, чья голова венчана рогами, способными от неловкого движения разбить стекло, пусть сейчас они были и не видны. Да и длинный и густой высокий хвост не способствовал резким движениям головой.
- Кто мог ожидать, что десятилетие принесёт одну трагедию за другой, - произнесённые спокойным, вибрирующим, как темнота вокруг горящего костра, голосом слова были своеобразным ответом. Сразу и сожалением о происходящем, и причиной молчания заместителя главы клана всё это время. - Тем более, вы не оставляли распоряжения вызывать вас. Случись что-то всерьёз непоправимое... - Канрю оставил фразу не законченной, но её смысл был понятен. Да, за последнее время случилось больше происшествий, чем то, что не создавало бы беспокойства, но беду учинял не их клан, а значит, не им и отвечать за эти проблемы. Что же до смерти глав...
"Пошло ли бы что-то иначе, знай я полгода назад?.." - мысли вернулись к захватившей разум Канрю теме неуклонно. Сейчас было совершенно не время об этом думать. Рядом с ним была Йоши, и это была уже самая весомая причина закрыть не касающиеся больше никого размышления за плотной дверью и посвятить внимание грядущей церемонии.
Совершенно пустой церемонии - вся эта смерть была если не фарсом, то досадной неприятностью, раздутой до масштабов города. Похороны как сомнительное развлечение, пригодное, тем не менее, для того, чтобы дать многим из медленно живущих древних существ пролить свет на свои нынешние дела и мотивы. Канрю был чуть более, чем равнодушен к пустому мёртвому телу, которое сегодня должны были пышно хоронить - его интересовали только живые, но проблемы в том, чтобы посетить мероприятие он не видел. Тем более, до определённой степени он ещё и был публичным человеком.
- "Охотники"... Вот об этом я волнуюсь, глава. Им не стоит существовать, если позволите моё мнение, - не слишком ли явно Канрю воздержался от конкретных комментариев по другим темам? Может, и так, но говорить о них Канрю не слишком хотел, и его природа была слишком честной, чтобы строить свои слова, полностью завися от того, какое впечатление ему выгодно произвести. Чтобы замаскировать эту неловкость, он, вновь оторвавшись от дороги, повернул голову сильнее, прямо и внимательно глядя на главу, оценивая с должной долей уважения - как на пользу пошёл отпуск блистательной, притягивающей взгляд тенши. - Определённо на пользу, Йоши-сан.
Конечно же, она была прекрасна, и глаза полу-дракона внимательно ловили каждую деталь её неотразимости. Нежный цвет кожи, аккуратные изящные руки, густые ресницы... Она без сомнения посвежела за те несколько десятков лет, что он её не видел. Вот только впечатлить Канрю своей красотой она бы не смогла. Как, впрочем, и любая другая сияющая нечеловеческой притягательностью женщина. Канрю сам имел нечеловеческую притягательность, вкупе с драконьей кровью превращающуюся в инструмент воздействия. И чаще именно как инструмент он это и использовал. Сейчас же, на фоне своей главы, он казался почти... невзрачным. Но Канрю нравилась сдержанность. Приличествующее случаю чёрное кимоно - он выбрал традиционную одежду, хотя чаще на публике появлялся в костюме - выделялось лишь тёмным, почти сливающимся с тканью узором, длинные волосы были привычно завязаны в хвост, ярким глазам недоставало характерных для его истинного облика красных теней.
Тенши-дракон вышел из машины следом за женщиной, выдержанным движением закрыл дверцу, забрал из багажника второй букет. Для ёкаев они были главой и её заместителем, но сегодняшнее торжество привлекло, конечно же, не только бессмертных, но и смертных, а для них связи между Кирихарой Йоши и Кирихарой Канрю не было и не могло быть. Кроме того, что и говорить, для смертных он носил иное имя, никак не связанное с семьёй вечного мэра Сакурасина. Каким бы бумажным театром ни была жизнь среди смертных, она требовала соблюдения своих правил, и среди них судья города не мог быть родственником мэра. На правилах зиждилась вся их жизнь, выдуманных или настоящих. Защита этих правил прослужила Канрю смыслом жизни целых триста с лишним лет, стоило продолжать уважать их и теперь.
"Как ни посмотри, они остаются гарантом той жизни, в которой большая часть из нас родилась. Не думаю, что этот мир стоит менять", - букет в руках Канрю был нарочито сдержанным, но безукоризненно соответствующим. Он поднимался по ступеням вслед за Йоши на таком же безукоризненно соответствующем расстоянии.
Какая ирония - рождённый не любителем интриг и подлости, Канрю замечательно чувствовал себя в водах формальности, вплоть до того, что редко когда над приличным этикетом ему приходилось специально задумываться. Это делало его вежливым, но не излишним, а статус позволял ему относиться к этому легко.
Как он и думал - у храма толпились люди. Репортёры, неизбежные для любого события, привлекающего мало-мальское внимание. Лишняя шелуха для Канрю - он бы с удовольствием их избежал, но перед ним была Кирихара... и её взгляд на внимание прессы совершенно точно отличался.
- Господин судья..! - взявшись сопровождать главу, он вынужден был дождаться, когда она напьётся ажиотажа репортёров, лишённый возможности в рамках приличий воспользоваться шансом обойти толпу и отправиться к более достойному обществу.
- Полагаю, что сегодняшнее событие - не подходящее время и место для интервью, - Канрю прикрыл глаза на секунду и, когда открыл их вновь, отвечая назойливому репортёру прямым пронизывающим взглядом, вложил в этот секундный контакт харизму со спрятанной в ней тенью подавления воли. Его глаза из просто жёлтого стали янтарными, наполнившись притягивающими взгляд красками, плечи словно расправились, хотя его осанка всегда была идеальной, узкий подбородок поднялся вверх. Он был не таким, как смертный, стоящий перед ним. Он был на совершенно ином уровне. И имя ему было в это мгновение - Гордыня. Перечить ему не смог бы ни один смертный. Но голос его, низкий и бархатный, остался прежним. Он был самим собой, лишь пустил часть своей сущности вовне. - Прошу прощения.
С этими словами он отвёл взгляд, по-прежнему сверху-вниз с высоты своего роста глядя на людей, и прошествовал сквозь кучку смертных следом за удовлетворённой своей порцией славы главой. Бумажный театр сегодня заставит её лить зеленоватые ручьи бесполезных слов знакомства, ведь формально почти ни с кем из присутствующих "юная внучка" не знакома. Это было почти традиционно - Канрю помнил прошлый такой спектакль, словно это было вчера. Для него же все присутствующие здесь были давно знакомы и ожидаемы, их он видел на советах достаточно часто, чтобы, будь он менее терпелив, считать это слишком частым. Некоторых он встречал и чаще.
Букет лёг к другим, жест Канрю был ровным, без тени возможно положенной скорби. Но что смысла скорбеть о живом? Ведь Нэкои Мэймару был прямо здесь, на этой скорбной церемонии.
- Когицунэ-сан, сочувствую вашей утрате, - к главе Совета и главе клана Хедзо Канрю подошёл вместе с Йоши. Поклонился вежливо, но неглубоко, приветствуя человека, которого уважает, но от кого независим, - Эти дни выдались поистине неспокойными. Но уверен, приезд Кирихары Йоши-сан станет лишь первым солнечным лучом, - слова, произнесённые безупречно ровным тоном, можно было прочитать как выражение радости от появления главы клана Кирихара. Но можно было понять их и иначе. Канрю поднял голову, чтобы встретиться с Когицунэ Кёичи взглядом. Буквально на несколько секунд, не дольше, чем естественно.  - Добрый день, Хедзо-сан, - не менее уважительное приветствие для главы ещё одного клана, - Примите мои соболезнования.
Хедзо Юки была прекрасна, и вместе со стоящей рядом Йоши они были завораживающе красивы, дополняя друг друга. Пожалуй, если бы Канрю сказал это вслух, обе могли бы обидеться, и он совершенно этого не хотел. Покуда от него было мало толку в этой встрече, ведь на глазах у смертных лишь приветствия могут быть сказаны вслух, он предпочёл оставить в компании прекрасных дам Лиса, самому же принести свои соболезнования той, кто, единственная, возможно, действительно скорбела в этот день. Хотя, наверняка судья сказать не мог. Извинившись, он сделал шаг назад, отходя, и направился к стоящей неподалёку в одиночестве девушке.
- Здравствуйте, - он остановился в полутора шагах от "сестры" и поклонился, слегка улыбаясь из-под упавшей чёлки. Не радостно - доброжелательно. И незаметно для всех, кроме девушки. - Соболезную вашей утрате. Моё имя - Сингэн Канрю.

Отредактировано Kanryu (2017-04-10 13:27:12)

+5

19

Осыпаемый вспышками света от камер газетчиков, Мэймару не дрогнул, ни на секунду не изменившись в лице, которое выражало протяжную грусть. Взгляд «бедной родственницы», словно искавший поддержки в чьем-то созвучном состоянии души, был направлен на Хедзо, которую воля пластичного слова Мэймару так ловко обратила в Нэкои, и дерзко вплавлялся в нетронутость синего льда…  Женщина снега опять на мгновенье застыла, чтобы оценить и понять ход напарника в этой сложной игре. Но ненадолго – не боле того, чтобы это могло показаться кому-то чрезмерным.
«Только бы не переиграть…» - лица обеих участниц приветствия были печальны, однако же, в глубине этих глаз красновато-коньячного цвета, Юки могла рассмотреть, как где-то там, за зеркальной поверхностью грусти, заливается смехом Мэймару. Быть может, от этого взгляда юки-онна поспешила укрыться за тонкой бумагой зонта?
Для зрителей, впрочем, этот жест мог казаться естественным шагом, щитом оголенному чувству – сестра… Образ, как будто в насмешку столь близкий к тому, что навеки утрачен:
- Вы с ним очень похожи… - замечание это заставило Мэйко едва ощутимо смутиться, следом за настоящим смущеньем Мэймару, и отступить на полшага. Взгляд вновь упал на проклятые туфли, текстуру которых нэкомата за сегодняшний день сможет, пожалуй, изучить досконально.
- Простите, госпожа! – прошелестели испуганно девичьи губы, - Не Вам пристало извиняться… Моя вина! – вторя движениям снежноволосой красавицы, но при этом безбожно теряя присущую Юки изящность и плавность, девушка также согнулась в поклоне, резко сломавшись, как тонкая веточка, в талии.
Хватит ли столь яркой сцены для постановки, разыгранной в жанре трагедии? Юки сочла, что достаточно, поспешив проводить обретенную в горе «сестру» по утрате, туда, где ее соболезнований ждали меньше всего. Достаточно ли…?
Мэй ~… - ветряным колокольчиком, провожающим душу «почившего», прозвенел оторвавшийся (или оторванный?) слог, без второго такого же. - Мэйко… Это имя - мы делили его на двоих, но теперь – оно только мое*.
О, было больше, чем просто достаточно! И Юки об этом дала ему знать: «Что ж, теперь возвращаемся в тени… Порой, и цунами положено стать тихим морем над затопленным островом. Верно?», - вот только зрителей становилось все меньше и меньше. Мэймару, хотя он упрямо старался не смотреть на Ягуи, не смог не заметить как изворотливо – пожалуй, как умел только он – Кенджи утек сквозь толпу по ступеням. – «Ну, тем спокойнее… Хотя, я отдал бы пару жизней взамен, чтобы знать, что конкретно тебя отвлекло. Ох, не к добру это! Знаю».
Проследовав за Юки к административному зданию, рядом с которым рыжеволосый хранитель закона о чем-то шушукался с майской розой в ее чинном трауре, нэкомата покорно пропустил где-то рядом с ушами формальные фразы приветствия и, подняв тихий взгляд на «вдову» с ее «братом», уже был готов произнести что-то вроде: «Нэкои-нее-сан, простите мне такую оплошность…» - но фраза так и осталась на полураскрытых губах.
Наэль, верно к удаче для Мэя, на «сестру» и не глянула – столь яркий образ сумела создать юки-онна: «Юки, ах, милая Юки!» - вопреки неуемному желанию посмотреть на Наэль с укоризной, нэкомата старался отвести свой пылающий взгляд от лица экс-супруги, но зато, изогнув брови домиком, что лишь больше придало его новой маске схожести с прежним лицом, внимательно посмотрел на заклятого друга. Спарк, кажется, чувствовал здесь себя как хозяин… Если не жизни, то уж города точно: «Кхм~м, не только во мне так открыто мелькает семейное сходство», - но что замышляет Кириби, и какие идеи возникают у него в голове, Мэймару не дали понять. Знакомство «родни» было прервано столь нетактично, как только сумела Наэль, не затевая открытых скандалов… Что же, лезть в пламя Мэймару не станет. В конце-концов, кроме Наэли и Спарка здесь еще много кем можно заняться… Проводив взглядом «золотую» парочку, Мэйко потерянно возвратилась к созерцанию площади перед молельней и, чтобы на всякий случай не привлечь к своему одиночеству цепкого взгляда Кеичи, занялась приведением букетов – еле теснившихся в вазах из-за большого количества – в подобающий вид.
Бледные руки заботливо тронули сочные лилейные стебли, отодвигая другие букеты аккуратно в сторонку: «Лилии столь благородны, что им не престало томиться в такой тесноте…  Но они так чисты, до того совершенны, что их не уличить в недостатках…»  - еще раз окинув придирчивым взглядом распушившийся крупный букет, глаз некоматы зацепился за желтый, несущий укор цвет гвоздик, - «Ты ли это, сэмпай?» - молчаливое обращение к Кенджи, в силу обстоятельств, унеслось в пустоту, - «…не тебе укорять меня. Я разочарован не меньше. И когда же тебя так увлекло мое старое безобидное хобби?» - чтобы Кенджи интересовался цветами? Такого Мэймару не помнил. Оставив букеты в покое, Мэйко тихо побрела в неопределенную сторону. В мысли как-то пришел образ Тоши, но, при повторном обзоре площадки оказалось, что и Лучик куда-то исчез, но зато… Появились уж точно нежданные гости!
Кто же это? Кто это снова в сверкании вспышек? Женщина-лилия. Мэйко лишь видела, как скользнули по плечам  в черном шелке, гладкие реки волос, как повеяло свежим и тонким ароматом цветов, когда Йоко, коей в Сакурасине сегодня никак не могло находиться, опустила в свободную вазу букет хризантем… - «Верно, и правда неладны дела!» - даже мельчащие мышцы лица у Нэкои в этот момент стали камнем, кажется, Мэйко даже забыла дышать. Но Кирихара, направившаяся прямо в сторону Ке, словно и вовсе ее не приметила. Это было не так уж и плохо…
- Здравствуйте, - это приветствие прозвучало весьма неожиданно для засмотревшегося на Кирихару Нэкои, и потому даже вздрогнув, он посмотрел снизу вверх (в силу роста) на мужчину, который ему был уж точно знаком, но был просто обязан остаться до этой минуты незнакомцем для Мэйко.
- Сингэн-сан, - ответила Мэйко брюнету уверенно, - Благодарю за поддержку, и мне действительно жаль, что минута знакомства с Вами совпала с такой скорбной датой… Мое имя Мэйко. Нэкои. Мы с Мэймару-нии-сан родились в один день но, по воле богов, уходить будем порознь.
* - после смерти почившему принято давать новое имя, чтобы не тревожить его дух
[NIC]Nekoi Meiko[/NIC]
[STA]Another Me[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/Uapnf.png[/AVA]

Отредактировано Nekoi Mei (2017-04-10 09:20:10)

+2

20

- Оп… - подавшись в сторону Наэль, буквально повисшей у него на плече, Кириби едва успел вспомнить, что на мероприятиях подобного рода не стоит никого обнимать (особенно скорбящих вдов) и, вновь придав лицу серьезность, выпрямил спину, вернув себе достойный вид. Тем более что эффектно упасть Анаэль не грозило, да и больший позор после виденной сцены было непросто придумать... Тем временем Хедзо в сопровождении подозрительной куклы, назвавшейся Мэйко, направлялась в их сторону. Стоило выглядеть подобающим образом.
«А наша-то куколка оказалась весьма обаятельной – вот и Хедзо уже на ее стороне! Впрочем, при таком ярком выходе, и в ее ситуации - было бы впору обзавестись покровителем… Что ж, Юки довольно недурственный выбор…» - он учтиво кивнул на приветствие Хедзо, - Не печальтесь так глубоко, Хедзо-сан. Нэкои-сэмпай был другом и мне, а моей сестре – мужем. Он так любил жизнь… Думаю, он не был бы рад видеть Вас грустной, - эти дежурные фразы в речи Спарка, не казались бесстыжими, хотя именно таковыми и были. Потаенное было надежно укрыто во лжи, смерть Мэймару была любопытнейшей фикцией, и в своем поведении наследника Серебристого рода ничто не смущало. – «Но что-то смущает меня в этом желании юки-онны ославиться… Для чего этот фарс… И наряд? Чтобы просто задеть Анаэль?! Эй, Кошак, что за глупые шутки?»
Надо заметить, что если все это произошло неслучайно, а было заранее подготовленной шуткой – то она удалась! Бессмертная рядом с Кириби едва не дымилась от гнева, метая в Холодную молнии взгляда. Вот только внутренняя напряженность Юки смотрелось весьма натурально для шутки, о которой бы ее предупредили заранее... Скорее напротив – предупреждать ее кот ни о чем не спешил. – «Неужели даже ее этот кот умудрился надуть? А братишка хорош, признаю! Любопытненько…» - краешки губ произвольно потянулись в улыбку, но куснув себя сам за губу, Спарк вернул себе горестный вид. Юки-онна же, не задержавшись надолго, направилась поприветствовать дядю. Вполне ожидаемо.
А вот кукле Мэймару даже слова не дали, хотя Спарк даже ждал, как она собирается ладить с раздраженной Наэлью: - Прошу меня простить, - отрезала бессмертная, так, будто следом желала добавить, - «Не пойти ли Вам лесом?» - Спарк кинул любопытственный взгляд на молчаливую новую родственницу, но внезапно напоролся на такой сильный взгляд, от которого мурашки пошли по спине: «Эй, Кири-тян~» - пропел в голове голос Мэя. Кукла смотрела в упор, в скорбной гримасе изогнув свои черные брови, лицо у нее было бледное, как полотно, а глаза - будто угли. Словно Мэймару смотрел на него сквозь эти, чужие, глаза: чем нежнее ухмылка и дружелюбнее тон, тем безумнее страшные мысли! – «Может и вправду – сестра?» - пожалуй, он был даже рад, что Наэль потянула его за собой, избавляя от необходимости разбираться в устройстве этой странной персоны.
- Видела? – стоило им с Анаэль оказаться внутри, лис вцепился в нее, как ребенок в любимого мишку. - Эта новая кукла какая-то жуткая*…  Она представилась сестрой, но честно говоря, как-то верится смутно, что она – нэкомата. Думаешь, для чего он ее подослал? Почему скрылся из виду? – выдохнув, он почувствовал, как внезапно нахлынувший страх отступает. Ладони нашли свое место на талии, плотно перемотанной оби. Нужная мысль потерялась, уступив свое место размышлениям на побочные темы:  –Я же говорил – незачем это все было. Европейские платья тебе больше подходят, но дядя… Знала бы ты, как мне все это вообще надоело! – стянув с руки перчатку, он аккуратно поправил заколку-кандзаши, едва державшуюся в остриженных волосах Анаэль. – Что теперь будем делать, малышка?

* Дурной глаз

Дурной Глаз – способность Мэймару; при прямом зрительном контакте нэкомата может накладывать на жертву оцепенение. Ощущая необъяснимый страх, а иногда и мучаясь жуткими видениями (их содержание от нэкоматы не зависит, жертва просто вспоминает самый ужасный момент своей жизни), цель просто не может сдвинуться с места. В данном случае – действие слабое, поскольку Спарк довольно сильный мононоке, а эффект больше психологический.

Нэлке для вдохновения (и посмеяться):

Код:
<!--HTML--><center><div class="postcolor"> <center><div style="width: 350px; height: 62px; text-align: center; background-image: url(http://se.uploads.ru/2vhjY.png); color: #ffffff;"><br><center><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="80%" height="20"><br> <param name="wmode" value="[color=#BBBBBB][/color]"><br> <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf"><br><param name="bgcolor" value="#ffffff"><br><param name="FlashVars" value="mp3=http://cdndl.zaycev.net/131252/351859/%D0%A2%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D1%8C+%D0%93%D0%BD%D0%B5%D1%82+%D0%95%D0%BB%D1%8C_-_%D0%92%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%8C%D1%8F+%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%BB%D1%8C.mp3&amp;volume=50&amp;&amp;bgcolor=9b2324&amp;buttoncolor=#ffffff"><br></object>

[NIC]Kogitsune Kiribi[/NIC]
[STA]Cause baby you're a firework![/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/XcJtk.png[/AVA]

Отредактировано Nekoi Mei (2017-04-10 08:58:41)

+1

21

Кёичи меланхолично проводил взглядом своего наследника, когда тот без лишних слов бросился разруливать скандально опасную ситуацию. Сам он вмешиваться не собирался, наоборот, с удовольствием посмотрел бы на разъярённую Анаэль, словно это могло как-то компенсировать ему натуральную растрату семейных средств «любимой дочерью».
Когицунэ стоял спиной к молельне и слушал ровный монотонный голос Косусуги, так он мог видеть всех пришедших гостей, но пока наблюдал исключительно за поведением Кириби.
«Такие разные», – подумал кацунэ о своих племянниках, едва заметно хмурясь на сцену спасения Анаэль от падения, – «Впрочем, это не удивительно, как и мы…» – буквально почувствовав на себе чужое пристальное внимание, он бросил недовольный взгляд на Адзая, – «А ты что здесь делаешь, отшельник?»
Игра в «гляделки» закончилась так же быстро как началась, сатори отвёл взгляд, а кицунэ недовольно фыркнул и тоже вернулся к наблюдению за дальнейшим развитием событий театральной похоронной драмы.
«Сестра» и «любовница» обменялись соболезнованиями и ничего особенного не произошло, кроме того, что Ягуи Кенджи решил покинуть зрительный зал после этой скорбной сцены.
«Слишком занят своими делами? Понимаю, но~» – Кёичи снова нашел взглядом Адзая и привлёк его внимание простым способом, слегка ослабил подавляющий контроль над собственной энергией, выпустив её часть на свободу. Да, это могли почувствовать все присутствующие ёкаи, ну и пусть, всё равно каждый спишет это на скверное настроение Старейшины или ещё какую-нибудь надуманную причину. Тем временем сатори впрямь среагировал и снова встретился взглядом с кицунэ.
«Ты мне нужен. О цене договоримся позже», – кратко и лаконично, при односторонней ментальной связи это был почти повелительный монолог, – «Проследи за Ягуи Кенджи, меня интересует, что именно так беспокоит нашего наркобарона. С ним был человек, хм, личная записная книга. Прочти по возможности. Благодарю».
Когицунэ проводил взглядом коротко кивнувшего Адзая, затем бегло оглядел всех присутствующих гостей и вернулся к наблюдению за Юки и Анаэль, попутно тщательно припрятывая свою торчащую, словно хвост из-под хаори, ё-ки.
Спектакль оказался совсем не интересным. Пресса сразу же ухватилась за наблюдаемые факты, чтобы раздуть большой скандал, якобы всколыхнувший всё светское общество города. Стоит ли говорить, что так называемому светскому обществу по большому счёту всё равно, что думает о нём жёлтая пресса? Ах, да, это только банкир может пренебречь этими пустословными речами в газетах, возможно, как раз потому, что он никогда не опускался до манипуляции людьми через такое средство информационного воздействия. Для того, кто способен укрыть город массовой иллюзией это так мелочно. Как ни странно, не любит лис журналистов, потому по возможности игнорирует. Он уже поработал на свой авторитет в городе, теперь его авторитет работает на него. Всё просто.
– Хедзо-сан, – взаимный приветственный поклон, тяжело опираясь на трость, обеими руками. Кёичи играл свою роль старика так же безупречно, как делает это в своей «человеческой» деловой жизни, сейчас он не скрывал свой облик иллюзией, он находился именно в своей «рабочей» форме, так что не только для людей, но и для аякаси он выглядел именно так – восьмидесятилетним стариком. И, безусловно, Кьюби был очень терпеливым, чтобы находиться в этом облике столь долгое время.
– Жив он. Что ж ему сделается? – с уверенным прямым взглядом, он ответил утвердительно, но без конкретики, хотя на самом деле лишь вопросом на вопрос, – Юки, я удивлён не меньше тебя. Но если кот, который гуляет сам по себе, не хочет ставить нас в известность, значит у него есть на это причины. Меня больше беспокоит вопрос, кто займёт его место в клане, если он и правда решит отойти от дел по любым угодным ему причинам.
Смерть в эти причины входит. Однако, Старейшина Совета просто не поверит в факт смерти Некои Мэймару при таких вот несуразных обстоятельствах, нет, это слишком просто и глупо.
– Что касается его «сестры», – Когицунэ бросил косой взгляд на юную кошку, – Он никогда не говорил о ней, но будем считать, что это действительно его сестра.
Постановил спокойным и тихим тоном. Можно было подумать, что он правда верит в историю Некои Мэйко, однако он не говорил этого, он сказал, что «будем так считать». Лис не всегда уделял внимание каждому слову, отпущенному с языка, примерно до шестисот лет он позволял себе говорить совершенно абсолютную ложь со всеми оттенками красивой лицемерной лести, но позже ему это наскучило, он давно перестал получать удовольствие от такого грубого обмана. Недосказанность и незаметное искажение правды – вот каковы его нынешние предпочтения.
Впрочем, за первое из своих предпочтений он сегодня получит.
«Йосино…», – произнеся мысленно это имя, Когицунэ старался вложить в интонацию внутреннего голоса всё своё нытьё, чтобы на лице его осталась только радость от долгожданной встречи, – «Как же ты не вовремя».
Кёичи был даже рад, когда журналисты окружили Кирихару словно стая каркающих ворон, по крайней мере, это дало ему время на то, чтобы перестать прижимать уши – именно такое у него возникло ощущение, хотя ушей на голове не было. Нет, он вовсе не боялся этой прекрасной аякаси, он просто терпеть не мог её заунывные нотации о том, как правильно нужно управлять городом. Ну, она же у нас мэр, верно? Вот себе пусть управляет. Людьми. Но не демонами. Всё было прекрасно, пока она занималась делами людей Сакурасина и не лезла в дела демонов этого же города. Последнее случалось всё чаще, а сегодня у неё даже был веский повод.
С появлением Йосино начинался очередной спектакль, но уже под другим названием – «возвращение любимого мэра». Теперь Кёичи и самому придётся принимать участие в представлении для прессы.
Первым выразить свои соболезнования подошел судья Сингэн Канрю. Очередной поклон в исполнении банкира был взаимно уважительным, медленно и с едва заметной дрожью в руках, сжимавших рукоять трости.
«Первым солнечным лучом, говоришь», – встретившись взглядом с правой рукой главы клана Кирихара, тихо фыркнул, совсем так по лисьему, недовольно, словно ему неприятен запах предстоящего разговора, – «Ну-ну, вижу, что тебе она уже всё высказала».
Когицунэ переглянулся с Хедзо, словно мог бы найти в лице одного из лидеров якудза некую моральную поддержку в разговоре с блюстительницей правопорядка, но потом взял себя в лапы и сдержанно улыбнулся подошедшей ближе и по сценарию представившейся Кирихаре Йоши.
– Приветствую вас, – ответил таким же кивком головы, не утруждая себя лишний раз, коль юная леди тоже не стала строго следовать классическим традициям поклонов, – Вы стали так похожи на вашу бабушку… Время неумолимо, – теперь он выглядел как обычно, такой же уверенный в себе, каким был до появления главы клана Кирихара. Ей можно было позавидовать, только эта представительница мира демонов была способна вызвать у Старейшины такую реакцию. Всё дело в том, что они слишком хорошо друг друга знают, практически с детства. Наверное, их можно было бы назвать друзьями, если бы Кьюби хоть кому-то доверял достаточно хорошо, чтобы повернуться спиной.
– Да, это верно, – старик в очередной раз окинул взглядом всех гостей и стаю журналистов и решил, что может оставить их без своего присмотра, – Признаться честно, я немного устал, здесь слишком шумно… Буду рад, если вы проводите меня к святилищу. По пути мы сможем поговорить.
Банкир протянул внучке бывшего мэра правую руку, чтобы она могла взять его под локоть, в левой руке он держал трость и опирался на неё. Кёичи перевёл взгляд на Юки, раздумывая, как будет выглядеть для прессы это приглашение, но в очередной раз пришел к выводу, что мнение людей его волнует меньше всего.
– Хедзо-сан, если вы хотите, то можете присоединиться к нашему разговору…
Как только здание молельни скрыло Когицунэ от лишних глаз смертных, он перестал прихрамывать и ровнее выпрямил спину, продолжая неспешно идти с Кирихарой к храму богини Инари.
– Я благодарен тебе за возможность сбежать оттуда, – кицунэ довольно усмехнулся, но встретившись взглядом с тенши, снова будто прижал уши, как-то это легко читалось по его энергетике, да, он и не пытался скрывать эту выразительность, незачем ведь, – О чём именно ты хочешь поговорить?
[AVA]http://s7.uploads.ru/dfluL.png[/AVA]

Отредактировано Kogitsune Kyoichi (2017-05-01 15:04:05)

+1


Вы здесь » Адское Сообщество » Здесь и сейчас » [17.05.2015] «И жил грешно, и умер смешно»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC